February 25th, 2012

За поражение надо платить

Наконец-то "товарищи ученые" экономисты сформулировали то, о чем я написал в романе "Гон" 15 лет назад.

Путч продан. Фразы и глава из романа "Гон"
http://alikhanov.livejournal.com/296604.html

а вот статья из Частного корреспондента -

http://www.chaskor.ru/article/majkl_hadson_kak_bednost_i_strogaya_ekonomiya_vredyat_ekonomicheskim_interesam_rossii_24502
цитата из этой статьи -
"После того как в 1991 году развалился Советский Союз, большая часть его членов последовала неолиберальной концепции реформ, предложенной МВФ, Всемирным банком и выпускниками ведущих западных университетов, так называемыми мальчиками из Гарварда. В результате они просто передали контроль над наиболее прибыльными частями государственной собственности (полезные ископаемые, недвижимость, предприятия общественного пользования, отели, транспортные системы и т.д.) людям со связями внутри экономической и банковской элиты. США и другие западные страны затем помогли этим людям переместить свои капиталы на Запад путём продажи постсоветских предприятий и недвижимости."

"То ли пьян, то ли тверез брел средь сосен и берез..."

* * *
То ли пьян, то ли тверез
Брел средь сосен и берез...
То ль изба, то ли сарай -
Гостя позднего встречай.

Костерок из бересты
Разведу перед порогом.
Зашевелятся листы…
Что там - между мной и Богом?

* * *
Он жил на земле и следов не оставил на ней.
Он жил, как жилось, потакая судьбе и потребе.
Туманное небо уже становилось светлей,
А он и не помнил, и вовсе не думал о небе.

А небо светлело, о нем и не знало оно -
Дышало ветрами, и веяло градом, дождями.
Высокому небу и темной земле все равно -
Хранить ли следы или не тяготиться следами.



* * *
Неправедная злоба святому ремеслу
Мешала - гулкий ритм рождался несвободным.
И слишком звонкий стих, противившийся злу,
Сам становился злым и потому негодным.

Так думал я, свои вымарывая строки,
А заново писать их было не с руки.
Все мысли, как плоды, свои имеют сроки,
Ты рано их сорвал, а глядь - они горьки



РЕМБО

Не страшно, что мачты и палуба вкось,
Но страшно, что в трюме слоновая кость,
Слонов убиенных мерещатся тени
Зловещее золото тянет на дно.
Все тяжести - за борт! - спасенье одно.
А в долгом пути не избыть повреждений.

О, жалкий торгаш! О, великий Рембо!
Во мне то начало, во мне то ребро -
Тону, предаваясь базарному крику.
И нет переломов, болезней и ран...

В лесах бескорыстнейшей самой из стран
Мне легче спастись, собирая бруснику.





* * *
В предчувствии жестокого урока
На все готов я, лишь бы уцелеть.
В безвестности хочу дождаться срока,
И выйти в люди, а не умереть.

Пустой не предаваться укоризне,
А гласные легко на горло не взять, -
И главное, чтоб мне хватило жизни
Свои слова судьбою оправдать.
1973 - 75 гг.