alikhanov (alikhanov) wrote,
alikhanov
alikhanov

Кремниевый курсор.

В искусстве нет прогресса, а значит нет и регресса.
Об этом писал Евгений Баратынской:

"…Вития властвовал народным произволом,
Он знал кто он, и ведать мог
(речь идет о древнеримском поэте)
Какой могучий правит бог
Его торжественным глаголом.
Но нашей мысли торжищ нет,
.....нет форума…"


Баратынский сетует, что в 19 веке непосредственное общение «творца с толпой» на «стогнах» - то есть на площадях, в подавляющем большинстве случаев информационных контактов, сменилось чтением книг.

В переводе на "наш" язык: речевой носитель заменился бумажным носителем.

Со времен Древнего Рима прошло 2000 лет, со времени Баратынского 200 лет, но жизнь изменились в гораздо большей степени.

Носители стали электромагнитными, лазерными, и значительно более компактными, емкими, доступными - и более дешевыми! - чем книги.

А само творчество?

И в доисторическом, доречевом периоде жизни человека, создание рисунков, изображающих охоту на антилопу, выбитых, частично втертых в податливый песчаник в пещере северной Сахары, тоже было искусством.
И наскальные рисунки, и Египетский Сфинкс, и Сикстинская мадонна, и памятник Жоржу Помпиду, и недавно инкриминированные двум бедолагам невнятные полотна ничуть не прогрессивнее друг друга.

Прогресс касается в основном носителей.

Современный художник если и отличается от первобытного собрата, то весьма немногим.
В первую очередь судьбой – надоедливый пещерный гений весьма вероятно был съеден собратьями, в последние же время художников если и убивают, то, как правило, не едят.

Скалы сменил холст, нотный и белый листы бумаги, в три последние десятилетия – экран монитора.

Принципиальной же разницы между куском отесанного кремня, которым была проведена первая вдохновенная художественная черта по закопченной костром стене и курсором дизайнера – нет никакой!

Сейчас мы сидим ни возле костров, а находимся на кухне, в кабинете или в гостиной.

И для того чтобы насладиться или возмутиться результатами творчества, нам вовсе не обязательно приглашать в гости самого творца, тем более неопрятность, нечистоплотность или неприятные привычки у гениев в крови - одни пятисантиметровые ногти на пушкинских пальцах чего стоят.

Носитель – все более совершенствующийся – вот что ограждает нас от неприятных посетителей и незваных гостей.

Индивидуальная суверенность, или как говорят наши «друзья на западе» - «прайваси» - восторжествовала благодаря интернету.

Прочь, профаны!

Но подите прочь и корифеи, потому что у нас есть под рукой - на сайтах - все, что вы хотели до нас донести.

Захотим – послушаем, посмотрим, подышим - запахи, голограммы – это вопрос технический, решаемый, если уже ни решенный. Различные приставки, примочки, появляются в ближайшее время. Так что в воздухе при любовной сцене, проекцируемой на экран или в пространство - запахнет сеном, грозой, духами или потом.

Принципиально важно другое – совершенствование носителей.

С пластинки на 77 оборотов в минуту когда то раздавался слабенький голосок Вертинского.

Кому доводилось слушать подобные пластинки, тот подтвердит, что несовершенный носитель нивелировал обертона, полифонию. Гитара или симфонический оркестр звучали примерно одинаково. Вертинский брал содержанием, а например, Карузо – именем.

У творца, у художника расширились возможности воздействия на потребителя, на пользователя. Впервые в истории цивилизации возникла обратная связь между возможностями массового воспроизведения и творцом.

Непосредственного (пещерного) контакта с потребителями у художников и творцов сейчас нет, и никогда уже не будет – на концерты, на выставки ходит чуть более одного процентов населения.

Обратная связь носит исключительно финансовый характер и осуществляется только за счет учета объема продаж и выплаты авторских и потиражных гонораров.

Вот и весь наш "форум"...

Если мы слушаем Шопена и Штрауса – это как раз и значит, что мы культурные люди.
Если мы покупаем Пушкина и Толстого, значит мы еше осуществляем поддержку самих себя, своего духовного и творческого потенциала. Художники, музыканты, писателе-поэты подлаживаются ко все возрастающим возможностями воспроизведения.

Новый Тютчев или Фет, если не откроют свой сайт или блог – о них никто и никогда не узнает.

Стихотворная форма придавалась информации только ради запоминаемости, то есть для удобства потребителей.

Технический инструментарий настолько расширился, что уже сейчас каждый из нас стал и творцом и издателем - и для самого себя и для произвольного количества пользователей.

Вечное искусство теперь доступно каждому, и в полном объеме.
Творец и потребитель, пользователь и художник – в значимости теперь сравнялись.

Кто вне интернете, вне контента, тот вне культуры.
Время неведомых шедевров закончилось при Бальзаке.
Реализованная возможность стала важнее гениальности.

На другом же конце нашей цивилизации не так давно прошел съезд, на котором «товарищи писатели» вынесли поразительное решение: «запретить при написании прозы пользоваться компьютерами» -"пропадает русскость".
Надо писать при лучине гусиным пером...

(статья была опубликована в журнале "Инженер" лет 10 назад,
и на блоге - http://alikhanov.livejournal.com/52240.html)
Tags: Тютчев, курсор, носитель, профан, форум
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments