December 25th, 2014

ТРИУМФ - 1975 г. - новая редакция.

ТРИУМФ


Возле арки триумфальной
Длился наш роман банальный.

Встретились под ливнем летним,
И расстались в снегопад -
Мимолетный первый взгляд
Кажется сейчас последним...

Ах, трамвай забит цветами,
И в пространстве между нами
Ветер роз, туман гвоздик, -
Мы смеемся, едем, любим,
Дышим, чувствуем и губим,
Проживаем краткий миг.

Визг колес на повороте,
Остановка - нам сходить.
Торопиться нужно плоти,
А душе - неспешно жить…

В громыхании трамвая,
Из забвенья возникая,
Промелькнет та ночь вдвоем,
Только через жизнь – потом…

От восторга стало жарко, -
Мы бежали средь зимы,
Я решил пройти под аркой –
И разжали руки мы!

Всюду хмарь и непогода.
Крикни в спину, не молчи!
Подворотней небосвода,
Арка светится в ночи.

Я под аркой проходил -
Под дугой небесных сил -
Надо мной разверзлись своды,
И прошел я через годы...

На мороз надел треух,
Тем и кончился триумф.

1975 г.

Стихи о любви для Светланы Фроловой, "БЕССМЕРТНАЯ ПРИЧЕСКА", 1975 - 1976 гг.

***
Ты подвернула ногу -
Дорожки чистый лед!
Все это - слава Богу! -
До свадьбы заживет.

Тем более, что свадьбы
Не будет никогда.
Тебя поцеловать бы -
Да канули года...


* * *
Наш разговор беспечен и небрежен, -
Мы оба согласились - не судьба,
И поцелуй неизъяснимо нежен...
Но мы то помним, что любовь груба.

***
За всех несчастливых в любви
Мы говорим слова свои.

За грешных, брошенных - за всех,
Пусть льется твой счастливый смех.

Все то, что прожито сейчас -
За нас, за нас с тобой, за нас.

***
Ты ни о чем не спрашивай меня -
Не помню я, но все-таки печалюсь,
О том, что дни другие отличались
От этого пленительного дня.

Все то, что называется судьбой -
Хождение по комнатам, и служба,
Родня и неудавшаяся дружба
Узнаются потом, само собой...

* * *
Через всю Москву, а дальше поездом
Будешь добираться ты одна.
И в пустом вагоне будет боязно,
А вокруг мороз, метель, зима.

И тропинкой серой и глубокою
От платформы в сторону пойдешь.
Жизнью терпеливой, одинокою
Скромно и с достоинством живешь.

У тебя есть правильные принципы,
Чудные, как звездный небосвод.
Но населена земля не принцами,
А как раз совсем наоборот.

Может быть, и вправду ты счастливая,
И несчастна эта, что с мной,
Вся в огнях мелькающих, красивая,
Едет на такси ко мне домой.

***
"Ты не замечал меня месяцев шесть,
И вот я задумала страшную месть:

Тебя приучу к поцелуем моим,
Ты скоро поверишь, что мною любим.

Как только ты влюбишься нежно в меня -
Я брошу, уйду и забуду тебя!"

***
С Анной всех я забываю,
И не помню ничего.
Парня, парня одного
Анне я напоминаю.
Так она его любила,
Что и на меня хватило.

***
Ты красива, ты желанна,
Заслони мне солнце, Анна.
Увлеки судьбой своей,
Хлеб нарежь и чай согрей.


АФРИКАНСКАЯ УЧИТЕЛЬНИЦА

Как в Африке жарко! Душна и нага,
Укрытая от комаров балдахином,
Ты спишь, и дыхание пахнет хинином.
Бесшумно войдет темнокожий слуга.

Ты веришь - все не разуверилась ты! -
Что у человека есть предназначенье.
Слуга, напрягая кошачее зренье,
В предутренней тьме поменяет цветы.

И лезвия света пронзят жалюзи.
А Конго, как вакуум требует знаний.
Здесь море надежд, здесь погибель желаний, -
Хотя бы одно ты домой привези...


***
Ресторанная удаль нахлынет,
И покажется - нас не покинет,
Ни удача, ни смех, ни любовь!
Вижу все, и смотрю я, как в воду -
Сохраню и тебя, и свободу -
След на скатерти сине-лилов...



***
Как водная гладь, кожа светится плеч -
Звериную жажду легко подстеречь.

Как звери спускаются на водопой,
Так я эту ночь упиваюсь тобой.

О вечная жажда - все сделать своим! -
А после развеется выстрелов дым...




***
Нам было некуда идти,
А время было без пяти
То двенадцать, то ли три - давно светало.
Хоть ночи белые прошли,
Но тополя не отцвели,
И зелень скверов белым пухом заметало.

Мы потеряли с миром связь,
И были счастливы, смеясь,
Бродя по сумрачным проспектам Петрограда.
Ах, счастье видимо смешно,
Но все же было нам оно
Дано недолго, ну а дольше - разве надо?..

БЕССМЕРТНАЯ ПРИЧЕСКА

Причина всех напастей,
Скандалов и расстройств,
Необычайный мастер
Покинет свой Роллс-Ройс.

Всем не хватает лоска -
Ах, очередь прикинь -
Вдоль дома, вкруг киоска
Цепочка герцогинь.

И слышен ропот бунта
На мрачных площадях -
Ведь стоит тридцать фунтов
Великих ножниц взмах!

А ты рукой подростка
Откинешь локон с глаз, -
И возникает враз
Бессмертная прическа!

КАМЧАТСКАЯ ТЕТРАДЬ. 1984 г.

***
Долететь не возможно по сути,
можно только добраться сюда.
Мы болтаем с тобой через спутник, -
нашу речь отражает звезда.

Камчатка.



* * *
Петропавловск на вахте с утра,
Здесь на суше морские порядки.
Мысль пространственная Петра
Облетала и сопки Каматки.

И среди европейски забот,
Донесеньям казацким внимая,
Предвосхитил он поздний черед
Океанского дальнего края.

Петропавловск, ты как часовой
Под буденовкою вулкана,
Здесь стоишь у ворот океана -
Спит страна у тебя за спиной.


КОМАНДОРЫ

Какая бедная природа
На этой северной земле.
Травой поросшие холмы
Как продолженье океана -
Ни кустика, ни деревца.
И ветер, ветер...

Песок, приглаженный отливом,
Весь белый от разводов соли,
Недолго сохраняет след
Промчавшегося вездехода.
Среди бескрайнего простора
За территорию свою
На лежбище самцы дерутся.
Рев котиков, прибоя шум,
Пронзительные крики чаек...
По деревянной галерее
Иду, сквозь прорези снимаю,
Чтоб самому потом поверить,
Что я здесь был и это видел.


сканирование0019
Село Никольское - остров Беринга.


сканирование0017

сканирование0008

* * *
Взрывались пристани и вышки,
И у посольств грузовики
И золотом свои кубышки
Набили темные князьки.

Там змеи с ним играли в прятки,
А в душу лез кочевий дым.
Он проверял свои догадки
Над океаном нефтяным.

Дышал он воздухом пустыни,
В глаза фанатикам смотрел.
Меж тем руины и святыни
Вновь попадали под обстрел.

Он падал и в бархан вжимался,
И каракурт, паук-палач,
Перед лицом перемещался.
Смерть по песку пускалась вскачь.

Но от застенчивого взгляда
Не ускользнуло ничего.
Он знает все, что делать надо,
Да вот не слушают его.

Агиттеплоход "Корчагинец".


15.

* * *
Полгода в трюме рыбзавода -
шесть через шесть, шесть через шесть
часов работают рыбачки.
И через цех по транспортеру
идет серебряный поток
трески, минтая, камбалы -
ножами острыми вручную
рыбачки режут, режут рыбу -
на смену норма - сорок тонн.

Комбинезоны из клиёнки -
оранжевые - в слой один -
в кишках, в молоке, в чешуе,
и в брызгах, крови, желчи, слизи.
А все отходы производства
стекают самотеком в трюм.

Спускаюсь вниз, тяжелый смрад
руками словно раздвигаю -
здесь варят рыбную муку:
в котлах вращают, здесь же сушат -
потом муку в мешки ссыпают,
складируют. Шесть через шесть
часов рыбак следит за паром -
шесть через шесть - его напарник.

И бледное его лицо,
с потухшим и упорным взглядом,
меня преследует повсюду...



* * *
На этой океанской широте,
где в сотни верст ветра берут разбег,
в какой невыносимой тесноте
работает и служит человек.
В отсеке узком, в трюме, в цехе узком –
Великое терпенье в духе русском!
Берингово море, 1984 г.

сканирование0022
Волейбол в трюме "Корчагинца", 1984 год.


* * *
Среди просторов океанских
Смотрю в бойницы башен сванских,
Скачу по улочкам кривым,
Вдыхаю горьковатый дым.
Куда б меня ни занесло,
Я не бросаю ремесло.



* * *
И пусть, спохватившись, себя ты проявишь, -
Здесь задним числом ничего не исправишь.



ОПОЗДАВШИЙ КОК

Рейдовый катер уходит секунда в секунду.
В жизни на суше я выгадал пару мгновений -
Шел налегке или где-то с горы побежал, -
И обогнал тебя, кок.
Я уже на борту,
И ощущаю свое с экипажем единство.
Хоть мы замешкались, и не выходим на рейд,
И пропускаем к причалу какое-то судно,
Кок опоздавший - по пирсу ты мечешься зря, -
Мы не захватим тебя, раз отдали концы.
Что ж ты с кастрюлями мечешься взад и вперед,
Ловко взбегаешь по сходням, и машешь рукой,
Веришь, что мы за тобою причалим опять, -
В рубке своей капитан и не видит тебя.
Катер же сносит то к сейнеру, то от него.

Сядь на кастрюлю свою и погрейся на солнце!

1984 г.


ТЯЖЕЛЫЙ ВЕТЕР

На Командорах, где тяжелый ветер
Шнур оборвал, унес белье сырое,
Я девочке помог его собрать -
Догнал у кромки пены свитерок -
Свалявшийся комок, как колобок,
Катился по песку вдоль океана.

С песка там деревяннюю прищепку
Я после подобрал - и вот вцепилась
Она в веревку здесь, на нашей кухне,
Как верный пес налаженного быта.

1985 г.
Москва, Серебряный бор.


* * *
И любовь, и свобода -
в Россию я шел без оглядки,
И на все, что дано
у меня открывались глаза.
Было времени вдоволь
слоняться вдоль сопок Камчатки,
Рыбаков Енисея
агитировать песнями за.


Чтоб стихи напечатать -
вот цели единственной ради,
Я приехал с матрацем,
на Сытинский шел ночевать,
И на Красную площадь
ходил перед сном я гулять,
И прекрасные годы
мои заполняли тетради...


* * *
Здесь, на рейде Авачинской бухты, -
На стыке земли, воды, неба,
Стояли Беринг, Лаперуз, Хабаров,
Слушали ветер, смотрели на скалы...
Здесь и до нас все так и было.


На Командорских островах - 13 тысяч км. на восток и 26 лет назад
http://alikhanov.livejournal.com/80245.html
теперь уже 30...