July 17th, 2010

Федор Тютчев, Роберт Хайек и человек "на флажке"

Большинство читателей до сих пор воспринимают знаменитое четверостишие Тютчева в прямо противоположном смысле, который вкладывал в него поэт, говоря что «в Россию можно только верить».

Тютчев противопоставлял крепостническую, скованную Россию революционной Европе, Россию у которой «особенная» – вот ключевое слово! - монархически несгибаемая «стать».

Именно в эту кондовую «стать» и предлагал верить поэт. В своих имперских статьях дипломат Тютчев развивал ту же мысль.

Коммунистическая идеология, которой мы придерживались 70 лет, имела чисто западное происхождение.

«Карлы-марлы борода» ( выражение Маяковского) вздыбилась и заколебалась отнюдь не в России, но «заколебала» эта борода, к сожалению, именно нашу страну.

Многочисленные европейские революции девятнадцатого века сыграли на западе роль прививок.

В двадцатом же веке с его возросшими техническими возможностями, которые легко были приспособлены для тоталитарного уничтожения, запад уже отнюдь не относился к своему изобретению –к коммунизму - как успешной социальной системе.

Нобелевский, так сказать, лауреат экономист Роберт Хайек критикуя коммунистический путь развития, определил, назвал этот путь - «дорога к рабству».

По Хайеку к рабству приводит отсутствие альтернативы при выборе работодателя, как в Советском Союзе -
когда работодателем являлось исключительно государство.

Роберт Хаейк «открыл», что отсутствие альтернативы при выборе места работы ведет к уничтожению частной жизни и приватной информации, что, по его мнению, и является «рабством».

Хайек не понимал, что в двадцать первом веке, как только технически и с новыми информационными средствами станет возможным осуществлять полный тотальный контроль над личностью, такой контроль будет немедленно и повсеместно осуществлен, и будет вестись круглосуточном режиме и в полном объеме.

Как выражаются профессионалы – поставить человека "на флажок».

Сейчас мы все «на флажке» - всегда и повсюду - передавайте привет своему мобильнику и "мылу".

Тотальный контроль над личностью ведется вовсе не потому, что отсутствует «выбор работодателя», а по причине борьбы с терроризмом.

В романтически бесконтрольном двадцатом веке Россия выбрала коммунизм именно как свой «особенный» «свободный от рабства и угнетения помещиками и капиталистами» путь развития.

И с беспощадной серьезностью и с несгибаемой решимостью стала строить «наш» коммунистической мир с той имперской «статью», в которую завещал верить Федор Тютчев.