alikhanov (alikhanov) wrote,
alikhanov
alikhanov

1972 г. - "Голубиный шум", 21-25. Поэма "Мяч", стихи и события.

21.

МЯЧ

поэма

Друзьям поэму посвящаю,
Как юность славную мою!
Все, кажется - опять играю,
И по мячам беспечно бью!
И от заглавия до точки,
Полетом пасов и подач,
Вам посылаю эти строчки –
Ведь одному не нужен мяч!


читать

1.

Счет ни находкам, а потерям
Под заголовками поэм,
А я расстроен и растерян.
Но не от этого совсем.
А оттого, что я неловок
В любом движении простом.
И после муки тренировок
Я в зале остаюсь пустом.
Меня сковало неуменье,
Желанье славы обожгло.
Во мне ударное движенье
Ворочается тяжело.
Но добиваюсь бестолково
Движений, спрятанных во мне.
Рука не слушается снова.
В каком-то скованном звене
Тупое тело производит
Движенье, чуждое мячу.
Несовершенное исходит.
Хочу того, иль не хочу.
Покрыта косностью, как глиной,
Координация моя.
Как будто бы ногой ослиной,
А не рукой играю я.
Перед мячом - перед всевышним -
Я беззащитен и открыт.
Меня он может сделать лишним, -
Да будет так, как он летит!
И вот однажды в зале душном,
Среди спортивной маеты,
Когда в труде пустом и скучном
Устали мышцы и мечты,
Я в потной майке, утомленный
Не веря в свой спортивный дар,
Средь тренировки иступленной
Нанес в прыжке прямой удар!
Лишь только в сотом утомленье
Подобья удостоюсь я.
Ведь в каждом истинном движенье
Черты сокрыты бытия.

2.

Сегодня наша тренировка
Еще упорней, чем вчера.
Уже проходит подготовка
И начинается игра.
А я выпрыгиваю грозно,
Овладеваю мастерством
И бью подачи виртуозно,
И счастлив я своим прыжком.
Мы разъезжает по турнирам,
Нас от волнения знобит,
И снег над волейбольным миром
Как сетка белая летит.
Мы на финал примчались в Харьков.
Коленный я сорвал сустав
И был простужен, тяжко харкал,
Но в основной попал состав.
И этим дьявольски гордился,
А на скамейку запасных
И в перерывах не садился.
И был я свой среди своих.
Я побывал во многих залах,
Но только в Харькове играл
Я в храме, и ментола запах
Как запах ладана стоял.
Болельщиков блаженный лица.
И там где был иконостас,
Висела сводная таблица -
Из алтаря летел мне пас!
И мяч в закрашенные фрески
Врезался, к зрителям летел.
Удар кощунственный и резкий
Высоком куполе звенел.
Игре я страстно отдавался
И падал навзничь и ничком.
Перед подачей собирался,
Благоговел перед очком.
Там нам кричали и свистели.
Там был я ниппелем земли.
И всех мы побеждать хотели
И победить тогда смогли.
Там прозвучал аккорд фамилий
Под звон медалей золотых!
Победный мяч в прекрасном стиле
Вонзился в пол от рук моих!


3.

Летят, не соревнуясь, птицы
На безразличной высоте.
И только мне дано стремится
От старта к финишной черте.
Они летят, беспечно кружат,
Взлетают порознь, невпопад.
Они крылами не нарушат
Того, над чем они летят.
На небосводе неделимом
Нет верст - есть взмахи птичьих крыл.
И расплывающимся дымом
Костер его не разделил.
И потому, в пустом паренье,
Пересекая небосклон,
В своем спортивном оперенье
Любая птица - чемпион.
Не в голубом, а на зеленом,
Где вдоль судьбы стоят столбы,
Мне дано быть чемпионом
Без окрыляющей борьбы.
И пусть победно мчатся птицы,
Но лишь во мне давно возник -
Чтоб нескончаемо продлиться! -
Соперничества страстный миг.
Я утомляющимся нервам
Запаса сил не дам сберечь.
Я должен первым, самым первым
Черту любую пересечь.
Пусть я не выиграл ни разу,
Но, худший спринтер и игрок,
Я должен верить: эту трассу
Я лучше пробежать не мог.
И пораженьем я доволен,
Раз больше нет в запасе сил:
И даже проиграть я волен,
Когда себя я победил.

4.

Меня веселая свобода
Вскормила бегом и игрой.
Я был беспечен, как природа,
И был доволен сам собой,
Лишь совершенством жил движений,
Ударов звонкой красотой,
И гармоничность упражнений
Была гармонией самой.
Вдруг мой прыжок сковали боли.
Мяч надо мною вознесен,
А я в летящем волейболе
Один печально приземлен.
Но все-таки еще не смею
Себе поверить и понять:
Не нужно все, что я умею, -
Уже пора меня прогнать.
Я навыки почти утратил,
И быстро утеряв прыжок,
Я мяч не бил - ладонью гладил -
И отыграть его не мог.
Мяч не приемлет оправданья,
Ударь его - и все дела.
И исподволь на пыл старанья
Тень отрешенности легла.
И вот я не пришел однажды
На тренировку, а потом
Я долго мучился от жажды
Игры, игры, игры с мячом.
Мяча, мяча просили руки,
И рвались прыгать мышцы ног.
Но я не шел. Я принял муки,
Перетерпел и превозмог.
И две недели я страдаю,
Но муки длятся до поры.
Ведь все-таки я что-то знаю:
Я знаю правила игры.

5.

Люблю я ритм суровых сборов,
И аскетические дни.
И шум спортивных разговоров,
И свист, и флаги, и огни.
Люблю я жесткие нагрузки,
И отдых краткий и скупой,
И мир стремительный и узкий
Моей дорожки беговой.
Я славлю чемпиона гордо
И неудачника люблю.
Ни пораженья, ни рекорда
Не осуждаю, не хвалю.
Люблю осенние пробежки,
Уже не наперегонки,
И даже под дождем без спешки,
По просеке иль вдоль реки.
И никогда не поздно снова
Заняться брошенной игрой,
Как бы жестоко и сурово
Ни обошлась она с тобой.
Прекрасен путь, прекрасны цели
И продолжение пути.
И всех мы победить сумели,
Чтоб нас сумели превзойти.

6. ОТЕЦ

Чем жил, что делал я когда-то,
Что думал о делах моих -
Все уместилось очень сжато
Между десятком запятых.
Порою я почти срывался,
Теряя почву, колею.
Но как я ни сопротивлялся,
Отец мой сделал жизнь мою.
О ней бы он сказал, конечно,
Свободней, медленней, точней,
Не так неловко и беспечно,
Как я здесь написал о ней.
Но занят он. Он воспитатель
Непревзойденных мастеров,
И я - единственный мечтатель
Среди его учеников.
Пока следил я зарожденье
Подач, ударов кистевых,
Во стольких создал он движения
Куда прекраснее моих!
В разгуле собственных стремлений
Мне жаль, что мне не повторить
Его открытий, заблуждений -
Свои придется пережить.
И лишь его я почитаю,
Его слова, черты лица.
И потому я не признаю
Иного, общего отца.
Явлением отцовской жизни
Судьба моя освещена.
И жизнь отца, во мне, как в призме,
Причудливо преломлена.

1969-1972 гг.
Боржоми -Москва


Товарищи по команде -
http://alikhanov.livejournal.com/123339.html
Чемпионы СССР среди юношей по волейболу 1963 -64 годов - перед летними сборами.
волейбольная поэма -
http://alikhanov.livejournal.com/770571.html


22.


* * *
Верхневолжьем, среди перелесков, полей
Я на родину матери ехал моей.

Я плотины и памятники миновал,
И места по рассказам ее узнавал.

Вот и Кимры, где ярмарка прежде была,
Торговала, гуляла, пила да сплыла.

А тогда день-деньской продавали на ней
Тес и мед, осетров, лошадей, соболей.

Здесь опять в воскресенье собрался народ,
Ах, глаза б не глядели - что он продает!..

По Горицам пройду. Здесь три раза на дню
Узнаю я по дугам надбровным родню.

А Мартынцево близко. Бегут зеленя.
Вон, под вязами! Сердце обгонит меня...

В 1972 году на родине нашей матери в деревне Мартынцево и в Горицах мы были с сестрой.

Стихотворение впервые опубликовано в журнале "Огонек" через 8-мь лет.

Еще стихи и посты о матери -
"Я порой прилетаю в родные края, правда, реже раз в десять, чем птицы..." -
http://alikhanov.livejournal.com/533237.html"

Памяти матери -
http://alikhanov.livejournal.com/663648.html

Рисунки и записки матери -"Там, куда вы стремитесь, время обманет вас под маской пространства."
http://alikhanov.livejournal.com/714464.html

Сергей Иванович Горемычкин - "лишенец" - был восстановлен в избирательном праве.
http://alikhanov.livejournal.com/773096.html


23.

* * *
Когда клиентов ждут худые ювелиры,
Брильянты их гнетут по этой жизни сирой,
Без оформления лежащие в столах.
Тогда они идут в хинкульную, в пивную
И там они клянут судьбу свою шальную,
И этот тяжкий страх в их маленьких делах.

Средь шумных продавцов, средь спекулянтов грузных
Средь помидорных гор, среди холмов арбузных
На темных лицах их тревоги скрытой тень -
О золото, когда ж ты в деньги превратишься?
О этот жалкий страх - когда ж ты прекратишься? -
Клиенты, где же вы - какой опасный день!

Я перстень закажу с таинственной печаткой,
Из мастерской пойду с опасливой оглядкой -
Кто соглядатай здесь смотрю я невзначай.
О золото своей безумной страшной власти,
Нас не лишай и как ты нам дало напасти,
Ка ты дало нам страх - так нам свободу дай!



Мой однокурсник Алик бросил тренерскую работу и стал ювелиром.
По дружбе Алик мне сделал перстень с печаткой - плавка получилась неудачная.
Поскольку сделал бесплатно, то и переплавлять не стал.

Пока он работал над перстнем, я сидел рядом с ним в мастерской на набережной Куры, и кое-чему научился.

Эти навыки потом мне пригодились в работе над корнетиками для крема - описана в рассказе "Помор"
http://alikhanov.livejournal.com/101863.html
вошедший в том моей избранной прозы -
http://alikhanov.livejournal.com/118730.html
и в книгу повестей и рассказов -
http://alikhanov.livejournal.com/152105.html


А бедного моего однокурсника Алика - который вовремя недооформил грамм-другой золота, стесанного напильником в выдвинутый ящик ювелирного стола - загребли и он отсидел года три...

Поэт Владимир Лифшиц сказал, прослушав это стихотворение,
что вторую строчку необходимо поменять.
А было - "Брильянты их гнетут, их мучают сапфиры".

- На что? - спросил я.
- На что нибудь кончающееся на "иры" - улыбнулся он.
Строчка менялась тридцать лет.

"Свидетельство исчезнувших ремесел..." http://alikhanov.livejournal.com/673568.html подобные стихи.





24.

* * *
Все эти дни, все месяцы, все годы
У моря суеты я ждал погоды,
Искал знакомств в пустыне бытия.
Покинул дом, с друзьями я расстался,
В доверие вошел, перестарался
И сам себе уже не верю я.

На счастье дома сел перед дорогой,
Достиг я популярности убогой,
И понял лишь - как темен белый свет.
Что делать? - снова русскому вопросу
Я предаюсь, и я лечу к откосу,
Но и за ним уже ответа нет...


Песенный парафраз этого стихотвоения-

Дни проходят и годы
И твои и мои -
как у моря погоды
жду ответной любви.

Через 15 лет музыку написал на эти слова написал Владимир Куклин.

Самая известная наша с Куклиным песня - Жребий"
которая вошла в мой авторский диск "Фристайл" 1991 г.
http://www.discogs.com/%D0%A1%D0%B5%D1%80%D0%B3%D0%B5%D0%B9-%D0%90%D0%BB%D0%B8%D1%85%D0%B0%D0%BD%D0%BE%D0%B2-%D0%A4%D1%80%D0%B8%D1%81%D1%82%D0%B0%D0%B9%D0%BB-Freestyle/release/4413036

"Жребий"
Сергей Алиханов - Владимир Куклин
http://youtu.be/qCENQMnTU_k

25.

***
Черны затоны рек светло-зеленых,
и глубже светлых - темные струи.
Так сладостная ненависть влюбленных
сильнее их любви.

Невольно повторил Горация, которого прочел позже, чем написались эти строчки.

События 1972 года.

Женился на Зое Межировой.
На свадьбу приехади и мои родители из Тбилиси - такие тогда молодые и стройные!
В ресторане “Дома актеров” - к нам, молодоженам, подошел Евгений Винокуров и, вручая подарок, вместо традиционных пожеланий счастья, угрюмо предрек: ”Разведетесь через три года”.
Получилось - как в воду глядел.


Избранные стихи года

Монолог Цезаря на пиратской галере.
“Когда я жил, не ведая скорбей…”
“Люблю Москву я вдоль путей трамвайных…”
“Я вспоминаю Вас всегда случайно…”
“Читаю Герцена, а на дворе февраль…”
Памяти Семена Шахбазова.
Армейскому поэту.
Tags: жена, мяч, поэма, события, стихи
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments