alikhanov (alikhanov) wrote,
alikhanov
alikhanov

Category:

"Вся музыка мира" - кинопроза - главки 61-67.

* * *
Студия в «Доме радио» на Качалова. Саша хвастается перед музыкальным редактором Ириной Фадеевой:
- Авторские пошли, полторы штуки в месяц! Шлягер раскрутился, выше не бывает!
- Тебе и это переписать? - Фадеева получила из музфонда несколько бобин с оркестровой музыкой.
В руках у нее коробка с надписью Сигизмунд Кац «Весенний ливень».
- Переписывай все подряд, там разберемся, - Саша достает пачку денег. - Километр музыки - пятьдесят рублей. Держи за предыдущий материал, и вот тебе задаток. А лучше сразу отдавай мне оригиналы, все равно эту лажу никто слушать больше не будет.
- Так нельзя! Я тебе перепишу, а пленки сдам. Только зачем тебе столько сталинского музыкального старья? Раз эту музыку здесь не слушают, то и там слушать не будут.
- На всякий случай, вдруг пригодится. Мне эта оркестровая музыка всегда нравилась. Умел бы - сам бы такую писал. Она жизнеутверждающая! Мне от нее весело становится! Бодро!
- Смешной ты парень, - говорит Фадеева, заряжая новую бобину.
читать

- Я заказал Грете студийный портативный магнитофон, чтобы нам полегче было перекатывать. Скоро мне его привезут.
- Очень хорошо. А то у меня много пленки уходит, со списанием могут возникнуть проблемы.
- Ирочка, моя птичка! Как будет готово, я подъеду к тебе домой и заберу очередную партию. Ты лучше сама их проноси мимо ментов, и будешь за это получать лишнюю десятку. Ну, пока, я тороплюсь, - Саша целует редакторшу в щеку, деловито покидает студию.
Фадеева микширует, убирает звук, раскрывает журнал «Огонек» и садится читать. Студийный магнитофон переписывает оркестровую музыку в полной тишине.

* * *
Грета проходит к магазину «Березка» в Безбожном переулке. Минует фарцовщиков, ломщиков.
- Девушка! Дорогая, не продашь чеков? - пристает к ней кидала.
Грета, проинструктированная Сашей, торопливо проходит мимо уличных аферистов.


* * *
Такси, в котором едет Грета, переезжает мост. На коленях у нее большой пакет. Метропоезда идут навстречу друг другу по открытому перегону Автозаводская - Коломенская. Трубы ЗИЛа.
Грета высаживается из такси возле «улучшенной» многоэтажки на набережной Москвы-реки, в которой живет текстовик Костя.
Поодаль, следом за такси останавливается неказистая «Волга» в которой «наружка».

* * *
Грета выходит из лифта, звонит, дверь открывает Костя и сразу смотрит на пакет:
- Принесла маг?
- Да, держи. Привет ребята.
- А где хвост? - выглядывает в коридор Саша - он опять живет у своего соавтора.
- Я не лисица, у меня хвоста нет. Вам все мерещится, что за вами кто-то следит. Вы думаете, что ваша дурацкая болтовня кому-то нужна и что ее все время кто-то записывает, - смеется Грета.
- А он «голоса» ловит? - Костя открыл коробку и достал магнитофон с радиоприемником.
- Конечно ловит.
Костя торопливо включает аппарат, крутит ручки, щелкает переключателями.
Раздается вой глушилок, визг дальних ультракоротких диапазонов. Между завываниями пробивается фраза диктора - «...здоровье академика Сахарова резко ухудшилось...».
- Машина -класс! - Костя очень доволен, - Как выгодно быть верным другом! Теперь не только нас, но и мы других будем записывать.
- И ты помешался! У вас шпиономания. Какие вы смешные!
- Я вообще-то на четверть немец. Фамилия моей бабушки по отцу Фёгельке. Если бы мне удалось свалить, то я бы в Германии разыскал своих дальних родственников, и полностью упаковался. Тебе там Фёгельке случайно не попадались? - спрашивает Костя-текстовик.
- Недалеко от родительского дома есть кондитерская Фёгельке. Ты очень похож на владелицу, у нее тоже две руки и две ноги. Правда, мадам Фёгельке живет в Швейцарии, - шутит Грета.
- Тогда ясно, почему за нами следят. Я тут звоню моему соавтору композитору Рычкову, он мне новую музыкальную тему по телефону показывает. Потом я ему текст стал читать про библиотекаршу. А он вдруг смеется ни к месту, тещу зовет, чтобы она тоже послушала - оказывается в телефоне звук поплыл, потом ускорился и вдруг его собственная музыкальная тема, которую он только что мне сыграл, задом наоборот зазвучала. Такова у нас телефонная жизнь! - поделился Костя.
- Не может быть! - все не верит Грета.
- Это у кагебешников пленка порвалась, а они связь вовремя не прервали. На допотопной аппаратуре нас пишут, - сказал «на четверть немец».
- Психи! Вам лечится надо! - Грета возмущена. - Саша, поедем ресторан! Хоть на один вечер я отдохну от этих глупостей.

* * *
Саша одевается. Влюбленные вдвоем выходят. Садятся в то же такси.
- Ты сказала в деканате, что мы собираемся пожениться?
- Нет, я об этом только на ушко Хильде прошептала, - с иронией отвечает Грета.
- Значит они и вас там пишут! Они знают все что вы говорите в своей в комнате.
Грета крутит у виска пальцем:
- Я первым делом написала заявление в деканат! Так ты скоро с ума сойдешь!
Саша спрашивает:
- А ты выдержишь новый экзамен?
- Конечно выдержу, хотя опять проверяют только меня одну. Но я все время работаю по ночам, не выбиваюсь из графика. Все будет в порядке.
- Ты моя радость! Как я тебя люблю!

* * *
Ресторан «Будапешт». Играет музыка, пары танцуют перед эстрадой.
К столику, за которым ужинают Грета с Сашей, подходит парень и нагло предлагает:
- Девушка, иди с тобой потанцуем.
- Спасибо, я занята, - вежливо отказывается Грета.
- Только один танец, - парень тянет Грету за руку.
- А ну, отвали! - возмутился Саша.
- Ты кому это сказал? Ты мне это сказал? - парень переключается на Сашу.
- Отойди от нашего столика. Она с тобой не хочет танцевать!
- А ну выйдем, поговорим!
- Саша, не связывайся с ним! - заволновалась Грета.
- Сосунок! Тебе надо с мамой дома сидеть! - наглец оскорбил шлягериста.
- Пошел прочь!
Парень хватает сидящего Сашу за шкирку, дергает вбок. Саша валится вместе со стулом. Грета визжит. Начинается свалка.

* * *
Отделение милиции. Троицу скандалистов в наручниках выводят из обезьянника, ведут на разбирательство.
- Ну что, козлы, нажрались? - спрашивает дежурный офицер.
- Мы сидели ужинали. Вдруг этой бугай к нам подходит и начинает приставать к моей девушке.
Оперативник, сыгравший роль «бугая», косит под пьяного, мычит:
-Это моя прежняя телка!
- С этим все ясно. Пусть протрезвеет, завтра с ним разберемся. А вы предъявите документы! - определился дежурный.
- Я иностранка. Вот мой паспорт, - говорит Грета.
- А я свой паспорт дома забыл, - врет Кленов.
- Очень хорошо. Сейчас наш сотрудник съездит к тебе домой и привезет. А пока запишем с твоих слов - фамилия, имя, отчество. Где работаешь, прописка...
- Я не москвич. Меня нет в столичной картотеке.
- В нашей картотеке все есть. А почему ты в Москве находишься. Ты что в командировке?
- Я композитор.
- Ты что, член Союза композиторов?
- Почему вы мне тыкаете? На каком основании?
Дежурный делает знак сержанту, и тот сзади бьет песенника дубинкой по почкам.
- А-а-аа! - вскрикивает Саша.
- Что вы делаете? Вы не имеете права! - возмущается Грета.
- Говоришь, ты композитор, - нарочито спокойно продолжает допрос дежурный, - Случайно ни Терентьев, а может ты Тихон Хренников - без паспорта сразу не разберешь.
- Я - композитор Кленов! Я известнее их всех вместе взятых! Ты Хренникова только фамилию слышал, а мои песни знаешь! Слыхал «Где ты, мне теперь все равно»?


Музыка - Александр Шульга
Стихи - Леонид Дербенев


Эту песню я написал.
А что сочинил твой Хренников - одну «хреню»! - Саша тоже перешел на ты.
- Придется, как приказано, тебя задержать за нарушение паспортного режима.
- Кто приказал? Пусть он покажется мне на глаза!
- Это безобразие! Отпустите нас немедленно, - возмутилась Грета.
- Мне государство приказало соблюдать законы! Вы, гражданка Шмидт, свободны. А «известный» композитор пока побудет у нас. Есть информация, что он не только песнями занимается. За ним и другие художества числятся. Свяжемся с Одессой...
- Откуда ты знаешь, что я из Одессы!
- У тебя на роже это написано! - Отведи его обратно в обезьянник, - приказал дежурный.
Сержант выволакивает Сашу.
- Освободите помещение!
- Отпустите его, я вас прошу! Я требую! За что вы его собираетесь посадить в тюрьму? Как у вас соблюдаются права человека?
- Мы с ним разберемся! Вы не волнуйтесь, все будет строго по закону.
- Я буду ждать, пока вы его не отпустите. Он ни в чем не виноват!
- Был бы человек, статья найдется, - бормочет дежурный, - Выведи ее, - приказывает дежурный вернувшемуся сержанту, - работать мешает!
Tags: Александр Шульга, Вся музыка мира, Грета, Леонид Дербенев, закон. композитор, мне теперь все равно, режим
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments