May 29th, 2014

Владимир Ступишин - о книге Ивана Алиханова "Дней минувших анекдоты..."

CIMG0392

Владимир Ступишин - о книге Ивана Алиханова "Дней минувших анекдоты..." - расшифровка
http://alikhanov.livejournal.com/85908.html


Иван Алиханов - "Дней минувших анекдоты"
http://alikhanov.livejournal.com/788723.html

Глава 3. Тифлисские антики
http://alikhanov.livejournal.com/289275.html

Из книги моего отца Ивана Ивановича Алиханова "Дней минувших анекдоты..."
"Нэпман или брат Сталина" -
http://alikhanov.livejournal.com/342076.html

Глава из книги отца, посвященная адмиралам Евгению и Михаилу Беренсам -
http://alikhanov.livejournal.com/334487.html

Из книги отца "Дней минувших анекдоты..." Сергей Иванович Горемычкин http://alikhanov.livejournal.com/340354.html

Глава 8 из книги моего отца "Дней минувших анекдоты..."
"Согретые сталинским солнцем..."
http://alikhanov.livejournal.com/342377.html

История рода Алихановых в "Международном Фонде "Славянской письменности и культуры" -
http://alikhanov.livejournal.com/97798.html

Послесловие к книге стихов "Где свет мелькал на сквозняке" -http://alikhanov.livejournal.com/290005.html

"Из-под народного контроля, да под прожектор перестройки..." - стихи.

ПОСЛЕ ПРАЗДНИКОВ

Сквозь рамы - стекол нет на темном этаже -
Я елку кинул вниз с клочками серой ваты.
Пора и самому пускаться за зарплатой,
Но заниматься чем? - все сделано уже.

Осели звуки труб и ледяная пыль.
В маршруте долговом двумерные цистерны,
И БАМа посреди вбит золотой костыль.
И подвиг завершен и путь неимоверный.

Из адовых пустот и полостей земли,
Несчитано руды, и газа, и урана,
В кредитный карты код умело занесли,
И взяли в самолет в кармашке чемодана.

Журнал «Знамя» 1999 г.

* * *
В мельканье лиц непостижимом,
Сойдя с дорог, ведущих в Рим,
Борцы бесстрашные с режимом
Исчезли сразу вслед за ним.

Так правотой они светились,
Что гусениц взнесенный вал,
Когда они под танк ложились
Над их телами застывал.

А шлемофон гудел не слабо,
Чтобы давить, не тормозя.
Интеллигенция, как баба
Себе купила порося.

Попятилась, прошла эпоха
И лагерей, и трудодней.
И тут же с сердцем стало плохо,
И поспешили вслед за ней...

Журнал «22» 2006 г.


* * *
В руинах языка
я не нашел пока
той строчки, что искал,-
а поиск был так долог,
но выщерблен оскал
библиотечных полок -
гул гласных от виска
уходит в облака…



* * *
Ради развития текста
Гибнет и время, и место.



СМЕШЕНИЕ

Чувствуя тяжкий, дымящийся запах
По ветру души летят, как песок, -
Гришка Отрепьев канает на запад,
Хлюст Тухачевский бежит на восток.

И в пролетарской ощеренной пасти
Лопнет Кронштадт ледяной скорлупой.
Гришка, славянские множа напасти,
Прахом из пушки взлетит за Москвой...

* * *
Приятель мой, нищий киношник,
Оставленный славой, женой,
Бродяга, хвастун, полуночник,
Заехал однажды за мной.

И с ним мы немедля помчались,
Погнали, пошли, понеслись,
И вроде неплохо набрались,
Но все еще не добрались.

ОБЛАВА

Упреждающий жест
человека с ручным пулеметом:
Не ходите окрест,
мы как раз разбираемся – кто там.

Это только не я!
Хорошо, что взялись вы за дело.
Моего бытия
не касается сектор обстрела.

К нам затылком,
а лбом
он к тому, с кем сейчас разберется -
Все поводит стволом
от опушки и вплоть до колодца.

Газета «Московский комсомолец» 2003 г.


* * *
Ну что ж - попал, такая доля,
Да хорошо, - ты парень стойкий:
Из-под народного контроля,
Да под прожектор перестройки.

Потом под крышу - под тамбовских,
Но выкрутился на удачу.
Теперь - раз, два! - хватай обноски -
Попал ты крепко под раздачу.

СЛЕНГ ДЕВЯНОСТЫХ

В небесах холодновато,
Тесновато на земле.
Толь, вагонка, стекловата -
Все прибил - сижу в тепле.

Посреди российской стужи
Мерзнут даже снегири.
Очень плохо быть снаружи,
- Шаришь? - надо быть внутри.

Ну а там хватать, крутиться,
Без несчастья в доле плыть,
Рухнуть, к берегу прибиться,
Крепко встать, на все забить.