June 12th, 2012

Соблазнительная Оленька

Глава из романа "Оленька, Живчик и туз"

3
Однако давно пора нам вернуться ко вторнику, вернее, к среде следующей недели, когда, ускользнув от восхищенного взгляда евроюдашкина, потрясная авантюристка Ланчикова и ее невзрачный напарник Пыльцов за полчаса до назначенного им времени подъехали на подержанном «Ауди» к садам Тузпрома.

Запачканные сапогами добытчиков полутемные конторские помещения, из которых Рор Петрович когда-то руководил прокладкой тузопровода «Дружба», в первый же послеприватизационный год были снесены. Для увеличения продолжительности собственной жизни господа ведущие акционеры Тузпрома на месте грязных двухэтажных конторок воздвигли небоскреб, по сути являющийся управленческим дендрарием, и теперь на работе вместо северного, бедного кислородом ветра, вдыхают целебные, тонизирующие ароматы высокогорных, вечноживущих гималайских цветов, похожих на лилии. Живительные фонтаны и рукотворные реки день и ночь ниспадают с благотворным, успокаивающим нервную систему журчанием по беломраморным ступеням и резным колоннам внутренних балконов со всех двадцати пяти этажей ослепительного Тузпромовского небоскреба. В дивных пространствах со средиземноморским климатом, где вместе с залетевшими погреться подмосковными воробьями летают мексиканские колибри, где с лианы на лиану перемахивают шимпанзе, специально выдрессированные в Уголке Дурова не гадить на головы многочисленных тузопросителей, и самой царице Семирамиде не стыдно было бы прогуляться. Очень мудро господа потратились, не пожалели на самих себя — надо прямо по месту работы устраивать рай, а не ждать, пока пристрелят.

При входе в феерическое здание уходящая в небо стеклянная поверхность небоскреба внесла в затрепетавшее сердце Оленьки абсолютную уверенность, что она обязательно — все равно каким образом — взлетит и посмотрится в самое верхнее, бескрайнее окно Тузпрома, вдруг отразившее солнечный луч, пробившийся в это мгновение сквозь белые облака. Она почувствовала себя летчицей, птицей и, окрыленная из автомобильного зловония загруженного грузовиками Калужского шоссе, впорхнула в автоматические двери.
Удивительно, но как раз в эту же минуту в просторном кабинете, составляющем весь восемнадцатый этаж небоскреба, стены которого увешаны картосхемами тузопроводов, проницательный микроцефал господин Фортепьянов, несмотря на всю свою занятость, мельком подумал, вернее, мимолетно возмечтал об обладательнице восхитительного мембранного голоска.
Collapse )