June 17th, 2013

ПАМЯТИ АДМИНИСТРАТОРА ЦДЛ Аркадия Семеновича БРОДСКОГО

ЭПОХА ОТКРЫТИЙ

Руины под липами, воздух и чист и смертелен,
Дубы на холме в озаренье незримых лучей -
Там «светят» решетки, развалины ржавых котелен.
И грай оглашенный - сбиваются стаи грачей...

Когда ту эпоху еще не сменили потери,
Два физика ездили из дому на «Москвиче»,
Спешили к холму -
сотворенье смертельных мистерий
Они толковали дорогой в мажорном ключе.

Все так хорошо, так удачно сумело сложится -
И атом ручнел, и реакторы шли на поток,
Но только не знали, и знать не могли сослуживцы,
Что точные формулы боком выходят потом.

А мысли рождались, и делалось общее дело,
И тайна за тайной крушились пытливым умом.
Но чтобы вода в радиаторе не закипела,
Хозяин высаживал друга пред самым холмом,

И ехал один.
А сосед поднимался пешком
Сюда, где усталость теперь воплощается божья,
Где вечная осень восходит наверх от подножья,
И слабая жухнет трава, не справляясь с песком...


О ФАНТАСТИКЕ

С какой надеждой двадцать лет назад,
Проглатывая за ночь три романа,
Я поднимал к поблекшим звездам взгляд,
Жалея, что родился слишком рано.
Рукой подать, казалось, до Плеяд.
И надышавшись прозы, как дурмана,
За пеленой предутренней тумана,
Я видел непонятный аппарат.

Но с пустотою не возникала связь,
И лишь в себя пытаясь влезть пытливо,
Мысль дотянулась до Большого взрыва,
И сразу же за ним оборвалась.

И толку нет в космической затее -
Мир оказался проще и скучнее.






* * *
В мельканье лиц непостижимом,
Сойдя с дорог, ведущих в Рим,
Борцы бесстрашные с режимом
Исчезли сразу вслед за ним.

Так правотой они светились,
Что гусениц взнесенный вал,
Когда они под танк ложились
Над их телами застывал.

А шлемофон гудел не слабо,
Чтобы давить, не тормозя.
Интеллигенция, как баба,
Себе купила порося.

Попятилась, прошла эпоха
И лагерей, и трудодней.
И тут же с сердцем стало плохо,
И поспешили вслед за ней...


ПАМЯТИ АДМИНИСТРАТОРА ЦДЛ
Аркадия Семеновича БРОДСКОГО

Неутомимый маленький герой,
Он с планкой орденов стоял горой
За всех писателей.
Счастливо заседали
Они в парткоме и в дубовом зале.

Он засекал уже издалека
Пушок демократического рыльца,
Хватал за шкирку и давал пинка
От Венички и до однофамильца.

Разишь душком иль арестантской робой -
Тогда к буфету подходить не пробуй.
Труд цербера безжалостен и тяжек.
Империя рыхлеет от поблажек.

Он раскусил борцовский куцый шарм,
Тех, на глушился навостривших ушки, -
Когда они на брайтонский плацдарм,
Сквозь голодовки двигались к кормушке.

Творили, как за каменной стеной.
А умер он - писателей прогнали,
И свой бифштекс последний дожевали
Они в сугробах грязной Поварской.

Сочинил сам.

IMG_8058
Часто спрашивают в личке - сам ли я сочинил стихи.
Если не указываю автора, значит, действительно "сочинил сам".
В такой редакции - просто лучше -

***
О, если б хоть один подобный взгляд,
Которым ты рассматриваешь платье,
Достался мне...
Но, видимо, проклятье
На мне лежит. А в чем я виноват -
Семь тысяч лет все не могу понять я...

2 фотографии Collapse )