June 25th, 2014

1984 г. - "Синяя книга" - 13-19. Тихоокеанская тетрадь .

13. КОМАНДОРЫ

Какая бедная природа
На этой северной земле.
Травой поросшие холмы
Как продолженье океана -
Ни кустика, ни деревца.
И ветер, ветер...

Песок, приглаженный отливом,
Весь белый от разводов соли,
Недолго сохраняет след
Промчавшегося вездехода.
Среди бескрайнего простора
За территорию свою
На лежбище самцы дерутся.
Рев котиков, прибоя шум,
Пронзительные крики чаек...
По деревянной галерее
Иду, сквозь прорези снимаю,
Чтоб самому потом поверить,
Что я здесь был и это видел.

сканирование0020
"По деревянной галерее
Иду..."


14.
* * *
Взрывались пристани и вышки,
И у посольств грузовики
И золотом свои кубышки
Набили темные князьки.

Там змеи с ним играли в прятки,
А в душу лез кочевий дым.
Он проверял свои догадки
Над океаном нефтяным.

Дышал он воздухом пустыни,
В глаза фанатикам смотрел.
Меж тем руины и святыни
Вновь попадали под обстрел.

Он падал и в бархан вжимался,
И каракурт, паук-палач,
Перед лицом перемещался.
Смерть по песку пускалась вскачь.

Но от застенчивого взгляда
Не ускользнуло ничего.
Он знает все, что делать надо,
Да вот не слушают его.

Агиттеплоход "Корчагинец".


15.
* * *
Полгода в трюме рыбзавода -
шесть через шесть, шесть через шесть
часов работают рыбачки.
И через цех по транспортеру
идет серебряный поток
трески, минтая, камбалы -
ножами острыми вручную
рыбачки режут, режут рыбу -
на смену норма - сорок тонн.

Комбинезоны из клиёнки -
оранжевые - в слой один -
в кишках, в молоке, в чешуе,
и в брызгах, крови, желчи, слизи.
А все отходы производства
стекают самотеком в трюм.

Спускаюсь вниз = тяжелый смрад
руками словно раздвигаю -
здесь варят рыбную муку:
в котлах вращают, здесь же сушат -
потом муку в мешки ссыпают,
складируют. Шесть через шесть
часов рыбак следит за паром -
шесть через шесть - его напарник.

И бледное его лицо,
с потухшим и упорным взглядом,
меня преследует повсюду...

16.

* * *
На этой океанской широте,
где в сотни верст ветра берут разбег,
в какой невыносимой тесноте
работает и служит человек.
В отсеке узком, в трюме, в цехе узком –
Великое терпенье в духе русском!

Берингово море, 1984 г.


17.
* * *
Среди просторов океанских
Смотрю в бойницы башен сванских,
Скачу по улочкам кривым,
Вдыхаю горьковатый дым.
Куда б меня ни занесло,
Я не бросаю ремесло.

18.
* * *
И пусть, спохватившись, себя ты проявишь, -
Здесь задним числом ничего не исправишь.

19. ОПОЗДАВШИЙ КОК

Рейдовый катер уходит секунда в секунду.
В жизни на суше я выгадал пару мгновений -
Шел налегке или где-то с горы побежал, -
И обогнал тебя, кок.
Я уже на борту,
И ощущаю свое с экипажем единство.
Хоть мы замешкались, и не выходим на рейд,
И пропускаем к причалу какое-то судно,
Кок опоздавший - по пирсу ты мечешься зря, -
Мы не захватим тебя, раз отдали концы.
Что ж ты с кастрюлями мечешься взад и вперед,
Ловко взбегаешь по сходням, и машешь рукой,
Веришь, что мы за тобою причалим опять, -
В рубке своей капитан и не видит тебя.
Катер же сносит то к сейнеру, то от него.

Сядь на кастрюлю свою и погрейся на солнце!




В трюме Корчагинца 1984 год
Волейбол в трюме "Корчагинца", 1984 год.

Памяти Виктора Петровича Снигирева.

P1331[02]_11-10-09
Умер мой друг Виктор Петрович Снигирев.
Блокадник - родился и первые детские годы прожил в блокадном Ленинграде.
Занимался боксом, стал мастером спорта. Защитил диссертацию по спорту.
Познакомился я с ним в Спорткомитете СССР, где мы вместе работали.
С тех пор мы 40 лет дружили.

Он был для всех своих друзей прекрасным другом.
Помню, как он сдавал госэкзамен по бегу за своего приятеля, на которого был похож.
Бегал он по утрам всегда, и всегда был в прекрасной форме.

Примерно год - когда он стал заведующим кафедрой физкультуры МАРХИ (Мос. Архитектурного Института) - я работал у него преподавателем по спортивным играм, и там у нас случалось много веселых историй.

В последние годы Виктор Петрович Снигирев работал в Детском интернате возле метро Каховская.
С детьми он объездил много стран - находил для таких поездок спонсоров.
Даже футбольное поле в этом интернате открывал сам Пеле - это торжественное открытие, конечно, устроил для детей Виктор Петрович.
Я бывал у него в Интернате неоднократно - по субботам и воскресеньям у него там были занятия по культуризму, и зал был прекрасно оборудован тренажерами.

Виктор был очень остроумным человеком, и никогда не смеялся сам, когда шутил.
Написал Виктор много шутливых стихов - вот об этом - http://alikhanov.livejournal.com/167048.html

Недавно его процитировал http://www.roslyakov.ru/cntnt/verhneemen/novye_publ/kak_ugodit.html

Я часто встречался с Виктором Петровичем в Битцевском парке - где и сделана фотография - он со своими воспитанниками там гулял, пока они катались на велосипедах...

Похоронен Виктор Петрович Снигирев будет в Санкт-Петербурге рядом с матерью, которая прожила больше 90 лет.
Я много разговаривал с ней, когда мы были у них в гостях на Вырице в 2002 году.
Все она помнила, все понимала...

А Виктор Петрович прожил 75...
Вечная память!