November 26th, 2014

"В потоке лиц, не видимый ни кем..."

* * *
В потоке лиц, не видимый ни кем,
Минуя всё, и мимо всех на свете,
Я проходил на тайное свиданье,
И опустил глаза -
лианы рук,
До самых плеч прекрасно обнаженных,
Из улиц, из столиц высвобождались,
И грациозно стягивали небо,
И прорастали, мерно заполняя
Всю землю, всю вселенную, весь мир,
Весь этот день, всю жизнь мою, всю вечность...

И я уже не шел, а исчезал,
Чтобы на миг возникнуть возле тела,
Еще не потерявшего границ,
И, слившись с ним, исчезнуть навсегда.

А между тем, там пили газировку,
И продавец недоливал сиропа,
И наживался с каждого стакана
Копейки на две.
Ни один делец
На всем неоприходованном свете
Доволен не был так, как этот парень!

Тут обогнул я дверь с большим глазком, -
С оружием за нею
часовой
Там охранял все сведенья о том,
Кто я такой, чем жил, куда иду,
Где место мне в любой грядущий день, -
И этот государственный секрет
Скрывался в том числе и от меня.

Я незаметно проскользнул меж стен,
Меж голосов, меж запахов, меж...
1970 г.

"И байроновских строк, забытых мной, созвучия всплывают, как аккорды..."

***
Хоть что-нибудь поделать здесь сумей-ка -
Опавшая листва летит, кружась.
Вобрав в себя всю непутевость Швейка,
То вдоль, то поперек чеканю плац.

Все четче я чеканю шаг свой твердый
За серой, продолжительной стеной.
И байроновских строк, забытых мной,
Созвучия всплывают, как аккорды...
1970.


В армии на крыше Арсенала - Авлабар 1970 год

* * *
Когда я жил не ведая скорбей,
Со взводом повторяя повороты,
Зачем в угрюмой памяти моей
Звучали недозволенные ноты?

Зачем среди плантаций и садов,
В угаре мандариновых набегов,
Свет тусклый вспоминавшихся стихов
Меня лишал плодов, заслуг, успехов?

Зачем среди подтянутых парней,
Произнося торжественные речи,
Я ощущал груз Ленского кудрей
Поверх погон мне падавших на плечи?

На стрельбище, в ликующей стране,
Где все стреляло, пело и светилось.
Зачем, наперекор всему, во мне
«My soul is dark" - опять произносилось...
1972 г.


Англоязычная библиотека - http://alikhanov.livejournal.com/85342.html

***
Я в казарме живу, как предмет своего обихода,
Для удобства души я отбросил смешные дела.
И кончается день беконечного этого года,
И закончится год, как ни длится вечерняя мгла.

Я теперь очень занят устройством волшебной карьеры:
Я, как стартовый миг, это год свой солдатский засек -
Чтоб не спрятался ворон, я не покупаю портьеры,
И от пули своей я бронирую правый висок.

Не хватает чернил, не хватает бумаги и перьев,
Не хватает желаний, и времени тоже в обрез.
И когда мне хватит таланта, ума и терпенья, -
Хватит темных лесов, и полей, и бездонных небес...

"Лишь там, где шум мячей свободен лиры звук..." - новая редакция - 1974 г.

* * *
Я скрылся от тебя, мой верный соглядатай.
Ты потерял мой след, когда я в шумный зал
Пришел на волейбол - прыгучестью крылатой
Я свой открытый взгляд в игре замаскировал.

Я спорт бережет меня - в команде волейбольной
Нас защищает блок взлетевших в небо рук.
И тайный крест несу в общине нашей вольной, -
Лишь там, где шум мячей свободен лиры звук.


УЧЕНИК

Есть форточки морозное дыханье,
Табачный дым и горький запах книг.
Не надо ничего мне знать заране! -
“Я Вам не верю!” - скажет ученик.

И по снегам погонит ради славы,
На свете бесшабашней заживет.
Поймает на себе огляд лукавый -
И только через сорок лет поймет:

Всем ухарством не избежать расправы,
Снега - не путь, а смертная постель.
И через поколенье - Боже правый! -
Все тот же дым, да по морозцу хмель…
1974-2010 гг.


***
Бреду домой, дошагиваю с веком.
Я стал простым советским человеком -
Нет мне пределов, но полно преград.
Мне приморит глаза ночное чтиво.
Меж тусклых фонарей скользит лениво
Мой силуэт, а тень - летит назад.




МОНОЛОГ БОЛЕЛЬЩИКА

Истомленной душой игрока
Я люблю вашу красную славу!
Атакуй, побеждай, ЦСКА!
Находи на любого управу.

Раздавались фанфары и гром,
Отмечая побед мимолетность, -
Я любил интенсивность, объем,
Тренировок наращивал плотность.

Атакуй, ЦСКА! Побеждай! -
Это самое главное дело.
Я грачиный послушаю грай,
Раз победа моя отшумела...