alikhanov (alikhanov) wrote,
alikhanov
alikhanov

"ВСЯ МУЗЫКА МИРА" - кинопроза - Повесть. 13-19 главки.

1-12 главки - http://alikhanov.livejournal.com/1216500.html

* * *
Толкучка на привозе. Здесь уже не меняют, как после войны, «носки на сахар», а идет припортовая фарцовка. Покупателя отводят в сторонку, и сделка совершается на улице, на ходу - так безопаснее, чтобы не попасть под статью о спекуляции. На фоне аршинных красных букв огромного лозунга «Пятилетке рабочую гарантию…», смысл которого съеден его размерами, Саша примеряет пиджак.
- Как сидит?
Саша популярен в городе, и фарцовщик не опасается «подставы», когда покупателем «шмотки» может быть ОБХаэССник.
- Этот пиджак тебе принесет удачу! В таком пиджаке ты обязательно сочинишь шлягер!
Пиджак «секонд хенд», но очень элегантный, приталенный, в мелкую клетку.
- Сколько?
- Три рубчика (Триста рублей. Тогда валюту меняли только уезжающим за рубеж из расчета 66 копеек за доллар. Таким образом стоимость подержанного пиджака примерно пятьсот долларов).
- Скинь полтинник.
- Не твое - не мое. 270 рэ.
- Двести шестьдесят!
Фарцовщик смеется:
- Пять песен на свадьбе моей сестры бесплатно споешь!
- Три! - Саша обживается в пиджаке, поводит плечами. Расплачивается. - Слышь! Подбери мне пальто. Осенью в Москву рвану, надо будет и там всем мозги вправить. У меня песни пошли - рука сама тянется к кошельку!
- Абрам, вы едете «Москве»? - утрируя голос и искажая падеж, спрашивает фармазон, пряча деньги во внутренний карман.
- Да, - подыгрывает Саша.
- И что же вы будете делать «Москву?»
читать
* * *
Грета выходит из дому, садится на велосипед, выезжает из ворот, едет по мосту. На другой стороне реки - Швейцария. Подъезжает к магазину, ставит велосипед на стоянку.
С корзинкой, полной продуктов, расплачивается.
- Доброе утро, Грета. Почему ты так далеко ездишь за хлебом? У вас же продают практически то же самое.
- Фрау Фёгельке, мне так нравятся ваши пирожные! У нас в Германии они не такие вкусные.
- Передай привет маме!
- Спасибо! Обязательно. До завтра!

* * *
Саша листает поэтические сборники 60-х годов.
Асадов, Евтушенко.
Натыкается на стихотворение «Когда взойдет твое лицо...»
Подходит к пианино, подбирает мотив, включает магнитофон. Поет и аккомпанирует.
Эту же песню играет молодежный эстрадный ансамбль, которым управляет Саша на фестивале любительских молодежных музыкальных коллективов. На сцене те же цыганские физиономии, только побритые и подстриженные.
Саша становится лауреатом фестиваля, ему преподносят цветы и грамоту.

* * *
Каштановые аллеи Одессы. На скамейке Юра-цыган говорит Саше:
- Написал песню - забудь ее, иди дальше. Получил приз - забудь про приз.
Этот твой успех у людей только зависть вызывает, не останавливайся, не надувайся, а иди дальше.
Пока ты никто - по радио твоих песен никто не слышал, на пластинках их тоже нет, о телевидении и говорить нечего.
А газетку с фотографией нашего ансамбля можешь смело употребить...
- Что же мне делать?
- Не бойся ничего, уезжай в Москву. Там пробьешься. Здесь только блатняк королит. Для них всю жизнь так и будешь петь за пять рублей, да за стопарик водки.
- А прописка?
- Приедешь, осмотришься. Я тебе помогу, дам адреса.
- Ладно – была, ни была.

* * *
Киевский вокзал. Саша сходит с поезда с небольшим ледериновым чемоданчиком, углы которого обиты блестящими стальными нахлобучками. Огромная людская очередь на такси. Саша не становится в очередь, договаривается с подъехавшим водителем, из автомашины которого пассажиры вытаскивает вещи.
Панорама Москвы, Парк Горького, башни Кремля, похожие на флакон материнских духов, улица Горького. Саша впервые оглядывает столицу, вид у него победный.
- Адрес знаешь? - спрашивает водитель.
- Общежитие театра «Ромэн».
- Где театр - знаю, а где общежитие - нет.
- Там рядом... Найдем.
- А ты, вроде, не цыган.
- Я композитор - песни сочиняю.
- Какие?
- Ты их пока не слышал. Но скоро их все узнают.
- Песен сейчас завались. Только врубишь радио - сразу тошнит - БАМ, тарарам, свадьбы... Теперь еще и твои песни прибавятся.
- Под мои песни люди будут хавать в кабаках, а не блевать. Сейчас в Одессе в какой ресторан ни зайдешь - всюду звучат мои играют.
- Как твоя фамилия? Может, услышу когда - вспомню, что вез тебя.
- Кленов, композитор Кленов.
- Вылезай, приехали - «Ромэн» в этой гостинице.

* * *
Яркий полдень. Саша с девушкой занимается любовью.
На стенах квартиры большие портреты Сталина с Ворошиловым, Маршалов со Сталиным. Изобилие звезд и орденов. После любви, девушка оглядывается и спрашивает:
- Где мы находимся - в генеральном штабе?
- На хавере.
- А это кто?
- Отец хозяйки квартиры, остальные из его бранжи, - указывает Саша на одного из военных.
- У меня сигареты кончились.
- В прихожей, в плаще возьми - в кармане еще пачка.
Девушка встает, переходит из одной комнаты в другую, в третью, заходит в ванную, закуривает на кухне, из окон которой, как на ладони, виден Кремль. Возвращается в спальню.
- Лабиринт какой-то, чуть ни заблудилась.
- Дом режимный, могла и сквозь стену провалится, - подмигивает Саша, - так что одевайся побыстрее, и до вечера. Ко мне скоро придут на репетицию.
- Можно я останусь, послушаю.
- Вечером бери подружку и приходи, будем втроем слушать.
- Ты обещал новую песню мне посвятить.
- Вечером! Я же тебе сказал - приходи с подружкой, я вам по песне посвящу.

Саша провожает девушку на лестничной клетке. Лифт как раз поднимается, из него выходят еще две ресторанные певицы из Московского объединения музыкальных ансамблей (МОМА), каждая с бутылкой «Советского шампанского», уже без мюзле - без проволочной закрутки, это вино со вчерашних столов.
- Привет! Очень хорошо, что захватили - как раз в горле все пересохло. Проходите, сейчас начнем репетицию, - говорит Саша и подмигивает уезжающей в лифте девушке, лицо которой вдруг застывает от ревности.
- Она тоже из МОМА? - спрашивает одна из певиц.
- У ней голос вот-вот прорежется...
В какой квартире ни оказывается Саша, в ней тут же закручивается музыкально-любовная карусель.

* * *
Другая квартира - хрущоба в пятиэтажке. В пустой комнате раскладушка, и то самое пианино, которое когда-то сгружали одесские биндюжники - Саша перевез инструмент в Москву. На верхней крышке пианино множество «фирменных» одеколонов и дезодорантов.
Саша, положил телефонную трубку на полочку для нот и поет:
- Ля-ля, ля-ля-ля-ля-ля-ля...
Берет трубку и слушает оценку подтекстовщика:
- Великолепно! - говорит голос Дербенев, - сразу записывай слова припева:
«Где ты - мне теперь все равно,
С кем ты - теперь все равно...»

- А когда запевы, Леонид Петрович?
- Запевы завтра.
Tags: вся музыка мира, кинопроза, повесть
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments