alikhanov (alikhanov) wrote,
alikhanov
alikhanov

Category:

О ЛЕОНИДЕ МАРТЫНОВЕ - "Не ешь киш-миш и не кури гашиш, А тень купи..."

О ЛЕОНИДЕ МАРТЫНОВЕ

Сейчас, в летнюю нынешнюю жару, невольно то и дело читаешь про себя замечательное стихотворение Леонида Мартынова
Торговцы тенью
Мы знаем цену каждому мгновенью
Платить за все придет однажды срок...
Я как-то раз пробрался на Восток
Там, между прочим, есть торговцы тенью
Они располагаются под сенью
Больших деревьев около дорог,
А чаще - в нишах, и за вход в мирок,
Наполненный прохладою и ленью,
Берут пятак. Заплатишь - и лежишь...
"Не ешь киш-миш и не кури гашиш,
А тень купи - она дешевле дыни
Здесь в городе" - торговец мне шептал..
"Но понимаешь, весь свой капитал
Отдашь ты за нее среди пустыни".

DSC03308

«Но нашей мысли нет форума!..» - сказал Баратынский в своем стихотворении «Рифма».
Величайшее сравнение русской поэзии: рифма - как голубь ковчега, приносит вдохновению поэта живую ветвь внутреннего отзвука.
Говоря современным языком – рифма осуществляет обратную связь.
На долгие десятилетия о Леониде Мартынове забыли.
Ни одной книги, ни одного стихотворения в печати.
У Мартынова не было читателей, не было слушателей. Он создавал «неведомые шедевры» своих поэм не в мансарде безумца, а в стандартной квартире советского литератора: имя Леонида Мартынова было внесено в одну из компаний литературной травли, и его "замолчали".
Когда поднятая пыль осела, выяснилось, что ни преданным служением, так сказать, музе, ни настойчивым и кропотливым ежедневным трудом, ни добровольным, ни вынужденным затворничеством живого литературного процесса не заменишь.
Литература – не летопись, не монашеское дело, тем более поэзия.
Изгнанный из Флоренции Данте из плодотворного чувства мести поместил в своем Аду напакостивших ему флорентийцев.
Мартынов ада не создавал, он создал свой мир, который в последние десятилетия его жизни был стерилизованным и душным миром затворника.
Я очень люблю ранние стихи Мартынова, написанные в те же годы, когда творили Есенин, Маяковский.
Поэзия Леонида Мартынова - второго ряда, но только тогда, когда в первом ряду – названные гении.
Голый Аполлон, странствующий по снегам, потаскухи, сметаемы бушпритом корабля с одного из ленинградских мостов, да и сам Мартынов, скитающийся с чемоданчиком в руке по пустыням Средней Азии – все это приметы и образы послереволюционной эпохи.
Tags: Леонид Мартынов
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments