alikhanov (alikhanov) wrote,
alikhanov
alikhanov

Комментарии к книге отца "Дней минувших анекдоты..."

IMG_0771
Дом, расположенный в саду бывшего Дворца наместника, потом - в мое время - Дворца пионеров. В двух комнатах этого дома жила Екатерина - "Кеке" - мать Сталина. Сейчас там находится музей её имени.

IMG_0783
"Дворец пионеров".

IMG_0776
Справа дорога по которой к Кеке пришла моя бабушка Лилли, налево дорога по которой они вдвоем прошли к Филиппу Махарадзе.

"Дней минувших анекдоты..." - полная оцифровка книги отца -http://coollib.com/b/273642/read

цитата из 6-ой главы -

“И вот когда Саша (так моего отчима звал весь Тифлис, тогда город не очень большой) сел за неуплату налогов в тюрьму, моя мать пошла с этой тревожной вестью к Кэке, и они вместе отправились к тогдашнему председателю грузинского ЦИКа Филиппу Махарадзе.
Тот сказал, что выпустить Александра Яковлевича можно лишь под чье-нибудь поручительство. Кэке тут же предложила свою кандидатуру. Махарадзе предупредил, что отчима выпустят с подпиской о невыезде и если он уедет, как это предполагалось, в Москву, то поручителя посадят в камеру вместо него. А мать Сталина посадить в тюрьму нельзя.
Тогда призвали младшего брата отчима Baco, который в то время преподавал в средней школе то ли историю, то ли литературу. В отличие от Саши, он получил высшее образование в Киеве, жил недалеко от нас на Гановской улице с прекрасной семьей, супругой Еленой Платоновной и двумя детьми, нашими сверстниками Шота и Марикой. Сашу выпустили, он немедленно уехал в Москву, а вместо него в тюрьму попал его брат.
По приезде в Москву отчим поселился у какого-то сапожника, который помнил его еще по выступлениям в цирке. Через Яшу Джугашвили отчиму удалось сообщить Сталину о сложившейся ситуации. Ночью к сапожнику приехали чины из НКГБ, и встреча Александра Яковлевича со Сталиным состоялась.
Результатом этого свидания с «вождем народов» было письмо на имя Лаврентия Берии, которое пришло из Кремля. В письме было сказано, что Александр Яковлевич отныне стал работником ЦИК Союза и все обвинения с него должны быть сняты.
Таким совершенно поразительным образом из прогоревшего тифлисского ресторатора мой отчим в одночасье попал в высшую кремлевскую номенклатуру, в так называемый сталинский «ближний круг»!
На этом кончается история нэпмана и начинается совсем другая история. Вскорости Александр Яковлевич получил назначение заведующего хозяйством первого дома отдыха ЦИК на самой южной точке Крыма в бывшем имении знаменитого фарфорозаводчика и лошадника Кузнецова — Форосе. Моя мама уехала к отчиму в Крым. Чтобы окончательно порвать с прошлым, Александр Яковлевич изменил даже написание своей фамилии и стал писать ее с буквы «И» — Игнаташвили, а в кремлевских приказах его фамилия теперь писалась через «Е» — Егнатошвили. А брат отчима Василий Яковлевич вышел из тюрьмы вернулся преподавателем в школу.”

Фильм - "На качелях власти - Кремлевские жены" о судьбе моей бабушки Лилли Германовны Эгнаташвили-Алихановой с 20-ой минуты
http://cyberik.ru/video/95157-na-kachelyax-vlasti-propavshie-zheny-2011-satrip.html

съемки фильма - http://alikhanov.livejournal.com/82238.html

Исключительно потому, что Екатерина (Кеке) - мать Сталина сама пошла с моей бабушкой Лилли Германовной к Филиппу Махарадзе, и стала просить его освободить “Сашу” - вопрос об освобождении Александра Яковлевича Эгнаташвили - нэпмана - владельца 4-х ресторанов - отчима моего отца - вообще встал перед Председателем Грузинского Центрального Исполнительного Комитета.
Это был судьбоносный визит - мать Сталина сама пришла к Филиппу Махарадзе, и Александр Яковлевич Эгнаташвили был спасен.

Мать Сталина предложила Филиппу Махарадзе:
- Посади меня вместо Саши. А Саша поедет к Сосо и все устроится” - Филипп Махарадзе тут и нашел выход с братом - посадил брата-заложника Василия Эгнаташвили, чтобы как-то оправдаться перед Берия.

А в Москве Александр Яковлевич Эгнаташвили попал к Сталину, и получил место работы, а главное защиту от Берия, кремлевскую “крышу”.
Потом уже Александр Яковлевич перевез в Москву и свою семью.

Так мой отец в 13 лет попал в Москву, жил в общежитии ВЦИКа в ГУМе, потом поступил учится в ГЦОЛИФК, где встретился с моей матерью.





***
Просыпается луг - ос, шмелей все слышнее гуденье.
Сквозь косые лучи из метелок летят семена.
Тают блестки росы - по мерцаниям тают мгновенья.
Ну а я весь рассвет все твержу и твержу имена.

Я родился, когда Александра зацапал Лаврентий.
Моя бабушка Лилли отправилась мужа спасать -
Поспешила к Кеке, да к Кеке! - по семейной легенде,
И Филипп Александру позволил в Москву убежать.

Вот Кеке и Лилли к часовому подходят из сада, -
Только Сталина мать сквозь охрану входила во ВЦИК.
И Филипп ищет способ - Лаврентия трогать не надо, -
И Филипп все мозгует - на грани колеблется миг.

Как уважить Кеке? Ведь Лаврентий пошел против НЭПа,
Как ему и велели, а тут - отпусти одного.
Вдруг Кеке говорит: “- Ты меня посади за него!”
И в тот миг я родился - и гляжу вот я в синее небо...


Фотографии Ираклия Якобашвили.
Tags: Дней минувших анекдоты, бабушка, история, мать, миг, память, просить, решение, семья
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments