September 5th, 2014

1995 г., - "Блаженство бега", 11-15.

11. КОНУС КОСМОСА


Что-то в небе стоит надо мной,
Мельтешит, пропадает на время,
Концентрируясь за синевой,
Острием опираясь о темя,

Яркой молнией наискосок
Приземлит, и обрушится круто,
И потянет, как теплый поток
Надувное крыло парашюта,

И опять среди белого дня,
Зацеплюсь головою о ветки, -
Конус космоса входит в меня,
Как ракета по лазерной метке,

Проявляется зренье в руке,
Вкруг коленей мерцающий венчик,
В перевернутом внутрь колпаке
Звездный блеск зазвенит, как бубенчик...

Стихотворение было опубликовано в журнале "МЫ"


12.

Прошли прощанья-проводы,
А я опять звоню:
- Америка на проводе!
Продолжим болтовню.

Событие отрадное
Предвидел я давно-
Открыли бильярдную,
Закрыли казино.

Одни лишь междометия
Соединяют нас.
Пространство есть трагедия,
А время - это фарс.

Хоть деньги зря потратили,
Жизнь прожили не зря.
Привет друзья-приятели,
Пока, до сентября!

13.

***
Ложились крейсера на дно,
И мерли с голоду старухи,
Чтобы Мишаня в БээМВухе
С волыной ехал в казино.

14.

***
Лифты ГУМа стоят - на прилавках в лифтовых проемах
Небывалая снедь, средь которой не числится хлеб.
Хоть толпится народ - больше нету торговых объемов, -
Лифты ГУМа стоят, и гниет на складах ширпотреб.

Сквозь сиянье витрин погляжу на свою заграницу,
В чистом недоуменье на ценники морщу свой лоб.
Вместо зинних ботинок куплю себе теплую пиццу,
И опять на мороз - поминутно сморкаться в сугроб.

Стихотворение было опубликовано в журнале "МЫ"

15. ОЧЕРЕДЬ ЗА ГОНОРАРОМ В "ДЕНЬ ПОЭЗИИ"

Тогда, устав от лет суровых,
Желая просвещенной слыть,
Россия граждан непутёвых
Своих решила подкормить.

Спешили мы со всей столицы,
Стояли, прислонясь к стене,
Свои выпрастывая лица,
Из-под заснеженных кашне.

Там "Юности" один из замов,
Стоял без кресла, просто так.
В углу угрюмо ждал Шаламов,
А Смеляков курил в кулак.

И шёл совсем не по ранжиру
Один поэт вослед другим.
Так начавший стареть Межиров
Был лишь за Самченко младым.

И Мориц бедную пугая
Ухмылкою грядущих мер,
Её в упор не замечая,
Стоял боксёр и браконьер.

И даже прямиком оттуда,
Вновь улетавшие туда,
Своих мехов являя чудо,
Там становились иногда.

В тот зимний день шутила муза,
Долистывая календарь.
Стоял там я, не член Союза,
За мной - Луконин, секретарь.

О, государственной заботы
Благословенные года.
И за недолгие щедроты
Мы благодарны навсегда.

Стихотворение было опубликовано в журнале "Знамя" в 1999 году -
http://magazines.russ.ru/znamia/1999/6/alihan.html

ОЧЕРЕДЬ ЗА ГОНОРАРОМ В "ДЕНЬ ПОЭЗИИ" - видео-селфи.



ОЧЕРЕДЬ ЗА ГОНОРАРОМ В "ДЕНЬ ПОЭЗИИ"

Тогда, устав от лет суровых,
Желая просвещенной слыть,
Россия граждан непутёвых
Своих решила подкормить.

Спешили мы со всей столицы,
Стояли, прислонясь к стене,
Свои выпрастывая лица,
Из-под заснеженных кашне.

Там "Юности" один из замов,
Стоял без кресла, просто так.
В углу угрюмо ждал Шаламов,
А Смеляков курил в кулак.

И шёл совсем не по ранжиру
Один поэт вослед другим.
Так начавший стареть Межиров
Был лишь за Самченко младым.

И Мориц бедную пугая
Ухмылкою грядущих мер,
Её в упор не замечая,
Стоял боксёр и браконьер.

И даже прямиком оттуда,
Вновь улетавшие туда,
Своих мехов являя чудо,
Там становились иногда.

В тот зимний день шутила муза,
Долистывая календарь.
Стоял там я, не член Союза,
За мной - Луконин, секретарь.

О, государственной заботы
Благословенные года.
И за недолгие щедроты
Мы благодарны навсегда.
1995 г.

Стихотворение опубликовано в журнале "Знамя" в 1999 году -
http://magazines.russ.ru/znamia/1999/6/alihan.html