October 14th, 2014

1969 г., - "Следить живущих и живых...", 2 -9.

2.
***
Мимолетный взглядв глаза,
Мне доставшийся зачем-то, -
Я понять пытаюсь тщетно,
Что понять его нельзя.

3.

***
Февраль и дует ветер, дует ветер,
И словно поэтический обман -
Сквозь неподвижный и застывший вечер
Проносятся деревья и дома.

Как на цепи истошный пес - фонарь,
Бросается, кусается февраль.

4.

***
Былинными полна богатырями,
Вдруг палицей окажется строка,
И наизнанку вывернет века
Мгновение, рожденное веками.

И не хочу, и не могу постигнуть,
И убегу - стихи меня настигнут.

5.

***
Сами себе ничего не должны -
Значит и горечь продлится недолго.
Переболели мы и не больны.
Чувство беспечности с чувством долга
Перемешалось к началу весны.

Восемь движений и профиль возник.
Что-то скажу и опять невпопад.
День необъятен, и пуст, и велик,
Люди идут - и опять снегопад
Высунет белый язык.

6.

***
В беседах не угаданное нами
подспудное значенье бытия...

7.

***
Привычные постройки снесены,
и не было их вроде никогда.
С недавних пор так многое исчезло!
Вновь возвращаюсь я к тому, что неизменно
в душе моей.

8.

***
Воскресшее тело взлетело
На небо, чтоб жить без предела.

В осеннем и рыжем Париже,
К земному все ближе и ближе.

Не веря ни в чувства, ни в мысли,
Я верю лишь в чистые мышцы.

Бессмертны лишь сила и ловкость,
И честен карающий локоть!

9.

***
Радость встречи в положенье шатком -
Ты играешь в прятки, как живешь.
Предложенье жестом оборвешь,
И повеет, засквозит остатком
Недоговореннейшей из фраз -
Знак переговоров о молчанье.
И слова все тише, все печальней
Замирают, непроговорясь.

1969 г., - "Следить живущих и живых...", 10-13.

10.

***
Их вышвырну из ритма прочь! -
За голубого неба пядь,
Сквозь беспросветный снегопад,
Щебечут воробьи всю ночь.

11.

***
Я разговору чувств невнятных
Умею горестно внимать...

12.

***
Язык базаров и казарм
Мне удалось преодолеть -
Я был к себе излишне строг.
Мне есть еще о чем сказать.
А мне казалось в феврале,
Что мне осталось восемь строк.


13. ПЕРЕСКАЗ ПРОЧИТАННОГО СВОИМИ СЛОВАМИ

Короче,
там где сейчас город Сочи,
чудища вылупили гляделки -
хрен возьмешь денег с тарелки.

Тут Язон с корешами гребет вдоль Колхиды,
с братвой всех чудищ сражает на раз.
Девка Медея, любя его без году час,
брату родному - в лобешник - прости, без обиды, -
с бригадой в Элладу канает,
герои гребут, девка к себе подгребает.

Тащат Руно Золотое добытое ловко -
теперь не в пещере - на мачте оно висит.
Вообще, пацанам удался морской визит.

Некая Гера, как будто подводная лодка,
из пучины за ними следит...

А чего тут следить? - годы катят на склон,
задремлет Язон,
и старым Арго - дряхлым своим кораблем -
на пляжном песке погребен.
Короче, покоролил и трижды окстился пижон.