alikhanov (alikhanov) wrote,
alikhanov
alikhanov

Кризис потребностей.

"На свете живут добрые и хорошие люди" 2008 г.

V1245_21-01-10
Режиссер фильма Дмитрий Астрахан.

Ни в Кимрах (в которых под названием «Зареченск» происходили съемки городских эпизодов фильма), ни в Кимовске, ни на станции Узловая, ни поселке Рахманово ни в тысячах других наших приречных или пристанционных городках никаких событий обычно не происходит.
Не прилетают НЛО, ни из одной из близлежащих колоний массово не бегут заключенные, и плотные колонны в арестантских робах никогда не берут штурмом поселки, как «Холодным летом 53 года».
И уж конечно обыватели с окровавленными лицами и с кувалдами и молотками в руках не дерутся стенка на стенку с вооруженными зеками.

Главное же - никто и никогда не вызывает учителей истории из захолустных городков в Москву в несуществующий "Совет по образованию".
Более вероятно, что уроженец «Зареченска» «Ваня-олигарх», вдруг на халяву накроет в родном городке вдоль всех улочек праздничные столы в честь своего дня рождения, а потом с бодуна предложит все строения снести и на родных руинах построить «Нью-Васюки» еще остапбендеровкого розлива.
Протрезвев же, Ваня, в событийные 90-е ставший олигархом, непременно свалит.
Не понаслышке знает Ваня-олигарх, что строить в «Зареченске» некому, а главное - не для кого: никто никуда переселяться не хочет, - об этом очень доказательно в самом фильме.
И действительно строить что-то новое – это сейчас идти против воли всех – хватит, дайте роздыху.
Блестящие усилия сценариста Олега Данилова, прибегающего для сюжетных поворотов к некой оккультной брошюрке, то и дело прикладываемой главным героем фильма ко лбу, и режиссера фильма Дмитрия Астрахана, 5-ть лет снимавшего эту замечательную картину, напоминают движения двух пальцев по поверхности сенсорного телефона или iPada - чтобы увеличить фотку.
Изображение в самом деле увеличивается, и на экране крупно видна наша жизнь.
Как в каком-то романе Станислава Лема - при исследовании опилок под микроскопом возникает нано-надпись:
«Это мы, опилки».
Да, действительно, это мы.
Уже не «скифы и не азиаты», а забулдыги, но все еще, со слезами на глазах ностальгирующие при виде скачущего на лихом коне по экрану телека комдива Чапаева.
И на заре припоминаемой истории, по несколько навязчивой сценарной задумке, режиссер все заставляет советского киногероя скакать и скакать по своему фильму.
И Чапай, герой советских анекдотов, все патриотичнее скачет через сегодняшний киноэкран.
Чапай опять впереди все той же конной лавы, но почему-то кажется, что легендарный комдив еще бешенее размахивает шашкой над головами разбегающихся белогвардейцев.
С чего бы это?
Ни с того ли, что у нас ни в жизни, ни в кино «кроме мордобития никаких чудес» все еще не происходит, и Владимир Высоцкий, похоже, навсегда прав.
Но фильм, однако, цепляет.
Кино трогательное, кино получилось.
Режиссер любит нас и эта любовь очень чувствуется. И сам режиссер говорит о своей любви и кинематографическими средствами, да и на пресс-конференции.
Остается пожелать, чтобы мы сами себя, наконец, полюбили, и чтобы перестали завидовать соседским лоторейным удачам.
И чтобы мы еще хоть чем то, кроме рукоприкладства после халявного застолья, занялись.
Но героям фильма, как и нам в жизни, ничего не нужно, они ничего не хотят.
Кризис потребностей пострашнее кризиса перепроизводства, финансового кризиса.
Потому что очередной финансовый кризис проходит и пройдет, продукция чрезмерно произведенная будет когда-то раскуплена, а потребностей если нет, то их и не будет никогда.
Tags: Дмитрий Астрахан, кино, режиссер
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments