June 1st, 2013

"Оленька, Живчик и туз". Глава из романа - Путь спасения.

http://audioboo.ru/alihanovserg/737-alihanov-sergey-ivanovich-olenka-zhivchik-i-tuz.html

http://www.bookarchive.ru/audioknigi/hud_audio_lit/otech_audio_lit/57664-olenka-zhivchik-i-tuz.html
и еще на 46 тысячах сайтов
http://yandex.ru/yandsearch?lr=213&text=%D0%BE%D0%BB%D0%B5%D0%BD%D1%8C%D0%BA%D0%B0+%D0%B6%D0%B8%D0%B2%D1%87%D0%B8%D0%BA+%D0%B8+%D1%82%D1%83%D0%B7

Украденное зеленое платье, которое только что ей абсолютно не шло, вдруг преобразилась - Оленька превратилась в себя самое - в золотую бабочку, порхающую над весенним, покрытым белыми одуванчиками, лугом!


Оленька перевернула еще одну страницу и вдруг на пожелтевшей фотографии она увидела свое собственное лицо!

Гадкий беспризорник, воспользовавшись всеобщим энтузиазмом и шумным неистовством публики, кидающей в воздух трости и зонтики, самым наглым образом лез ей в карман кожанки!

2.

В продолжении долгого ужина, обставленного все с той же церемониальной пышностью, влюбленные обменивались ничего не значащими фразами. Насытившись, господин Фортепьянов вдруг почувствовал себя бесконечно разбитым, напряжение спало, и накатила усталость. Фортепьянов встал и сказал, что ему надо собраться с мыслями и отдохнуть, и чтобы Оленька шла в свою спальню.
Ланчикова еще в лимузине была готова к такому повороту дел и сказала:
- Ророчка, миленький! Я еще не хочу спать. Если ты не возражаешь, я бы очень хотела посмотреть альбомы с твоими семейными фотографиями», - прожив долгие годы со своим персональным фотографом, Оленька знала, что просмотры семейных снимков, а особенно изображений далеких предков очень трогают сердце живущего потомка. Интересоваться родословной - верный шаг к тому, чтобы мимолетная любовь переросла в долговременную привязанность. «Как ни крутись – ты будешь моим, ты уже мой!» - самоутверждалась Оленька, подставляя Ророчке губки для прощального поцелуя.
- Эти альбомы достались мне от деда, а, может быть, даже от прадеда. Кажется, там не только наши семейные реликвии, но и просто старые фотографии начала века. И вообще, дорогая, занимайся чем хочешь. Ты у себя дома. Спокойной ночи! - растрогавшийся Фортепьянов улыбнулся, еще раз поцеловал Оленьку и удалился.
Оказавшись в спальне, в которой всю прошлую ночь она энергично занималась любовью, Оленька тут же направилась к кожаному сундуку, открыла крышку и по очереди вытащила и положила на кровать два больших старинных альбома – в сундуке их оказалось несколько.

читать Collapse )