alikhanov (alikhanov) wrote,
alikhanov
alikhanov

1985 г. - "Живу в стране на агитпоездах, всегда в пути, точнее, на путях..." - 1-25. Стихи, поездки.

1.

* * *
Привет, девятый класс!
Куда-то торопясь,
Заехал я в Торопец.
В округе - тьфу ты пропасть!
Такая слякоть, грязь,
Что хочется пропасть...
Но ваших лиц свеченье -
Есть встреча во спасенье.
Девятый, лучший класс,
Меня на этот раз
Спас.

Нечерноземье.



2.
* * *
Зима, зима! - На юг, за птицами вослед!
Но только от зимы и можешь убежать, -
Все тот же ряд актрис, и корешки газет, -
Ты видел только их, так нет - смотри опять.

Покажется - вся жизнь один большой тираж,
А все дома вокруг - один и тот же блок,
Повторенный стократ...
Нет, это просто блажь,
А разница была, и стерлась под шумок.

Тбилиси.

3.
* * *
Живу в стране на агитпоездах, -
Всегда в пути, точнее, на путях.

И пусть окно мне застит товаряк,-
Леса, равнины вижу я и так.

Я комсомолом поднят спозаранку,
И по райцентру или полустанку

Спешу в общагу, в школу и в ДК, -
Вы вспомните меня наверняка!
Тбилиси.


читать

4. КОСАРЬ

Больше не будет стариц на Припяти,
Кажется, и повороты спрямят.
Словно от гордости, грудь свою выпятив,
Черный буксир потянул земснарад.

Что же далась нам река заповедная,
Если на древних ее берегах,
Жизнь полусонная, глупая, бедная
Вновь оставляет людей в дураках.

Ты здесь ума набирался, состарился,
Всех режиссеров наезжих мудрей -
Так почему же народ здесь составился
Только из третьих одних сыновей?

"- Столько нас здесь шельмовали и грабили,
Что же теперь объяснишь опосля..."
Снова ты косишь, работаешь граблями, -
В пойме ничейная вроде земля.

И утешение сердцу отважному -
Велосипед, прислоненный к стогу,
И притороченный чайник к багажнику.
Ночь скоротаешь ты на берегу.

А жеребенок с челкою пегою,
От паровоза отставший тогда,
Здесь, как и прежде, бежит за телегою -
Цвикает грязь, и сияет звезда.

5.
* * *
Гроза в океане - и чувство беды,
Смятенье невольно меня охватило.
Но жизнь приспособилась к свойствам воды -
Вода ни на гибель меня породила.

Пусть волны навстречу ветрам грозовым
Из темных провалов бросаются рьяно -
Я верю воде, я водою храним,
Соленая кровь моя - часть океана!


6. БЛАЖЕНСТВО БЕГА

Все б хорошо, да вот одна забота -
Вдруг краткин показался срок земной.
О, бег трусцой, подобие полета, -
И годы остаются за спиной!
Дуб показался из-за поворота,
вот крона проплывает надо мной
Шумящей, езкой тучей грозовой, -
И я бегу в просторы небосвода!

Мне не поспеть за скоростями века,
И большинства открытий не понять,
И никого уже не обогнать.

Но крылья мне дает блаженство бега!
И хватит мне сполна и дней, и лет,
И вечна жизнь, и смерти больше нет...


7. СОНЕТ О ФАНТАСТИКЕ

С какой надеждой - двадцать лет назад, -
Проглатывая за ночь три романа,
Я поднимал к поблекшим звездам взгляд,
Жалея, что родился слишком рано!
Рукой подать, казалось, до Плеяд.
И надышавшись прозы, как дурмана,
За пеленой предутренней тумана
Я видел непонятный аппарат...

Но с пустотой не возникала связь, -
Вдоль времени металась мысль пытливо,
И дотянулась до Большого взрыва,
И сразу же за ним оборвалась...

И толку нет в космической затее -
Мир оказался проще и скучнее.

8.

***
Жизнь продолжается неторопливо -
Бабочки рваный полет вдоль обрыва
Так же неспешен;
Так же заброшен дом этот старый,
В красном саду появляются пары
Черных черешен...


9. РЕПАТРИАНТ

Он продавал арбузы под навесом,
И о футболе толковал со мной.
Посталкогольным оглоушен стрессом,
Попойкой ли своей очередной,
Он заводился - надо и не надо -
Вот бестолочь! - и сразу возникал,
Не понимая нашего расклада, -
Как кур в ощип, в Россию он попал.
Но чемпиона называл заране,
Хоть за чемпионатом не следил:
Пеле он видел, был на «Маракане»,
И он в футболе посвященным был.



10.

***
Неизбывна дорог твоих слякоть,
Неоглядна полей благодать,
Все несчастья твои не оплакать,
Всех злодейств твоих не оправдать.

Слова к песням твоим не прибавить,
Не означить заведомый путь,
Всех героев твоих не прославить,
Всех загубленных не помянуть.



11.

***
Налетел на город град -
Убегаю - с ног сбивает,
Водостоки забивает,
Листья с ветками летят!

Белыми волнами бьет -
Фонари летят в разлет!
Град берет пол-тона выше -
В оспинах капоты, крыши -
Кажется, асфальт прошьет!

Нет, природа не сдается -
За себе еще она
Постоит - за все придется
Градом получить сполна!

Тбилиси.


12.

* * *
Памяти Додика Давыдова

Фотомастер, знакомец мой давний,
Жил затворником, свет не любя,
И на окнах закрытые ставни
Были знаком, что он у себя.
Возрождая игру светотени,
Он ушел ото всех в темноту.
Зачумленный, рассеянный гений
Был беспечен, неряшлив в быту.
Коммунальная злая квартира
Не прощала ему ничего.
В узкой комнате, прячась от мира,
Он любил отражения его.
В красном свете, спокойный, счастливый,
Он часами, годами следил
Возникающие позитивы,
И пинцетом в растворе водил.

Смерть его за работой застала -
В темноту уходил его взгляд.
Вот оранжевые одеяла
Из распахнутых окон вист.

И не нужно теперь затемненье,
Эти ставни теперь ни к чему.
А единственное утешенье -
Тьма, должно быть, привычна ему.

Додик Давыдов жил в соседнем дворе - окна его были видны с нашего балкона.


13.

* * *
Блестит канал Иртыш-Караганда.
Пока в столицах шум идет без толку,
Здесь повернули реку втихомолку,
И потекла безмолвная вода.

Еще остались силы у реки,
Но гибнет пойма, рыбы нет в помине,
И всплыли из песков солончаки,
Там, где канал уходит в глубь пустыни.

Не старится живущий у воды -
Река все возрождает в человеке.
Но знаком наступающей беды
Вдруг на глазах стареют сами реки.



14. ГОД ПОСТРОЙКИ - 1936-ой.

В развалинах Ахунский ресторан -
С колонн пооблетели капители,
Травою поросли ступени, ниши
Мох выстилает, гипсовые вазы
Все в трещинах белеют в запустенье…

Империя не прожила и века,
А вот уже руины появились…

Здесь сталинские соколы кутили,
И первые герои пятилеток,
Поднявшись из забоев на Ахун,
Здесь подзывали вежливым кивком
Официантов в длинных черных фраках…

И воплощалась розовая мысль
О будущем прекрасном. Сам мыслитель
Свой отпуск проводил неподалеку
В домишке скромном на Холодной речке,
Оцепленной полком НКВД.

Не мог увидеть он и в страшном сне
Вот этих жалких, маленьких столовок,
И жиром заплывающих буфетчиц,
Победно продающих хачапури в которых нету сыра.

А БиДжис звучит, и распевает Челентано -
Вот что перевернуть его в гробу
Могло бы, если только повернуть
Что-либо было можно в этом мире.
Леселидзе.


"Особенно замечательным кажется мне стихотворение о «сталинском» ресторане на горе Ахун
возле Сочи, где почти с обонятельной и осязательной остротой воспроизведены детали угасшего имперского кутежа, его герои и изверги, которые могли в любую минуту поменяться местами."
Евгений Рейн

Стихотворение "ГОД ПОСТРОЙКИ - 1936-ой" в авторском чтении - с 13.30 -
http://www.youtube.com/watch?v=fSbCbXS3YJ4#t=810
Сергей Алиханов - "Блаженство бега" -
http://alikhanov.livejournal.com/312904.html

15. ГЕЛАТИ

Пройдя плитой, войду в обитель,
Под ней лежит Давид-строитель, -
Последней волею своей
Свой склеп он выбрал под порогом,
И первый шаг на встречу с Богом -
Шаг через прах его мощей.

И вот под куполом собора
Исчез мой голос, и не скоро
Его вернет высокий свод -
Строитель, царь, он был акустик,
И ведал вдохновенье грусти,
Он слышал ангелов полет!

Кутаиси.
(Книгу стихов замечательного поэта Зураба Кухианидзе - "Гранатовый дворец" - "Советский писатель" 1986 г. я перевел полностью -
http://alikhanov.livejournal.com/843115.html
- и несколько раз был у него в Кутаиси -
http://alikhanov.livejournal.com/93280.html).


16. ТЯЖЕЛЫЙ ВЕТЕР

На Командорах, где тяжелый ветер
Шнур оборвал, унес белье сырое,
Я девочке помог его собрать -
Догнал у кромки пены свитерок -
Свалявшийся комок, как колобок,
Катился по песку вдоль океана.

С песка там деревяннюю прищепку
Отнял я у прибоя - вот вцепилась
Она в веревку здесь, на нашей кухне,
Как верный пес налаженного быта.

Москва, Серебряный бор.




17.

***
Лживый ангел, мне все о себе нашепчи -
Верю каждому слову в ночи.

Я могу не дышать, я могу умереть -
Стоит только тебе захотеть.

За полетом продуманным кто уследит? -
Куда хочет лететь - пусть летит.

стихотворная концовка романа "Оленька, Живчик и туз" 2002 год.
http://abook.fm/book/%D0%9E%D0%BB%D0%B5%D0%BD%D1%8C%D0%BA%D0%B0,%20%D0%96%D0%B8%D0%B2%D1%87%D0%B8%D0%BA%20%D0%B8%20%D1%82%D1%83%D0%B7



18.

***
Ответственная квартиросъемщица - моя соседка -
Скандалила редко.

Она места общего пользования мыла,
И на кухню - не надо - не выходила.

Я платил за телефон, и за газ,
И чуть что - пропадал из глаз.

Прожили мы вместе 9-ть лет,
И я все время платил и за свет.

И она на деньги, которые скопила,
Так себе ничего и не купила.

Стихи, написанные в коммуналках - -
http://alikhanov.livejournal.com/778237.html



19.

* * *
Судьбу благословляю всякий раз,
Что я столбы не ставлю на морозе,
И мерзлый грунт я долблю сейчас,
А размышляю о стихах и прозе.

Опять за переводы сел с утра,
Чтоб оградившись странною зарплатой,
Мне не пришлось бы разводить костра,
Чтоб слой земли подался под лопатой.

БАМ, Северо-Муйский перевал, 1985 г.



20.

* * *
Мороз пронизывает стены -
Не отогреться после смены,
Когда два месяца подряд
До пятьдесят - за пятьдесят.

Когда садится отопленье,
Одна надежда - на терпенье.
Над плиткой остается ждать
Апрельских минус двадцать пять.


21. ТАКСИМО

Ночью вой услышал волчий, -
Нет, - опять лишь ветра вой.
Место где песок, да колчи*,
Обегают стороной
Волки.
Хороша сторонка! -
Даже снега нет зимой.
Называется "возгонка" -
И не становясь водой,
Из метели испаряясь,
Исчезает в поле снег.

Но под ветром пригибаясь
Дом возводит человек.

* колчи - морозные кочки - местное слово

Записи выступлений по городам и поселкам на БАМе -
http://alikhanov.livejournal.com/842483.html -

IMG_4326

энергетика молодости http://alikhanov.livejournal.com/656790.html



22. НА БАМе

Все вроде есть - киоск, буфет,
И камеры храненья, кассы,
Из туфа лестницы, террасы -
И только пассажиров нет.

Вечномерзлотный путь готов.
Строители добились цели -
Мосты, проложены туннели,
И только нету поездов.



23. ЗАБЫТЫЙ ГЕРОЙ

Шли рельсы через сумеречный край.
Мольер звучал в теплушке после смены,
Кулисы выстилал еловый лапник...
Путеукладчик - профессионал,
И режиссер любительского театра,
Своей судьбой ты воплотил эпоху.
Первопроходец, весельчак, герой,
Ты поднят был волною пропаганды.
Фамилию осталось лишь внести
В обойму исторических имен…

Но только вот не повезло со смертью -
Ты не упал с дрезины, не замерз,
Тебя шатун таежный не задрал.

По непреклонной, по державной воле
Проложена дорога в глухомань -
У рудников настигла лейкемия,
И жизнь твоя угасла в умолчанье…



24.

* * *
На читинской грузовой,
Где заждались эшелоны,
Только волей непреклонной
Жизнь идет в мороз лютой.

Минус сорок. Ветер, снег,
Гарь и горки ледяные -
В них колодки тормозные,
Отработавшие век.

Работяга бьет - размах
Скрадывает телогрейка.
В тех колодках нержавейка, -
Бьет за совесть, ни за страх.

Наледь скалывает, бьет,
Лом в руках его летает, -
Будущее приближает,
Сокрушая ломом лед...



25.

* * *
Словно призрак морозный
прошел агитпоезд по БАМу, -
мимо гулких вокзалов пустых,
существующих в трех плоскостях…

Был куда экономнее граф,
рисовавший деревни.


События и поездки 1985 года.
В начале года - поездка в Агитпооезде по Нечерноземью
Бологое, Оленино, Торопец, Ржев, Удомля - десятки выступление.
К весне полетел в Тбилиси - переводил стихи, дописал стихи начатые в Полесье “Косарь”, “Блаженство бега”
Ездили на “Москвиче” в Леселидзе, поднимались на Ахун.
Через Кутаиси - вернулись в Тбилиси.
В начале зимы поехал на БАМ - месяц в агитпоезде - на каждой станци 4-5 выступлений.
Tags: 1985 г., БАМ, агитпоезд, события, стихи
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments