February 4th, 2014

Рихард ВАГНЕР и Павел Сорокоумовский.

На презентации в Историческом музее, где Мария Александровна Сорокоумовская передала портрет Павла Павловича Сорокоумовского в экспозицию "Купеческие портреты", неоднократно говорилось, что Павел Павлович общался и помогал Рихарду Вагнеру. Помогал - очевидно - деньгами -
http://alikhanov.livejournal.com/864737.html
http://alikhanov.livejournal.com/865016.html

Этот мой очерк был неоднократно опубликован в газетах.

Рихард ВАГНЕР и "Сумерки Богов"
(1813 –1883)

Рутинная формулировка «жизнь и творчество» к великому композитору Рихарду Вагнеру совершенно не подходит.

Об его творчестве, об оперных произведениях, о либретто, которые Вагнер всегда сочинял для своих опер сам, о главное – о гениальной музыке, что ни скажи, что ни напиши - величественная, эпохальная, выдающаяся, всеобъемлющая, величавая, божественная, вечная – все мало.

Сам Рихард Вагнер не только знал о своей гениальности лучше всех, но и умел убеждать в ней любого. Однажды он «уболтал» прижимистого фабриканта роялей подарить ему дорогущий инструмент. Маленького роста, с невзрачной фигурой Вагнер имел очень характерную, горделивую осанку, импозантность, а его инстинктивный эгоцентризм гения не имел пределов. Несомненно Вагнер - великий композитор, но и одаренность Вагнера – поэта необычайна. Драматургический дар Вагнера – совершенно выдающийся. Все остальные великие композиторы 19-го века – за исключением Вагнера - подбирая либретто для своих опер, зачастую делали при этом очевидные драматургические ошибки.

Поэзия, считал Вагнер, – это мужское, а музыка - женское начало творчества.

«Меня привлекает только такой сюжет, который является мне одновременно в своем поэтическом и музыкальном значении.»

И еще:
«Я выбираю только такой сюжет, который выигрывает при музыкальной обработке» - писал Вагнер.

Помимо музыки и опер в творческом наследии Вагнера огромное количество статей, книг, автобиографий.
Творчество для Вагнера прежде всего – рутинная жизнь ни имело для композитора ни малейшего значения.

Прежде чем создать «Летучего голландца», находясь в невыносимой нужде, Вагнер продал либретто этой оперы, на эти деньги тут же дописал всю оперу – на уже не принадлежащее ему либретто. Но на такие мелочи Вагнер никогда не обращал никакого внимания.

Когда в Венском театре во время пожара – но ни на его опере! - а на спектакле «Сказки Гофмана» сгорело 900 человек, Вагнер заявил: «Я бы прослезился, если бы это были шахтеры. А тут светские люди с дурным вкусом сгорели на пошлом представлении оперетты Оффенбаха. Я совершенно равнодушен…»

Жизнь Вагнера настолько фантастична и насыщенна, что до сих пор о ней снимаются если ни боевики, то захватывающие кинофильмы (последняя лента – несколько лет назад снята английским кинорежиссером Кеном Расселом - «Листомания»).

Патологическая расточительность привела Вагнера к тому, что большую часть своей жизни великий композитор голодал и бегал от кредиторов. Никогда, ни при каких обстоятельствах Вагнер не платил долгов, за что однажды – в Париже – даже сидел – по обычаю того времени - в долговой яме. Вагнер опустошил карманы всех своих родственников и просил денег у каждого – начиная с монархов и кончая первым встречным. Лист – который стал впоследствии его тестем - зарабатывал меньше Вагнера, однако всегда Лист ссужал Вагнера деньгами. Но как только Вагнер получал ссуду, и деньги попадали ему в руки - любое воспоминание о долговом обязательстве начисто исчезало из его памяти.

«Люди должны дарить мне все, и не требовать взамен решительно ничего, кроме того, что я и так делаю» - говорил композитор.
читать Collapse )