June 22nd, 2014

1983 год - "Синяя книга", 16- 20. Енисейская тетрадь

16.

* * *
Привыкай.
Не привыкнешь - на себя и пеняй.

И вибрирует пол, и дрожит потолок,
И заснуть ты не смог,
Только должен работать движок.

И стакан сползает на край,
А команда без просыпу спит.
Но таков корабельный быт.
Привыкай.

Это твой единственный шанс, -
Человек ко всему привыкает.
Но у чердца есть резонанс,
И движок в него попадает.
И работая сутки подряд,
Он доводит до той черты,
За которой в пропасть летят
Резонирующие мосты.

Енисей, борт агиттеплохода.

17.

* * *
Мимолетен сентябрь в Туруханском краю,
Осень длится едва ли неделю,
И пока добредешь от причала к жилью,
Дождь сменяется мокрой метелью.

Приведет к магазину дощатый настил,
По грязи доберусь и до почты.
Каждый домик всем видом своим повторил
И рельеф, и неровности почвы.

Никогда не сказать на страницах письма
Этот ветер, что чувствуешь грудью.
Деревянные, низкие эти дома,
Обращенные к небу, к безлюдью...

18.

* * *
Что же мне на севере, посреди реки,
Снятся телефонные частые звонки.

Под сияньем пристальным ледовитых звезд,
Все дела какие-то за пять тысяч верст.

Я морошку-ягоду собирать бы мог, -
Все московский суетный снится говорок.

Кедровый - чтобы шишки сбить! - раздается звон,
Лишь потом мне в сны придет шум таежных крон...

19.

* * *
В музее "Вечной мерзлоты"
Все экспонаты неизменны -
Покрыты изморозью стены,
И льдом пронизаны пласты...


20.

* * *
Гей, Верещагино!
Свора голодных собак
лает в тайгу.
Мы уходим в верховье.
Вот уже отблеск воды слепит глаза мне,
Желтые пятна наплыли на крайние избы,
Осени смутная грусть дымкой восходит...

Все отдаляется - глинистый берег пологий,
Темные срубы, поленницы, лодки,
Сети на кольях, бревна у самой реки...

Долго смотрю, и никто не посмотрит нам вслед.


Перевод на якутский язык - http://alikhanov.livejournal.com/236944.html

1983 год - "Синяя книга", 21- 26.

21.
* * *
Он концертным вечером
У дверей вставал, -
Лично обилечивал
Всех входящих в зал.

Так вот он орудовал,
Парень хоть куда.
Он теперь оттудова,
Ты теперь - туда.


22.
* * *
Поближе подпустишь -
свалишься, как глухарь-тетеря.
Смирению твоему, грусти
нету доверия.

И ты меня исподволь взглядом смеришь -
правильно делаешь, что мне не веришь.

Когда нравственность - игрушка ума,
вертишь ее так или эдак,
что-то сомнительное весьма
получается напоследок.

Когда все доступно уму,
что я сейчас предприму -
сам не знаю.
Я не очень себе доверяю.

Преданности, похоти
поровну за душой:
сделаем что-то походя -
станет судьбой.

23.
* * *

Ираклию
Обегают волны ковыля
стреноженных коней.
Незаметно зыбится земля,
а с лопатой не поспеть за ней.

Канувших времен никчемный прах
вязнет на зубах.
Лет прошедших - нет,
никудышный след
ищешь в черепках...
Тбилиси

24.

* * *

Додо
Как обычно к окну ты садишься спиной,
И, быть может, спасаешь рассудок,
С кропотливым терпением нитью цветной
Повторяя нехитрый рисунок.

Здесь в прибежище тайном ручного труда*,
Где в подрамник сколочены доски,
Запах краски не выветрится никогда
Из твоей торопливой прически.

И от тяжкой медлительности ремесла,
И фактуры понурого плена,
Лишь одна быстрота твоих рук и спасла
Уходящий мирок гобелена...

*работа так называемых "надомниц" - портних, вязальщиц, вышивальщиц и пр. в "совке" преследовалась.


25.
* * *
Весь этот реквизит, давно не новый, -
Страдальца маску и венец терновый,
Ты можешь выбросить - мы раскусили трюк,
И вот уже подводит ловкость рук...

26.

* * *
Ранння рань,
мгла вечерняя,
не имеет значения -
глухомань.
Не дозвониться -
ни просто так, ни по работе.
Вылетит из лесу птица,
сядет на болоте.