alikhanov (alikhanov) wrote,
alikhanov
alikhanov

Category:

День рождения Лизы Алихановой - моей тети. Сегодня ей исполнилось 103 года.

сканирование0002

Лиза Алиханова - моя тетя - 1932 год декабрь - в рубке океанского корабля на пути из Германии в США.
Размер фотографии 3х2 см.


Из книги Ивана Алиханова "Дней минувших анекдоты" -

032
В 1911 году у моих родителей родилась дочь, точная копия моего отца, названная, по немецкому обычаю тремя именами Елизавета Александра Мария fon Gonop, после чего супруги приехали в Тифлис, где Елизавету крестили еще раз (фото 32), и она имела двойную фамилию — баронесса fon Gonop-Алиханова. Фамилия «Gonop» осталась только на этом документе .



Однако вернемся в 1923 год. Стояние на коленях и молитвы не принесли успеха. Наша квартира из одиннадцати комнат понравилась Лаврентию Берия, и он вселился в нее, «приватизировав» заодно и нашу мебель. Берия был человек небольшого роста, с пролысиной, ходил в пенсне, носил галифе, косоворотку с поясом. При ходьбе несколько задирал голову.

033
Дом где жил Берия.

Этажом выше в трехкомнатной квартире жил сотрудник персидского посольства. Отец ему отказал, и мы вселились в эту квартиру .
Мой наивный, почитывающий Маркса, отец написал прокурору Грузии жалобу на Берию, в которой сетовал на то, что у его семьи отобрали-де не «средства производства» (как это следует по учению основоположников), а мебель, картины, ковры, библиотеку и прочее. Видимо, не знавший еще, что собой представляет Берия, прокурор (если мне не изменяет память, по фамилии Тиканадзе) посчитал реквизицию незаконной. Тем временем, моя очень демократичная мать, считавшая распределение земных благ поровну справедливым деяньем, успела «подружиться» с Ниной — женой Берии, стала учить ее немецкому языку и обмениваться гастрономическими сувенирами (у нас даже одно из блюд получило название «лобио а ля Берия» - разваренная фасоль, которая была так наперчена, что никто из нас есть ее не мог). Мама показала Лаврентию Павловичу резолюцию прокурора. Берия усмехнулся и разрешил забрать кое-что из ненужной ему мебели, чтобы было на чем сидеть, есть и спать, и сказал: «Можете жаловаться на меня дальше. Остальное я оставляю себе».
Тогда на семейном совете было решено пойти к председателю ЦИК Филиппу Махарадзе. Он встретил мою мать очень любезно, осведомился, дома ли супруг и как его здоровье, здоровы ли дети... А в заключение он сказал: «Значит так: муж дома, здоров, дэты дома, ви я вижу прэкрасно виглядитэ, и ви еще жалуетес на Берия?»

034
(фото 34).


Зимой 1926 года к нам в гости из Германии приехала мамина младшая сестра Эльза. Она была крупная, но в отличие от мамы, весьма некрасивая. Муж ее был врач. Детей у них не было. Оценив ситуацию в нашей семье, она предложила моей старшей сестре Лизе переехать к ней в Германию. Мама с радостью согласилась, что впоследствии, долгое время, среди родственников вменялось ей в вину. Так моя сестра Лизочка оказалась в Германии в качестве прислуги родной тети.
читать

054
Лилли Германовна в Германии с дочерью Лизой - 1930 или 31 год.

Однажды Александр Яковлевич позвонил домой по вертушке, которая стояла в спальне (чего он никогда раньше не делал), и сказал: «Лилли, мы едем». Мама сразу поняла, кто это «мы». Когда она услышала звук открывающейся двери, то с перепугу спряталась в столовой за портьеру. Сталин обнаружил ее и сказал: «Хозяйке не следует прятаться». Мама вышла из-за портьеры и вконец растерялась - за спиной Сталина стоял Берия. К удивлению мамы, он сделал вид, что впервые ее видит, и представился: «Лаврентий Павлович!»
Сталин сказал: «Что за пустынный дом. Зовите всех сюда!» Было воскресенье. Бичико, работавший в охране Шверника, приехал навестить отца.

С ним приехал и муж его сестры Тамары — Гиви Ратишвили. Мама очень скупо рассказывала об этом событии. Она запомнила, что Сталин говорил, что грузины столь же воинственны, как и немцы. Даже грузинское приветствие «гамарджоба» означает «с победой». Затем Сталин коротко расспросил маму о ее детях. Началось застолье, и Сталин обратился к Саше с вопросом:
— Что же твоя хозяйка невесела?
Саша объяснил, что ее дочь находится в Америке, и жена опасается ухудшения отношений СССР с Америкой.
— Не беспокойтесь, Лилли Германовна, — сказал Сталин, — это хорошо, что она уехала из Германии.
Затем была долгая пауза. Все молчали, и ждали, что же скажет вождь.
— Я думаю, нашим противником будет именно Германия...
Это было сказано в мае 1940 года, за год до «вероломного» нападения. Значит, Сталин предвидел, что будет война с Германией.
Так запомнили этот разговор моя мама и Бичико, который оставил об этом сталинском посещении воспоминания, недавно – к сожалению уже посмертно - опубликованные.
После этого, поистине государственного визита, у моей мамы осталось тревожное чувство. Она была уверена, что Берия намеренно ее не узнал – ведь они были многолетними соседями по тифлисскому дому Алихановых. К сожалению, это роковое предчувствие не обмануло мою маму…

Шел 1940 год. Уже был подписан пакт Риббентропа-Молотова, закончилась война с Финляндией. После окончания военного факультета Института физкультуры, я получил звание старшего лейтенанта и был направлен в Орджоникидзе начальником строевой подготовки военного училища связи. Мой брат Миша был призван на срочную военную службу , сестра Лизочка перебралась из Германии в Соединенные Штаты. Сам Сталин одобрил переселение моей сестры, сказав, что войны с Германией не миновать.


Глава 17

Знак судьбы

Борцовские дела часто призывали меня в Москву и, как правило, я останавливался у своей сводной сестры Тамары на улице Горького, 6, с семьей которой у меня сложились самые теплые, родственные отношения.
15 марта 1953 года, приехав на соревнование, я опять поселился у них.
В те годы вдоль улицы Горького, которая, наряду с Арбатом, являлась «правительственной трассой», от каждого столба к столбу сутки напролет ходили филеры. Для связи с управлением КГБ почти в каждый столб были вмонтированы телефоны. Когда звук зуммера призывал филера к аппарату, он открывал имеющимся у него ключом дверцу и получал необходимое указание.
Однажды, еще до войны, мне довелось убедиться в оперативности этой связи. Мы вместе с Александром Яковлевичем были в Тушино на воздушном параде, который обожал Сталин, и любовались грандиозным зрелищем. После его окончания парада отчим поехал с вождем, а нам с братом разрешил воспользоваться своей персональной машиной, но с условием, что мы не будем следовать по белой полосе сломя голову (т. е. по центру улицы, как ездили правительственные машины). Распоряжение Александра Яковлевича мы шоферу не передали. И едва мы открыли дверь и вошли в квартиру, как тут же зазвонил телефон: отчим в обычном своем стиле выговорил нам, мы его ослушались – связь работала.
На следующее утро – т.е. 16 марта 53 года - в квартиру вошел здоровенный детина в штатском. Напомню, что квартира эта была расположена в доме с рестораном «Арагви», а окна выходили на Моссовет. Через некоторое время весь пустынный тротуар улицы Горького заполнился такими же бравыми людьми. На проезжей части перед были построены в сплошную шеренгу военные, а затем перед ними, в качестве линейных — чины КГБ. Предстояли проводы безвременно умершего в Москве Клемента Готвальда. Гроб на лафете с впряженными в него двумя парами коней открывал траурную процессию.
За гробом двигались члены политбюро: Берия в пенсне, Хрущев, Микоян, Каганович, Молотов, болезненно толстый Маленков, Андреев, Шверник, одним словом, вся мрачная и грозная группа, которая в те дни как раз боролась за наследство Сталина.
Вдова Готвальда ехала в открытом ЗИСе несколько сзади с правой стороны. На дистанции примерно в двадцать шагов от сталинского политбюро шло каре партийной и государственной элиты. Далее, на некоторой дистанции, двумя колоннами, между которыми двигались ЗИСы с открытыми капотами, шествовало множество людей рангом пониже.
У каждого человека, идущего в траурном шествии на совести было немало предательств, преступлений, убийств. Тогда я, конечно, не подозревал, что не пройдет и четырех месяцев, как все они, разделившись на своры, обвиняя во всех смертных грехах, перегрызут друг другу горло. А пока это была монолитная «сталинская гвардия» и единый с ней «народ».
Я поинтересовался у пришедшего к нам посетителя-опекуна, который следил, чтобы мы не очень приближались к окнам, почему у машин открыты капоты. Оказывается, у ЗИСов на первой передаче перегревались моторы…
Теперь то, слава Богу, спустя еще сорок лет нам совсем недолго осталось ждать: по прогнозам Горбачева наша страна станет вот-вот законодательницей мод в автостроении. Что за традиционная блажь была у наших партийных боссов - обещать к определенному году райские кущи: Хрущев к 80-му году обещал коммунизм, Брежнев к 2000 году — всем по квартире, ну а последняя развесистая клюква социализма - всем по две «Волги». На этом нелепом обещании это диковинное растение и засохло на корню …
Спустя несколько месяцев после похорон Готвальда в Филях был тренировочный сбор для участия в Студенческих играх в Будапеште. Мы с моим приятелем Вахтангом Кухианидзе (который когда-то работал в тире КГБ, чистил оружие и, по его словам, обучал Берию стрелять) отправились в здание СТО (Совет Труда и Обороны) подавать заявление по поводу улучшения жилищных условий. Вахтанг вместе с семьей жил прямо на трибуне тбилисского стадиона «Динамо» в комнате, куда была обращена задняя сторона больших часов. Вахтанг рассказывал, что еще будучи в Тбилиси, Лаврентий Павлович обещал ему помочь с жильем. Вахтанг он очень надеялся, что он быстро получит квартиру.
И надо же было такому случиться, что прямо на другой день после подачи заявления, вся страна узнала, что Берия хотел реставрировать капитализм в СССР, и поэтому арестован.
Все это я рассказал, как говорится, «A pro pos» (кстати), чтобы заключить одной фразой: в те годы мне очень часто приходилось бывать в Москве, и я селился у близких родственников, никогда у них временно не прописывался, хотя это и было необходимо делать согласно действовавшим тогда, да и сейчас правилам. Находясь на спортивный сборах, я большей частью жил у Тамары или у Бичико в «Сером доме на набережной», где к тому времени у Бичико была огромная, метров 150 полезной пощади, трехкомнатная квартира.
В начале лета 1955 года я привез в Москву команду самбистов. Разместились мы в одной из гостиниц ВДНХ, и я в первый раз временно прописался я в Москве.

И это оказалось знаком судьбы - потому что с начала хрущевской оттепели моя сестра Лизочка из Америки стала интенсивно разыскивать свою пропавшую семью.

Когда моя мама в 1932 году поехала в Германию, Лизочка уже самостоятельно добывала себе на хлеб, жила отдельно и имела немецкого жениха, примерно такого же, какой был в свое время у мамы. Мать подарила Лизочке бриллиантовую брошь и, благословив, отбыла в Тифлис.
Живя своей, в общем-то сложной судьбой, мы, мальчики, мало интересовались жизнью сестры, никогда не писали ей писем, разве что к маминым приписывали слова привета.
После прихода в Германии к власти Гитлера, вовремя сообразив, куда поворачиваются события, Лизочка – вслед за теткой и ее мужем, бросив своего жениха, на пароходе добралась до США.
Вскоре в Соединенных штатах Лизочка вышла замуж – за убежавшего из Германии Зикберта Лазара и у них родилась дочь Карин. Это было последнее, что еще до войны - мне было известно о судьбе моей сестры.
Много позже муж моей сестры Зикберт Лазар рассказал мне, что он воевал на Первой мировой войне и был артиллеристом на русском фронте.
- Однажды, нам стало известно, что на следующий день будет объявлено перемирие. А нашей батарее был дан приказ - ранним утром отстрелять весь имеющийся боезапас по русским позициям. Ночью я вывинтил из снарядов взрыватели, - рассказал мне Зикберт, - и таким образом спас много русских жизней. Если бы это раскрылось, меня бы расстреляли.
Зная Зигберта, я совершенно убежден, что он рассказал правду ( фото 91 ).
Всю Первую мировую войну Зикберт Лазар в солдатском ранце носил учебники по медицине, и сразу же после окончании войны окончил медицинский институт и стал врачом. В Америке он подтвердил свой диплом и проработал врачом всю свою жизнь.
Итак, в 60-х годах моя сестра стала посылать в СССР письменные запросы, которые власти оставляли без внимания. Наконец, отчаявшись получить вразумительный ответ, Лизочка приехала в 1955 году в Москву и подала заявку в адресное бюро - киоски с такими бюро были тогда на всех центральных площадях столицы. Она составила запрос на четырех человек: Александра Яковлевича, маму, Мишу и меня. Мамы не было в живых уже 14 лет, Миша 10 лет назад погиб на фронте, Александр Яковлевич умер 7 лет назад – но Лизочка не знала об этом.
И вдруг в адресном бюро ей дали справку о том, что изо всех ею разыскиваемых родных имеются данные, что ее брат Иван сейчас проживает в гостинице «Ярославская». К тому времени соревнования самбистов уже закончились, я уже отправил команду в Тбилиси, а сам задержался в Москве у Тамары. Лизочка с Зигбертом остановились в гостинице «Центральная», т. е. жили мы менее чем в полукилометре друга от друга.
В «Ярославской» гостинице моей сестре сказали, что Алиханов выбыл.
- Куда?
- Этого иностранцам знать не положено!
Никакими уговорами ей не удалось поколебать бдительности администратора. Лизочка вернулась к себе в «Центральную», обливаясь слезами.
- Что с Вами? — спросила ее одна из сотрудниц бюро обслуживания.
Лизочка объяснила ситуацию...
- Я сейчас все улажу, — утешила ее девушка. И тут же по телефону узнала мой тбилисский адрес.
Какой удивительный случай. Какое фантастическое везение. Какое чудесное совпадение! Какое счастье! Спустя 35 лет моя сестра нашла меня!
Конечно, Лизочка пыталась бы и дальше разыскать нас. Но где искать? Ведь до войны все, кроме меня, жили в Москве, а я жил в Орджоникидзе, но и там, конечно, уже никто не знал, существую ли я еще на белом свете или нет.
В то лето 55 года из Москвы я отправился прямиком на Черное море в поселок Лоо, где на даче жила моя семья. Возвратившись после отпуска в Тбилиси, мы нашли на полу у нашей двери распечатанный заграничный конверт. Это было письмо Лизочки. В нем моя сестра просила меня в случае, если я получу ее послание во время, срочно приехать в Чехословакию – по расписанию туристической поездки они пробудут в Праге 10 дней. О, западная наивность – в те годы подавать на разрешение на загранпоездку простому советскому человеку надо было за полгода – только прохождение характеристики подписанной «треугольником» - (директором, парткомом и секретарем профсоюзной организации) через соответствующие инстанции, занимало не меньше трех месяцев.
В наше отсутствие получили письмо соседи, которые считали нас своими врагами, и отнесли его в КГБ. Там письмо прочли и сказали, чтобы оно обязательно было вручено адресату. Опять повезло! Ведь соседи могли просто порвать и выбросить это письмо. Но коль скоро письмо было зарегистрировано в КГБ, выбрасывать его было уже нельзя.
Что же делает советский человек, получивший письмо от сестры-американки? Он идет туда же - в КГБ. И я пошел.
— Я всегда писал во всех своих анкетах, что связи со своей сестрой не имею, ее адреса не знаю. Но вот неожиданно пришло письмо от моей сестры, и появился ее адрес. Как мне теперь поступить? — руки я, конечно, держал по швам, вес перенес вперед на носки, как бы в ожидании команды «шагом марш!».
- Напишите ответ, - чекисты разрешили мне переписку с сестрой.
Получив «добро», я написал ответное письмо
Так началась новая, важная, светлая полоса жизни всей нашей семьи.

091
Зикберт, Саша, Лиза, Ваня 1961 год, Сочи - сестра и брат встретились после 35 лет разлуки

Фото утраченной родни -
http://alikhanov.livejournal.com/77011.html

Российское Купеческое собрание - на Коренской ярмарке и в Фонде Славянской письменности и культуры
- http://alikhanov.livejournal.com/97798.html

Софья Алиханова - Тамамшевы - Пондоевы - Ласкари - Константин Худадян
http://alikhanov.livejournal.com/106876.html

Выставка в Апрелевке - "Купцы и благотворители России"
http://alikhanov.livejournal.com/116541.html

Открытие выставки "Купцы и благотворители России" в городе Электросталь -
http://alikhanov.livejournal.com/151368.html

Алиханов Иван Михайлович -
http://alikhanov.livejournal.com/254234.html

"Промышленники и благотворители России" - выставка в Славянском фонде - февраль-март 2009 г. -
http://alikhanov.livejournal.com/72801.html

Братья Беренсы - глава из книги Ивана Алиханова "Дней минувших анекдоты..." -
(двоюродные братья Лизы) -
http://alikhanov.livejournal.com/77629.html

"На качелях власти. Пропавшие жены"- канал "Россия-1" снимает телефильм о судьбе моей бабушки
http://alikhanov.livejournal.com/82238.html

http://www.skyrda.ws/94965-na_kachelyah_vlasti_propavshie_zheny_2011_satrip.html
с 20-ой минуты о судьбе моей бабушки.
http://yandex.ru/yandsearch?lr=213&text=%22%D0%9D%D0%B0+%D0%BA%D0%B0%D1%87%D0%B5%D0%BB%D1%8F%D1%85+%D0%B2%D0%BB%D0%B0%D1%81%D1%82%D0%B8.+%D0%9F%D1%80%D0%BE%D0%BF%D0%B0%D0%B2%D1%88%D0%B8%D0%B5+%D0%B6%D0%B5%D0%BD%D1%8B%22&csg=0%2C1458%2C35%2C1%2C0%2C1%2C0

Е.А.Беренс, И.М. и К.М. Алихановы, Ф.И. Шаляпин, Лилли Германовна Фегельке и А.Я. Эгнаташвили-
http://alikhanov.livejournal.com/80786.html

Старый Тифлис - фотографии из книги Ивана Алиханова "Дней минувших анекдоты..."
http://alikhanov.livejournal.com/86509.html

Вечная слава Михаилу Алиханову! (родной брат Лизы)
http://alikhanov.livejournal.com/34734.html

Семейные фотографии - 1876 года и 50 лет спустя - Иван Алиханов "Дней минувших анекдоты..."
- Александр Исаевич Солженицын прислал письмо моему сыну, в котором он написал: «…я почерпнул горькие страницы летописи вашей семьи»
Воистину - горькие!
-
http://alikhanov.livejournal.com/90847.html

Торжество открытия и освящения -
http://alikhanov.livejournal.com/91235.html

О себе и семье
http://alikhanov.livejournal.com/290005.html
Tags: 20 век, Дней минувших анекдоты, Иван Алиханов, Лиза, история, семья
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments