July 18th, 2013

"Жить жизнью собственной пора..." - стихи об искусстве.

* * *
Выхожу на мороз. Белый снег заскрипел под ногами.
Настоящие звезды вершат измененье времен.
Там, в домашнем тепле, я внимал ученической гамме,
Говоря, что Шопен прилежанием вновь возрожден.

И хозяин был счастлив, хозяйка умелая рада.
Я был тоже доволен, внимая фальшивой струне, -
Потому что на нашей пирушке суровая правда
Не нужна ни Шопену, ни тем музыкантам, ни мне.


ОТ ЛИЦА МЕЛЬПОМЕНЫ

Прокуренной ночью, спьяна,
Я крест на тебе поставлю.
Ты вынес и славу и травлю,
Но все же тебе хана.

Отпущено было сполна
И сил, и таланта и нервов,
Немало настряпал ты перлов,
Но все же тебе хана.

Ты многое предусмотрел,
Но я оказалась хитрее.
Ты брал меня, брал не робея,
И тысячекратно имел.

Но я не осталась в долгу
За то, что ты сделал со мною.
Тебе я , конечно, не стою,
Но крест я поставить могу.

1974

* * *
Татьяне Смирновой

А на лице прекрасном и опавшем
Избранничества блеклые черты.
Безвинно уничтоженным и павшим
В безвестности не дашь исчезнуть ты.

Наверно, перед новым злодеяньем
В России все затихло и молчит.
Твой Реквием всеобщим покаяньем,
Как колокол над Угличем, звучит.
1975.


* * *
Зачем же каждый день с утра
К нему спешишь ты в мастерскую?
Ты проживаешь жизнь чужую, -
Жить жизнью собственной пора!
И пусть он будущий Гоген.
Себе ты посвятить не вправе
Чужому вдохновенью, славе,
И потому - восстань с колен.
Ты говоришь мне - он велик,
Он провозвестник и учитель.
Но ты - лишь преданный ценитель,
Ты даже и не ученик!
И мне подумалось сейчас -
Таких как ты, ведь там не мало, -
Там одиночества не стало.
Зачем он не прогонит вас?


* * *
Поутру на высокий этаж
Я взбежал налегке.
Эрмитаж.
Марке.

Там, внизу, утомительных много сокровищ.
Глаз от них не сокроешь.

Дней провел там не мало,
Сквозь время продрался,
Жил тысячи лет.
И из Римских подвалов,
Сквозь толщу голландцев,
Я вышел на свет.

Сарате! Я надменности Вашей терпеть не могу!
Ваш, Даная, прельстительный вид меня губит и бесит!
Что за отдохновенье - на пустынном стоять берегу,
Ждать, когда же туман эти лодки и даль занавесит...