alikhanov (alikhanov) wrote,
alikhanov
alikhanov

Category:

Сергей Алиханов. Стихи 1968 года - видео.


Сергей Алиханов. Стихи 1968 года.

1.

***
Я знаю песенки оконного стекла.
Я ползал в дереве за червяком и плакал.
Я расколол кусок ночного неба,
и пригоршнями собираю звезды
в коробку из-под слов.

Я видел Пушкина
в кибитке, меж цыган,
кочующего вечно по степи.


2. ФАКТУРА

Сквозь стекло головной боли,
я смотрел на тебя, как смотрю,
разодвинув слегка занавески,
сквозь прозрачную первую наледь
на январское светлое утро.

Но я вижу только стекло.

слушать и одновременно читать
3.

***
Вновь ты теряешься в дымке, в домах,
Не оборачиваясь на прощанье.
Наше беспечнейшее обещанье
Все еще светиться где-то впотьмах.

Словно в сарайчике том у Кюри,
Светятся фразы до полураспада.
Кружатся долгие дни листопада,
Вот уже светят одни фонари.

Наши мечты и желанья займет
Снова галантная музыка Гайдна.
Снова меж звуков возникнет случайно
Пушкинских росчерков легкий полет.


Ключ - "Я буду это помнить всегда"
http://alikhanov.livejournal.com/217965.html


4.

***
Там корявые сучья нелепостей, и пропорото веко у дня,
И закат, убегая, повис на заборе колючем.
А ряды, как окопы, - ты целишься снова в меня,
Чтобы с опережением, чтоб получилось, как лучше...

Вновь из кресел на бруствер - в атаку! - поднимет свисток,
Ты нажмешь на курок, и начнется судьба и эпоха.
И твой взгляд сквозь прицел так старателен, что не жесток.
До последнего шага люблю! До последнего вздоха!


5.

***
Я был там - видишь? Это я там! - возле.
Как за зиму все комнаты промерзли...


6.

***
И завихрится новая пурга,
А снежный путь заносит и заносит.
Кибитка снова мчится наугад, -
Куда, зачем? - никто уже не спросит...


7.

***
Срез дерева расходится застывшими кругами, -
Сюда упало время, как камень в воду, в пень.
Стреножены лучи... Как кроны сшить краями? -
Полетом мотыльков, стрекоз - из света в тень...

8.

***
Помолишься на пышущие угли,
И вдруг поймешь: ты сам - последний бог.
Трехмерней и превыше неба джунгли,
Дьявола страшнее - носорог.

Здесь все твою судьбу тебе пророчит -
Восход, лучи, густое пенье птиц.
Ни перед кем, кто сжить тебя захочет,
И в Африке не надо падать ниц...


9.

***
Я снизойду, ко мне ли снизойдет
Искусство говорить о незаметном,
О том, как тополь тянется, растет,
Как корни ищут ход подземных вод,
О мхе зеленовато-желто-бледном.

Не от того - быстрей ли самолет
Пересекает небосвод тревожный.
А от того, как дерево живет
От долгого пути подземных вод
Зависит нам успех неосторожный.


10.

***
Врывался в строчки, как в окопы,
Срывал глаголы, как оковы,
При трех свечах.
Словопролитными ночами,
Неведомыми шел путями,
И ведал страх!


11.

***
Я принесу домой тебя, декабрь -
Сухие ветви, стебли и траву.
В тоске по воле, городской дикарь,
Я наломаю, выдерну, сорву...

А воссоздастся только тишина.
Звук если и возникнет, расхрабрясь, -
Заснеженная заскрипит сосна,
Чуть шевельнувшись в дымке декабря.


12.

***
"Не для корысти, не для битв..."
А.С.Пушкин

Едва заметят - тут же отойдут,
Но издали опять начнут сбегаться,
И будут все тебя остерегаться,
И под руки куда-то поведут.

Ты только рассмешишь честной народ,
Развеселишь жулье, и самотеком
Пойдет народ в молчании жестоком...
Понуро шел, понуро и пойдет.

Не поделиться с праздною толпой
Спасительным, бесхитростным прозреньем, -
Остановись пред гибельным мгновеньем,
И будь же тверд всегда перед собой!


13.

***
Я не знаю почему
происходят эти встречи,
и чему судьба перечит,
и потворствует чему?

Ты же видишь, что теперь
наши встречи стали реже -
мы другие или те же? -
сам себя поди проверь...

Как фонарные столбы,
годы пролетят, мелькая, -
примем все, не принимая
эти каверзы судьбы.

Потому что мы - никто,
никуда, и неоткуда.
Листья, морось, хмарь, простуда -
в дырках небо-решето.

А казалось, быть нельзя
беззащитней и нежнее, -
да! - от нежности немея,
рвется и сама стезя…


14.

***
Снова слякоть, снова дождик моросит…
В нашем городе, так перенаселенном,
Очень трудно полусонным почтальонам
Снова письма по подъездам разносить.

Не писать тебе я сам себя просил,
Но прекрасно безнадежно быть влюбленным,
И мечтать о невозможном окрыленно,
И любить, как любят только на Руси.

Снова парк меня осенний поразит -
Чем возвышеннее, тем и приземленней, -
Надо золотом упасть, чтоб стать зеленым -
В нем печали бескорыстие сквозит.

Воробьев лихая стая голосит, -
Меж ветвями словно сизый ветер свищет.
А письмо тебя найдет, да не отыщет,
Вновь ни отзвука - лишь дождик моросит...

Стихотворение было опубликовано в газете "Молодежь Грузии" летом следующего года.



15.

***
Как страшно начинать стихи
Словами строгими, чужими,
И верящими в то, что ими
Ты не напишешь чепухи.

Опасно начинать стихи,
Еще не зная, что ты скажешь,
Как будто ты бездумно скачешь
Один во вражеской степи.

Как трудно начинать стихи,
Когда исполненный томленья,
Ты слепо жаждешь вдохновенья,
И ручка тяжелей сохи.

Прекрасно начинать стихи,
Когда сквозь муки и сомненья
Ты чувствуешь их приближенье -
Гул пробудившихся стихий.


Первая публикация этого стихотворения в "Комсомольской правде" от 4 июля 1972 г.
с предисловием Евгения Евтушенко - "я заметил чисто русскую, классическую интонацию его стихов" -



16.


* * *
Извечная потребность веры
К порогу храма приведет.
Забитые крест на крест двери
Взломает страждущий народ.

Ни алтаря, ни свеч сиянья:
Увидит пораженный взор
Следы глумленья, поруганья,
И срам, и мусор, и позор.

Но, походя, на всякий случай,
Прикинет - что тут можно взять? -
Да все подряд! - себя не мучай, -
Того не стоит благодать.

Вновь поколенье у порога
Без Книги, сбитое с пути,
Средь хлама ищет в храме Бога -
Спасенье хочет обрести.

Сжимая грешное пространство
В непогрешимый ореол,
Он нам прощал пороки, пьянство,
По тюрьмам вместе с нами шел.

И нам же объявился странник,
Хотя и не назвался он,
Его узнали тотчас - странным
Сияньем слабым окружен.

Пройдя измену, казнь и муки,
Пришествовал и в этот раз,
Хоть были вывернуты руки,
И прожит смертный, крестный час.

Бог беззащитней человека,
Среди людей слабее всех,
Не озлобившийся калека
И видит, и прощает грех.

Не зря намедни мы молились
То в мрачный свод, то в небосклон:
Глаза у нас опять открылись -
Явился он!
Явился он!


Лет просветленных исчисленье
Начнется с чистого листа –
Вновь утвердится просветленье
Оплотом крови и креста.

И снова казнь!
Вновь хохот черни
Услышит он - в который раз! –
В предгрозовой и предвечерний,
В предсмертный, в предбессмертный час...

14 декабря 1968 - 2008 гг.


17.

***
Придерживая сумку, где лежали
Любимейшие телеобъективы
И книга Аристотеля, ко дну
Придавленная камерой, я спрыгнул
С троллейбуса и бег укоротил.

Напротив был огромный стадион -
В косых лучах снимал я бегунов,
Сменил кассету, выбросил обертку
В снег, счищенный со спринтерских дорожек -
В комках снегов фольга блестела тускло.

А ночью в город вполз густой туман,
Остановил движение машин.
Как взболтанный остаток кипятка,
Туман осел и в горле, и во рту.
И в месиве из проводов и веток,
Огней и голосов неразличимых,
Жизнь продолжалась...

18.

***
Не страшно, что мачты и палуба - врозь,
А страшно что в трюме слоновая кость, -
Слонов убиенных мерещатся тени.
Зловещее золото тянет на дно.
Все тяжести - за борт! - спасенье одно,
А в долгом пути не избыть повреждений.

О жалкий торгаш, о великий Рембо! -
Во мне то начало, во мне то ребро, -
Тону, предаваясь базарному крику.
А корысть страшнее болезней и ран.
В лесах бескорыстнейшей самой из стран,
Мне легче спастись, собирая бруснику...

1968-1973 гг.
Tags: 1968 г., видео, стихи
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments