alikhanov (alikhanov) wrote,
alikhanov
alikhanov

Categories:

Король вальсов - Иоганн Штраус (отец, а потом сын).

Король вальсов


После завершения Наполеоновских войн в 1814 году в Вене происходило величайшее событие XIX века: начал заседать конгресс европейских монархов, вошедший в историю — из-за обилия пышных празднеств и балов — под названием «танцующий» конгресс. Между Россией, Австрией и Пруссией был заключен «Священный союз». Столица Австро-венгерской империи — город дворцов и памятников, красивейших улиц и парков — отныне могла предаться беззаботному веселью. В светской болтовне, уличных разговорах, на страницах газет политика была заменена исключительно музыкальными новостями. Вену, а особенно ее Дунайский квартал, заполнили звуки скрипок, повсюду слышались мелодии и играли многочисленные оркестры.

В том же 1814 году случилось и одно малозаметное событие: вроде покончил с собой, а скорее всего, утонул «по пьянке» некий трактирщик, оставив круглым сиротой своего двенадцатилетнего сына Иоганна Штрауса (отца).
По настоянию опекуна Иоганн освоил профессию переплетчика, но все же не стал ремесленником; благодаря своему врожденному таланту, юноша стал играть на скрипке в небольшом оркестре Памера, в котором до него играл сын перчаточника и будущий композитор Йозеф Ланнер.

В ту пору, когда Иоганн Штраус (отец) стал музыкантом, вышло любопытное постановление венского двора, характеризующее то время: императорский вердикт ограничивал вальсовую партию восьмью минутами, поскольку на «танцующем конгрессе» вальсы игрались «цепью», то есть непрерывно.

Именно Ланнер первым отработал новую форму вальса, а потом и наставил на композиторский путь Иоганна Штрауса (отца), когда тот перешел от Памера к нему в оркестр. Вдвоем Штраус и Ланнер, соревнуясь друг с другом, впервые сделали «бытовой» вальс произведением искусства и на двадцать лет стали самыми любимыми композиторами и дирижерами Вены.

В карнавальный сезон 1825 года Иоганн Штраус — к тому времени уже создавший собственный оркестрик — играл в кабачке «У красного петуха» недалеко от дома, где родился Франц Шуберт. В перерыве между выступлениями Иоганн соблазнил дочку кабатчика Анну. Когда до рождения первенца, будущего короля вальсов Иоганна Штрауса (сына) оставалось всего три месяца, молодые поженились. Так была положена великая династия Штраусов, прославившая Австрию.

Десять лет подряд семья ежегодно переезжала на новую квартиру, улучшая «жилищные условия», и каждый год из этих десяти у Анны рождались одаренные дети. Двое братьев Йозеф и Эдуард впоследствии тоже стали замечательными музыкантами. Штраус-отец получал тысячи золотых флоринов, дирижируя придворными императорскими балами, и одновременно, как тогда было принято, играл на скрипке, гастролировал по Европе и сочинял замечательные вальсы.

Тем не менее, напряженно работая, папаша Штраус нашел-таки время и присмотрел себе модистку, от которой у него тоже стали рождаться дети. Когда во второй семье родилось уже семь детей, он развелся с дочерью кабатчика Анной, лишил детей от первого брака наследства и женился на модистке.

К тому времени Иоганн Штраус (сын), который с шести лет сам сочинял музыку — первое произведение было записано его прозорливой матерью — стал самостоятельным музыкантом и запросил у венского магистрата разрешение (сейчас мы это назвали бы лицензией) зарабатывать на жизнь, дирижируя собственным оркестром. В музыкальной Вене это были весьма хорошие деньги, и благодаря Иоганну Штраусу-сыну многочисленная «первая семья» не бедствовала.

Единственный человек, который был категорически против того, чтобы девятнадцатилетний Иоганн стал профессиональным музыкантом, был его собственный отец. Он то орал на сына, что не позволит тому стать композитором, потому что «Моцарт умер в 31 год», а он хочет, чтобы «Жани прожил подольше», то жаловался в магистрат Вены. Но на самом деле любвеобильный папаша, похоже, боялся конкурента.

И действительно — как в воду смотрел. Уже через два года Иоганн Штраус (сын) со своим оркестром гастролировал по Венгрии и Трансильвании. Тем не менее, в самой Вене единственным Штраусом все еще оставался отец, дирижировавший придворными балами. Вена была в восторге от вальсов Штрауса-старшего, а будущий «король вальсов» покамест был в глазах общественного мнения всего лишь непослушным отроком.

Тут в 1848 году разразилась Венская революция, которую два музыканта — отец и сын — встретили по разную сторону «музыкальных» баррикад. Старший из Иоганнов написал знаменитый «Марш Радецкого», и, таким образом поддержал монарха Франца Иосифа, а сын сочинил «Революционный марш» и «Песню баррикад».
Однако «путч студентов» вскоре был разогнан, и Вена вернулась в лоно музыки.

Многочисленные дети, семейные неприятности, беспрерывные концерты, гастроли и балы, следовавшие непрерывно, — а играть надо было «в живую», публика щедро платила за музыку — подорвали здоровье Штрауса (отца). Он простудился, потом заболел скарлатиной и скоропостижно скончался. На пышные похороны собрались более ста тысяч венцев, сотни оркестров исполняли вальсы безвременно скончавшегося композитора...

Иоганн Штраус — отныне единственный — опубликовал в газете письмо, в котором объявил, что горько скорбит, и что его единственное желание — стать в музыке достойным продолжателем дела отца. Но уже очень скоро сын превзошел отца, у которого нередко встречались погрешности в гармонии, а вальсы отличались краткостью мелодического дыхания.

Вихрь «Большого вальса» (так назывался старый кинофильм) отныне закружил самого Иоганна Штрауса (сына) да так, что к 28 годам он полностью изнемог, обессилел и тяжело заболел. На помощь пришел его брат Йозеф, который подменил его за дирижерским пультом. Но Йозефа, автора прекрасных вальсов «Опьянение», «Звуки сфер» и других (всего около трехсот сочинений), в дальнейшем постигает судьба отца: он умер не дожив до 45 лет. Дирижером придворных балов становится брат Эдуард.

Тем временем сам Иоганн Штраус выздоровел и принялся зарабатывать музыкой и дирижерством.

Десять сезонов подряд, с 1856 по 1865 год с июня по сентябрь, бросив венские балы, где ему платят всего лишь 10 гульденов за выступление, Иоганн Штраус работает дирижером в России в Павловском вокзале. Владельцы первой российской железной дороги платят ему 22 000 рублей за сезон (на ярмарке в Кимрах корова стоила тогда 5 рублей) и не прогадывают — вагоны первой русской железной дороги переполнены, аристократическая публика ради концертов Штрауса валом валит из Петербурга в Павловск.

Эти Штраусовские сезоны стали событием в русской музыкальной культуре: именно Штраус первым заметил Чайковского, а затем впервые публично исполнил его произведения.

У Штрауса в Павловске был трогательный роман с первой русской девушкой-композитором Ольгой Смирницкой. Ольга ежедневно посылала Штраусу букеты сперва белых, а потом красных роз, и чуть не стала его женой.

Но Ольга была дочкой генерала, девушкой из «высшего общества», и, когда Штраус сделал Ольге предложение, ее напыщенная и глупая мать, категорически воспротивилась браку, заявив, что ее дочь «не ровня капельмейстеру».

Программы концертов, которые проходили прямо в гигантском здании Павловского вокзала, включали произведения всех европейских композиторов. Например, в одном только концерте звучали произведения Вебера, «Римский карнавал» Берлиоза, дуэт из оперы «Трубадур» Верди, попурри из его же оперы «Сицилийская вечерня», марш из оперы «Пророк» Майбера, «Камаринская», «Персидский марш» Глинки, и разумеется, новые произведения самого Штрауса — «Приветствие русской публики», «Полька – Ольга» и другие. Штраус выступал долго, играл на бис, каждый концерт продолжался не менее четырех часов!

А в самой Австрии вальсовая стихия затопила Вену новыми сочинениями Штрауса. Строится общедоступный зал на 10 тысяч мест (!), который соперничает в роскоши с императорским парком Шенбрунн. Гигантские газовые стеклянные тюльпаны освещали знаменитый ежегодный «Бал бродяг», на котором богачи и аристократы, переодетые в рубища нищих, танцевали под вальсы Штрауса.

В 1862 году Штраус женится на оперной певице Етти Трефи, у которой до этого брака уже было семь детей от двух разных любовников. Етти отказывается от своих многочисленных детей и тотчас берет композитора в оборот: на скопленные 280 тысяч флоринов молодожены покупают дом, в каждом уголке которого заботливая супруга разложила нотную бумагу и карандаши.

Наступает расцвет творчества Штрауса: он сочиняет «Сказки Венского леса», «Радуйтесь жизни», «Моя жизнь – любовь и веселье».
По настоянию жены, которая решила, что не дело, когда «композитор такого дарования сочиняет только вальсы», а так же потому, что в моду входят оперетты французского композитора Оффенбаха, Иоганн Штраус подыскивает либретто и принимается за сочинения оперетт. «Индиго и сорок разбойников», «Римский карнавал», «Летучая мышь» и «Цыганский барон» навсегда обессмертили имя великого австрийца.

Со Штраусом случались и забавные истории: он был участником первого гигантского, как бы мы сейчас сказали, гала-шоу.

Это событие произошло в 1872 году, когда американцы пригласили Штрауса на празднование 100-летия США.
Штраус в тот год отменил гастроли в Павловске и приплыл на пароходе в Америку. Там Штраус управлял оркестром из 20 000 музыкантов и певцов! На этом юбилейном концерте было 100 промежуточных дирижеров, которые размахивали палочками, следя друг за другом. Сигналом к началу концерта был выстрел из пушки!

Гонорар Штрауса составил 100 000 долларов — не менее пяти миллионов на сегодняшние деньги!
Американцы предлагали Штраусу за продолжение гастролей еще миллион долларов (теми деньгами!), но композитор предпочел вернуться в Европу.

Оперы, которые Штраус сочинил в преклонном возрасте, оказались не столь удачными. Но Иоганн был «королем вальса», сам вполне осознал это и однажды сказал: «Движение было возможно лишь путем расширения формы вальса».
Штраус купил еще один огромный дом, еще два раза женился, умер знаменитым и, в отличие от Моцарта и Бетховена, богатым.

Лучше всего про гений Штрауса сказал И. С. Тургенев: «Под его вальсы кружат королевские дворы и казармы, шелковые туфельки и деревенские сабо, невесомые феи и плотные крестьянки. Мелодии Штрауса отзываются в ногах и проникают в душу».

А сейчас хочется напомнить читателю о двух давних событиях, произошедших в Вене в 1814 году: заключении «Священного союза» трех тогдашних «сверхдержав» России, Пруссии и Австрии — и нелепой смерти пьяного кабатчика, который оказался дедом великого композитора Иоганна Штрауса.

Спустя двести лет эти два события «на весах истории» сравнялись.

Несомненно, что подобное происходит и в наши дни, но мы пока об этом не догадываемся, не правда ли?

Сергей Алиханов
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment