alikhanov (alikhanov) wrote,
alikhanov
alikhanov

Category:

"Западничество и славянофильство" - о Василии Осиповиче КЛЮЧЕВСКОМ (1841-1911 гг)

portret_klyuchevskogo1(1)

В середине 19-го века открытия естественных наук все еще были осмыслением мира.
Лабораторные эксперименты были весьма примитивны, и главным инструментом познания оставалась – как и во времена Сенеки - мысль, взоры которой легче всего обращались назад, в прошлое.
Тем не менее, достижения 19-го века в исторической науке остались непревзойденными и по сей день, и востребованы и сейчас в каждодневной духовной жизни.

После преждевременной – для ученого – смерти Н.М. Карамзина и ранней смерти второго великого историографа – С. М. Соловьева, который так же не успел завершить свой исполинский труд, и поведать о всех последствиях петровских реформ, свой лекционный «Курс русской истории» записал во многих томах Василий Осипович Ключевской.

Наследие Ключевского огромно, но и ему не удалось окончательно подвести итоги, и сделать всеобъемлющие выводы о деяниях наших предков.

Однако с тех пор - за сто пятьдесят лет! - новых историков, создателей многотомных трудов, охватывающих две тысячи лет русской истории больше не появилось.
Ключевской - последний великий историк, труды которого освящены единой мыслью, и пронизаны проникновенным взглядом на российский исторический процесс. Все последующие компилятивные труды академиков «советских» наук, сейчас совершенно не читаемы, страдают ангажированностью, эклектичностью, полны разношерстных надерганных к месту и ни к месту цитат из «классиков марксизма».
В текущем же времени заниматься историей пока недосуг.

Чтобы быть подлинным историком необходимо прежде всего быть эпохальной личностью – владеть множеством языков, обладать энциклопедическим знаниями, и главное - с ранних лет полностью посвятить себя единственной цели – самозабвенному проникновению в отечественную историю.
Таким был В.О. Ключевской и его труды до сих считаются непревзойденными.
Сочинять же на казенный «кошт» оплаченную «правду» возможно, но творить истину и лучше, и достойнее, и труднее, а главное –долговечнее.

Тома Ключевского осенены собственным пониманием русской истории, и подвели итоги вековым спорам западников, и славянофилов - К.С Аксакова, Ю.Ф Самарина, К.И. Бестужева-Рюмина, В. И. Сергиевича, С.М. Соловьева.

Сам же Василий Осипович Ключевский причислял себя к западникам, и великая борьба великих умов и послужила причиной расцвета русской исторической науки в 19-ом веке.
В 20-ом же веке славянофильство подменилось антисемитизмом, выхолостилось, упростилось до «мычания», а западничество так же утратило первоначальный смысл и сменилось чуть ли ни «преклонением перед западом».

Родовой или общинный путь развития характерен для России – вот суть разногласий между западнический и славянофильский исторической школой.

Какой путь является для России подспудным историческим движителем - только в этом глубинный смысл историографических изысканий, а отнюдь ни в том - еврей ли Ленин по матери или нет.
Ключевской, как и его учитель Соловьев, были в понимание Аксакова «западниками».

Многолетние споры и дискуссии западников и славянофилов было направлены на исключительно глубинное понимание истории, а не разбирательство анкетных данных отдельных исторических лиц.
В заметке, посвященной памяти Аксакова, который был всегдашним научным оппонентом Ключевского, –и которому принадлежало одно из первых мест в славянофильской историографической школе, Ключевский пишет, что славянофильское учение родилось гораздо раньше славянофильства.
Ключевский замечает, что незачем характеризовать жизнь и деятельность Аксакова этим «нерусским и непонятным термином».

Сейчас в этом слышится тонкая ирония, которой, разумеется, при написании текста у автора не было!
Ключевский был в высшей степени остроумным человеком – в его записных книжках множество афоризмов, например:
«В нашем настоящем слишком много прошедшего; желательно было бы, чтобы вокруг нас было поменьше истории».
Звучит очень актуально и сейчас!

Штампы о «гниение запада», которое принесли на святую Русь реформы Петра, оказались очень удобными для упрощенно мыслящих демагогов.
Подлинно же славянофильские или западнические взгляды на историю требовали ни разжигания костров ненависти, а исключительного подвижничества, служения и той, и другой идее – по 16 часов в сутки.
Западничество было методом анализа и слежения за ходом истории, и славянофильство было стержнем великих трудов, которые и по сей день читаются запоем.

Могучий ум и эрудиция Ключевского, дар сочетать историческую логику с художественным, образным воссозданием прошедших событий оставило свой след и в русской литературе, и в русском театре.
Ключевский много раз консультировал Федора Шаляпина, когда великий певец готовился к исполнению роли Бориса Годунов, и ему было необходимо постичь эпоху и характер исторических фигур.
Ключевской – по свидетельству Шаляпина – так воспроизводил диалоги между Шуйским и Годуновым, словно был «лично знаком с ними».

Многие даты жизни Ключевского накладываются на ход самой русской истории.
Весной 1861 года, когда с церковных амвонов был оглашен манифест о ликвидации крепостного права, Ключевский в корне поменял свою судьбу – он ушел из «духовной семинарии» и поступил – сдав 16 экзаменов! - на историко-филологический факультет Московского университета.
Ключевский был лично знаком с террористом, цареубийцей Каракозовым, который тоже был родом из Пензы.

Великий историк Василий Осипович Ключевский сам стал частью русской истории, но не за счет нелепых, геростратовых поступков, а за счет служения ей.

По моему же скомному мнению, если какой-либо талантливый представитель общины становился основателем рода, то история этого рода и велась с основателя.
История купеческих родов Фирсановых, Красильщиковых, Морозовых, Павловых, Сорокоумовских, род Вашего покорного слуги по отцу, даже сейчас, после утраты всей родовой собственности, велась и ведется с основателя рода.
http://www.tpp-inform.ru/analytic_journal/2761.html

Честь рода строилась на достоинстве общины.

Предпринимательское преуспевание обязательно дополнялось благотворительностью, меценатсвом, поддержкой искусства, созданием и основанием галерей и музеев...
Если какой-либо представитель купеческого рода шел на государеву, государственную службу - что иногда случалось, то в зависимости от чинов получал уже и после отмены крепостного права сначала личное, а потом и родовое дворянство, только как знак отличия.
И славянофильство и западничество - методы изучения истории России, и надо было не противопоставлять их друг другу, а дополнять, применяя и тот, и другой методы.

Когда же и роды и общины пустили в распыл, и по Щедрину "история прекратила движение своё", то стали изучать "Краткий курс истории партии большевиков", потому что другая история была под запретом, да никакой другой истории в России и не было почти весь двадцатый век...
Tags: Ключевский, Россия, Щедрин, запад, история, род, славянофилы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments