alikhanov (alikhanov) wrote,
alikhanov
alikhanov

"Вся музыка мира" - кинопроза - главки 68-76.

* * *
Утром следующего дня Саша выходит из отделения милиции. Грета сидит на ступеньках:
- Что они сказали?
- Я должен в 24 часа покинуть Москву и пределы Московской области. Иначе они мне впаяют три года. У меня есть единственный шанс - надо сегодня же прописаться в какой-нибудь гостинице, хотя бы койку там снять. Но койку с пропиской.
читать

* * *
Грета на приеме у декана университета по работе с иностранными студентами и аспирантами.
Она громко требует:
- Отпустите меня в Одессу! Дайте мне разрешение! Если вы меня немедленно не отпустите на два дня в Одессу - я обращаюсь с жалобой в посольство!
- Зачем вы хотите поехать в Одессу? Вы учитесь здесь, в Москве. У вас напряженный график.
- Вы знаете зачем мне надо в Одессу! У вас есть мое заявление! Я прошла вашу комиссию, и у вас ко мне претензий по учебе нет! Два дня я спокойно могу отдохнуть.
- Действительно, вы хорошо занимаетесь.
- Я хочу выйти замуж! Мой муж живет в Одессе, а по вашим законам, мы с ним пожениться можем только там!
- Ваш будущий муж! Надо вам еще за него замуж выйти, чтобы он стал вашим мужем. Вам что - не нравятся наши законы? - цепляется декан в штатском.
- Наоборот! Они мне очень нравятся! Но как раз чтобы их соблюсти и выйти замуж мне необходимо поехать в Одессу.
- Так ли уж необходимо... Это не такой простой вопрос, как вам кажется. Действительно, вы подали заявление. Ваша просьба рассматривается, и пока никто и ни в чем вам не отказывает. Проблема решается в вышестоящей инстанции.
- Но когда же эта инстанция даст ответ?! У нас с Сашей все меньше времени. Срок моей стажировки кончается через два месяца, - Грета борется за своего возлюбленного, словно требует у декана воссоединения Германии.
- Для настоящей любви - два месяца не срок. Если вы так уверены, что ваш жених действительно вас любит, то два-три месяца не имеют значения. Но мы собрали о нем некоторые сведения. Вы не первая его избранница.
- Я категорически требую, чтобы вы не вмешивались в мою личную жизнь! Я вас прошу, чтобы вы дали мне разрешение на поездку в Одессу! А выходить ли мне замуж или нет - я даже с мамой не советуюсь, не то что с вами!
- Очень плохо, что не посоветовались с мамой. Брак вещь очень серьезная. И хотя вы превосходно знаете русский язык, но в нашей жизни вы пока еще ничего не понимаете!
- Хватит меня оскорблять! Я подаю на вас жалобу! Я в самом деле не разбираюсь в ваших порядках, но я уже поняла, что над каждым начальником у вас есть еще начальник! Мое посольство будет жаловаться на вас вашему начальнику. Надеюсь, мы сможем узнать, кто ваш начальник!
- Зачем же так круто? - усмехается декан. - Теперь я вижу, что вы действительно влюблены. Вот вам разрешение, по которому вам продадут билет в любой кассе на рубли.
- Спасибо. Вы очень любезны, - холодно поблагодарила Грета. Она взяла бумагу с печатями и пошла к дверям.
- Грета, - окликнул ее декан.
Немка обернулась.
- Мне вас действительно жаль. В самом деле, - декан посмотрел ей в глаза.
Грета в сердцах хотела хлопнуть дверью, но сдержалась.

* * *
Заседание в том же управлении КГБ. Присутствуют некоторые из лиц, что и на первом заседании, но без представителей других институтов.
- Что за материалы Шмидт передает в посольство? - спрашивает
генерал.
- Только музыку.
- Очень странно. Что за музыку?
- В основном оркестровую музыку, а так же патриотические советские песни. Десятки кассет с музыкой, записанной двадцать, тридцать, даже сорок лет назад во второй концертной тон-студии в «Доме Радио» на улице Качалова. Эта музыка давно вышла из моды, нигде не звучит. Это, так сказать, сталинская музыка, полная глупого и чрезмерного оптимизма. Ей место в архиве, куда ее постепенно и передают. Но этот Кленов, видимо по наущению своей знакомой, подрядил редакторов и они перегоняют ему катушку за катушкой. За наличные. Вот посмотрите.
Скрытой камерой снят Кленов с Фадеевой. Он забирает кассеты и расплачивается с редактором.
Генерал в раздумье.
- Может проведем задержание? Припаяем всем по статье, пусть посидят, а потом нам расскажут, зачем они все это делают, - предлагает офицер.
Генерал думает еще минуты три.
- Дайте мне послушать, что за музыку они переписывают.
Офицер включает магнитофон. Дикторша бодро объявляет: Композитор Сигизмунд Кац «Радуга над полем». Раздается бравурное вступление, сплошной мажор.
Генерал морщится:
-Уберите звук. Все ясно. Они тропят новую тропу. Эта «стажерка» Шмидт готовит новый канал для передачи разведданных. Я совершенно уверен, что скоро на нее выйдет какой-нибудь крот, которого мы еще не вычислили, и попытается воспользоваться этим каналом для передачи информации. Тогда мы сразу всех и возьмем. А пока будем ждать. Сейчас мы только вспугнем их, нарушим все их планы. Пусть они продолжают готовить свою операцию. Что ж, они с выдумкой там работают. Композитор, музыка... Но и мы не лыком шиты. Не будем торопить события, и рыбка сама попадет к нам сети, - решает генерал.

* * *
Саша с Гретой спускаются по Потемкинской лестнице в Одессе.
- Какая у тебя чудесная мама! И какая красивая сестра! Неужели, вы все втроем жили в этой маленькой комнате?
- Мы и сейчас в ней живем, но уже вчетвером, у меня недавно племянник родился.
- Ах, да... Какой красивый город! Я почему-то думала, что эта знаменитая лестница ведет на пляж. А здесь порт.
- Вода здесь такая грязная, что лучше не купаться. Пошли, нас ждут в ресторане.
- Почему мы не взяли номер в гостинице? Где мы будем ночевать?
- Сестра с младенцем переспит у подруги, мать у соседки. Мы будем с тобой вдвоем, - Саша стесняется быта своей семьи.
- А ты работал в ансамбле на этом теплоходе? - спрашивает Грета, указывая на стоящий у причала теплоход «Россия».
- Нет, я пел свои песни на другом, но тоже на немецком корабле.
- Как на немецком? Разве это наш корабль?
- Да, это бывший «Адмирал Дениц». Мы его получили по репарации.
- Как и я тебя получаю после войны, - шутит Грета, не улыбаясь.
- Штампа в паспорте еще нет, так что наша война еще не выиграна. Мы еще только заявление подали, а за два месяца многое может изменится.
- Все, кроме нашей любви. Мы с тобой победим, я в этом уверена, мой любимый! - и Грета, проявляя инициативу, целует Сашу.

* * *
Мать застилает две сдвинутые кровати, и делает это очень старательно. Она становится коленом на одну кровать, выравнивая простыни на другой. Потом приглаживает след от колена. Саша кривится, и неожиданно его раздражение вырывается:
- Мама, перестань! Немедленно брось! Зачем ты передвинула кровати? Зачем заказала ресторан?! Я же тебя просил - ничего не надо устраивать, выпьем по рюмочке в семейном кругу и все! Грету и так с трудом выпустили из Москвы и ее могут выслать в любую минуту, устроить провокацию, драку. Они только повод ищут!
- Сейчас, сыночек! Одну секунду. Вот чистые полотенца.
- Спасибо! Большое спасибо, - благодарит Грета.
- Ты же не прислуга! Перестань немедленно и уходи! Мы сами все сделаем! - срывается в крик Саша.
Мать начинает плакать, но не от обиды, а от радости. Она не очень вникает в слова сына, она так рада, что ее Саша женится:
- Сейчас, сейчас. Вот тазик, вот кувшин с водой. Я пошла...

* * *
Грета думает, о чем бы начать разговор, чтобы увести Сашу от «маленькой комнаты» и скудости жизненного пространства. Она замечает в углу комнаты, за шкафом старую немецкую пишущую машинку «Эрика» в обшарпанном кожухе.
- Саша, можно я посмотрю.
- Конечно.
Грета достает машинку из кожуха:
- О! Какая прелесть! Это же настоящий довоенный экземпляр. 33-й год выпуска. Фантастика! В превосходном состоянии! А какой шрифт. К сожалению, русский...
- Чем она тебе так понравилась? Старая машинка, ей грош цена, вся чинина-перечинина. На ней только мать и может печатать.
- Это антикварный экземпляр! У моего друга архитектора точно такая же машинка стоит на тумбе, украшает интерьер. Это бесценная вещь!
- Бери! Я тебе ее дарю. Это мой свадебный подарок.
- Я не принимаю таких дорогих подарков.
- Ну, хорошо. Завтра первым делом поедем на привоз, купим матери новую машинку и обменяем на эту. Ты увидишь, как она будет рада!

* * *
Москва. Дом возле метро «Коломенское». Кухня в «улучшенной» малогабаритной двухкомнатной квартире текстовика Кости, который входит и задевает дверью за табуретку. Саша вздрагивает. Еще недавно цветущий, самоуверенный шлягерист выглядит ужасно - он бледен, дрожит мелкой дрожью.
- Так хочется курить, но не могу, сил нет. Боюсь, что вдохну дым и не выдохну.
- Тогда глотай его, - Костя посмеивается над упорным женихом.
- Нет уж - на этот раз я бросил курить навсегда. И в первую очередь бросил курить «Кент». Всегда с него начинаю, а потом курю все подряд. «Яву»-то легче бросить.
- Где ты в настоящую минуту прописан? - иронизирует Костя.
- Сам запутался. За месяц сменил пять гостиниц. Сейчас по
моему, я живу в «Центральной» - у них там на последнем этаже что-то вроде общаги. Полтора рубля в сутки плачу за койку и десятку - администратору. Пока меня там ни вычислят, недельку прокантуюсь.
- Дай-то бог! Яичницу с чем тебе сделать - с сыром или с колбасой?
- Есть не могу, так курить хочу.
- Как в том анекдоте: курить, курить, курить... А еще что любишь
делать?
- Скрываться, скрываться, скрываться...

* * *
Грета с Хильдой заходят в учебное заведение. Хильда говорит:
- Оказывается, твой жених уже был женат, и не так давно.
- Женат? Он мне ничего об этом не рассказывал. А ты откуда знаешь?
- Я была в деканате, и там как раз говорили о тебе и твоем поспешном замужестве.
- У них нет другой темы!
- Сейчас об этом все говорят. А в нашем деканате все про всех знают. Это их обязанность.
- Что конкретно сказали и кто сказал?
- Меня вызвали вчера, чтобы уточнить срок собеседования. У декана сидел его новый помощник. Как только я вошла, декан говорит ему: «Вот ее соседка по комнате.» А помощник пожалел тебя, и говорит: «Бедная девочка! Этот «прохвост», - ты уж извини, но он так выразился, - опять устраивает свои грязные делишки за счет женитьбы. Один раз у него ничего не получилось, теперь он во второй раз женится».
- На ком Саша был женат в первый раз? - спросила уязвленная Грета.
- Это я как раз у тебя хотела спросить. Но ты, видимо, не в курсе.
- Что ж, спасибо. Благодарю за сообщение, - и Грета отошла от подруги в пыльный коридор учебного корпуса.

* * *
Саша поджидает Грету возле университетского общежития. Ходит взад вперед, присаживается на ограду газона.
Грета выходит, замечает Сашу, идет к нему, но потом вдруг останавливается, поворачивается и начинает уходить.
Саша бежит за ней:
- Грета, что случилось? Почему ты позавчера не позвонила? Я вчера весь день прождал твоего звонка, и сегодня... Что произошло?
- Ты врун, лжец! Ты неискренний человек! Я не хочу больше встречаться с тобой!
- В чем я тебе соврал? Мы с тобой три дня вообще не говорили!
- Обещал всегда быть искренним со мной и все мне рассказывать. Но ты не сдержал своего слова!
- Что я тебе не рассказал? Ты знаешь меня лучше, чем я сам! Кого ты слушаешь?
- Ты уже был женат?
- Ах, это. Да, был... - морщится Саша с досады. - Но, послушай...
- Больше ничего не желаю знать! Между нами все кончено. Ты обманщик! - Грета поворачивается и уходит.
- Подожди! Прежде чем уйти, выслушай. Подожди! Даже убийцам дают последнее слово!
Грета приостанавливается:
- Даю тебе три минуты!
- Достаточно двух. Ты видишь, как меня гоняют с этой московской пропиской?
- Да. Ну и что?
- Ты думаешь, что это из-за того, что мы хотим поженится?
- Конечно. А из-за чего же еще?
- Да меня уже восемь лет так гоняют!
- Почему?
- Потому что в Москве без прописки жить нельзя. А мне, чтобы записывать песни и пробивать их через худсоветы на радио и на пластинки, надо жить в Москве. Ни в Одессе, ни в каком другом городе во всей стране никаких звукозаписывающих студий нет! И фирм грампластинок тоже нет нигде, кроме Москвы. Все у нас только в Москве, и нигде, кроме Москвы!
- Но зачем же ты женился?
- Это был фиктивный брак, ради московской прописки. Я с ней
вообще не жил, я заплатил ей деньги за то, чтобы она меня прописала на свою жилплощадь. А потом она захотела, чтобы я ее любил.
- И ты ее любил?!
- Нет! Я тебе говорю - нет! Как раз за это она на меня в суд подала, медицинскую справку представила. Наш брак аннулировали.
Нас даже не развели, а посчитали, что брака не было вообще!
Меня выписали из ее квартиры, этим дело и кончилось. Правда, я ей выплатил еще восемьсот рублей в счет морального ущерба.
- Саша, бедный мой Саша! А ты меня не обманываешь, - сквозь слезы спрашивает Грета.
- Я люблю тебя! Грета, ты моя единственная любовь, моя последняя надежда, мое счастье...
Tags: Вся музыка мира, Грета, Москва, любовь, номер, прописка, штамп
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments