December 2nd, 2013

Филипп Никонов - фотограф и путешественник - о "Флорентийском футболе" , искусстве - видео.


"Флорентийский футбол" - Филипп Никонов - Фотограф и путешественник - рассказывает в галерее "Black Dog" Красные Холмы на открытии художественной выставки посвященной спорту.

Флорентийский кальчо - "Флорентийский футбол"
смотреть Collapse )

Владимир Солдаткин, художник, дает интервью в галерее "Black Dog" Красные Холмы.


Владимир Солдаткин, художник, дает интервью в галерее "Black Dog" Красные Холмы на открытии художественной выставки посвященной спорту.

Открытие Выставки, посвященной спорту в Арт-галерее "Black Dog" Красные Холмы - видео.


Директор галереи Екатерина Куклис и художники Мария Смерчинская, Корнелия Манго, Владимир Солдаткин, Александр Куклис, и фотограф Филипп Никонов -
открытие выставки, посвященной спорту и предстоящей Олимпиаде в Сочи.

"Гон" - роман - "Сферы влияния - Буферная зона".

http://audio-knigki.ru/detektiv/4397-sergey-alihanov-gon-2011.html
и еще на тысячах сайтов -
http://yandex.ru/yandsearch?lr=213&text=%D1%81%D0%B5%D1%80%D0%B3%D0%B5%D0%B9+%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D1%85%D0%B0%D0%BD%D0%BE%D0%B2+%D0%B3%D0%BE%D0%BD.+%D1%80%D0%BE%D0%BC%D0%B0%D0%BD

7.

За стеклами “Нивы”, которую Гон вместе с документами одолжил в Белгороде у местного смазливого водилы, отдаленно походившего, на свое последнее в этой жизни несчастье, на капитана Стругина, тянулись унылые поля с чахлой, увядшей ботвой от неубранной картошки. Слева промелькнула полегшая рожь, которая вместо озимых скоро уйдет под снежный покров. Блеклые цвета поздней осени томили спецназовцев, а дорога предстояла неблизкая.

Один гаишник придрался к ним, но Гону неохота было растрачивать боевой запал по пустякам и он дал лейтенантику двадцать тысяч рублей. Хотел дать сто долларов, но Стругин вовремя его остановил, а то передал бы мент по рации, что богатеи едут, и тормозили бы их до самых Сочей на каждом посту.
- Странная у тебя манера, блин! Ты или даешь первому встречному сто долларов или убиваешь его, - сказал через некоторое время капитан, поглядел на Гона, и увидел, что тот спит.
Унынья и грусти окружающего простора не развеивала даже скорость, с которой мчался Стругин. Эта неожиданная встреча с Гоном вернула его опять к той войне, которая, судя по всему, закончится только тогда, когда и они сами закончатся, ее солдаты.

И почему мы, русские, век за веком все шли и шли с войной туда, на юго-восток? В Хиву ходили три раза. Из ста солдат возвращались домой трое. С наших пленных офицеров там эти сволочи кожу живьем сдирали и натягивали на боевые барабаны.

Был он в столице бывшего Хивинского ханства. Сейчас это заштатный городишко, пыльный и исчезающий. Почти полтора века, со времен Петра, мы с ними сражались насмерть. С кем, спрашивается, сражались? Ведь людей повсюду только прибавилось, а там они все куда-то подевались.

И Англия тоже туда лезла. Что делали англичане в той полупустыне, где они с Гоном потом с душманами метелились? Как она там, эта Англия, оказалась?

Капитан Стругин после Афгана прочел много книг по истории этого региона, но от множества цифр, фактов и фамилий у него в голове был полный сумбур. Но эта встреча со старым боевым товарищем, и стремительная езда, дали Стругину необходимую встряску, и вдруг у него за рулем позаимствованной “Нивы” сложилась целостная картина:

“Тогда Индия практически тоже была Англия. И после позорного для России поражения в восточной Крымской войне, когда у нее не только флота, но даже и права на флот не осталось, эти англичане решили нас и оттуда попереть. И двинули экспедиционный корпус от берегов Индийского океана на нас.
Скобелев, лучший генерал Александра II, как раз и остановил их на линии Кушка - Аму-Дарья - Пяндж и далее, вдоль бывшего Джунгарского царства, по Тибету. Значит, и в прошлом веке была точно такая же борьба за зоны влияния, как и в нашем.

Афганистан был ареной борьбы между Россией и Англией. Буферной зоной.
читать Collapse )