December 26th, 2014

"ГОН" -"Афганистан был ареной борьбы между Россией и Англией. Буферной зоной"

Роман "Гон" висит и продается на тысячах сайтов -
http://rutracker.org/forum/viewtopic.php?t=516363
http://www.ozon.ru/context/detail/id/25040462/

"ГОН" - начало романа -
http://alikhanov.livejournal.com/782559.html

За долгие дни засады старший сержант Константин Недогонов истосковался не столько по горячей еде, сколько по огню. Спички и зажигалки отобрал капитан Стругин, и спецгруппа не выдала своего местонахождения. Под вечер промчался через ущелье один джип - они пропустили его. Старший сержант, как умел, помолился богу войны, чтобы следом по этому пути пошел и сам караван.
Недогонов задремал, мечтая, что услышит наконец дальний шум, создаваемый туго накаченными покрышками, отбрасывающими на скорости мелкие камешки.
Ненависть, словно ветер, сквозила по расщелинам предгорий и противостоять ей невозможно. У Константина от недавней контузии и во сне болела голова. Стараясь избавиться от боли, он сливался с чуждой ему природой, отводил от себя, перенацеливал поток ненависти, накрываясь с головой плащ-палаткой, засыпал не с оружием, а с камнем в руке...



"Гон" - глава из 2-ой части - 1992 год - "буферная зона" -
http://alikhanov.livejournal.com/949822.html

И почему мы, русские, век за веком все шли и шли с войной туда, на юго-восток? В Хиву ходили три раза. Из ста солдат возвращались домой трое. С наших пленных офицеров там эти сволочи кожу живьем сдирали и натягивали на боевые барабаны.

Был он в столице бывшего Хивинского ханства. Сейчас это заштатный городишко, пыльный и исчезающий. Почти полтора века, со времен Петра, мы с ними сражались насмерть. С кем, спрашивается, сражались? Ведь людей повсюду только прибавилось, а там они все куда-то подевались.

И Англия тоже туда лезла. Что делали англичане в той полупустыне, где они с Гоном потом с душманами метелились? Как она там, эта Англия, оказалась?
Капитан Стругин после Афгана прочел много книг по истории этого региона, но от множества цифр, фактов и фамилий у него в голове был полный сумбур. Но эта встреча со старым боевым товарищем, и стремительная езда, дали Стругину необходимую встряску, и вдруг у него за рулем позаимствованной “Нивы” сложилась целостная картина:
“Тогда Индия практически тоже была Англия. И после позорного для России поражения в восточной Крымской войне, когда у нее не только флота, но даже и права на флот не осталось, эти англичане решили нас и оттуда попереть. И двинули экспедиционный корпус от берегов Индийского океана на нас.
Скобелев, лучший генерал Александра II, как раз и остановил их на линии Кушка - Аму-Дарья - Пяндж и далее, вдоль бывшего Джунгарского царства, по Тибету. Значит, и в прошлом веке была точно такая же борьба за зоны влияния, как и в нашем. Афганистан был ареной борьбы между Россией и Англией. Буферной зоной.


"Гон" - глава из 2-ой части - 1992 год - "буферная зона" -
http://alikhanov.livejournal.com/949822.html

Прототип и автор романа "Гон" -
http://alikhanov.livejournal.com/84923.html

Стихи о любви для Светланы Фроловой - "Ищите женщину..." - 1977 -78 гг.

***
Узнаю тебя в спинах похожих
Удаляющихся прохожих,
И боюсь - обернешься ты вдруг.
И под неузнавающим взглядом,
Снова жизнь нескончаемым адом
Станет в миг оживающих мук.

Прощено ли, да все ж не забыто,
И трагедии нашего быта
Не вершатся последней главой.
Все упорней с тобой порываю.
Что ж я взглядом ищу, ожидаю
Всюду встречи случайной с тобой?..

1977 г.

* * *
Актриса! Ваш фильм уже сходит с экрана,
Лишь в клубе каком-то остался сеанс.
Ищу на такси. Нахожу слишком рано.
Сегодня я Вас разлюблю - это шанс.
А вот и неточность - неверный нюанс.
Фильм очень растянут. Сюжет словно рама
Размером с отдушину. Все же упрямо
Его режиссер примеряет на Вас.

Избранница муз да и зрительских масс,
Надежды мои не сбылись - я напрасно
Добрался сюда, чтобы сердцем остыть.

Любить знаменитость смешно и прекрасно.
И буду Вас ждать у афиш и у касс,
Хранить все билеты, иллюзией жить...
1978 г.


***
"Ищите женщину..." - отнюдь ни как причину
Убийств и казусов, которых не раскрыть -
Ищите женщину, и очень может быть
В самом себе найдете вы мужчину,
И многое измениться в судьбе, -
Удачи пожелаю и себе!

Пусть время нас не гладит по головке, -
Французский смысл французской поговорке
Вернем...



***
Боязнь открытого пространства -
Хандра - так мучает актрис.
Лишь зависть в сквознячке кулис.
И ты - само непостоянство.

В буфете ты садишься в угол -
Ты независима, одна.
И зябкая твоя спина,
И в спинке стула ищет друга.

Зачем я добиваюсь воли
Для всех танцоров и чтецов?
Ты грим наложишь на лицо,
Когда добьешься этой роли.



***
Не говоря, признаюсь,
Не приходя - уйду.
Не встретившись, прощаюсь,
И ничего не жду.

Не видев - не забуду,
Не зная - все пойму.
С тобою рядом буду,
Не видим никому.

C тобою встречусь взглядом -
Ты не увидишь глаз.
С тобою буду рядом
Всегда, как и сейчас.

"Оберег сердца..." "Солнце согреет - ветер остудит..." - Полесье, 1984 год.

* * *
Стараниями псов не разбредалось стадо.
И не сводя с костра задумчивого взгляда,
Мне говорил пастух, вернее, мыслил вслух
О том, как дольше жить, и что нам делать надо.

От ветра и дождя не прятаться за двери,
Жить в поле, у реки, в берлоге, хоть в пещере,
Тогда исчезнет страх, и людям в их делах
Вновь станут помогать животные и звери.

К нам подбегали две огромные собаки,
И вновь через кусты, болотца буераки
Они гоняли скот.
Пастух же без забот
Со мною толковал, псам подавая знаки.


У Припяти, в палатке.
"Блаженство бега" - http://alikhanov.livejournal.com/312904.html
http://www.youtube.com/watch?v=eD6lLXpXdaE#t=242 это стихотворение - 4.02


* * *
Стало мне в тягость жить новизною,
мутный прогресс - только бремя чудес.
Здравствуй, Полесье!
Над Припять-рекою
оберег сердца - сиянье небес...



ЗАЩИТНИКИ

Я целый день все здесь - в районном центре.
Тут помидоры стоят три рубля,
И хлеб несут в авоське за плечами
По пять буханок зараз.
Грузовик,
Вздымая хвост тяжелой белой пыли,
Бежит, как пес, чуть-чуть наискосок.

И на центральной площади, где тир,
Киоск "Союзпечали", кинотеатр,
У маленькой пивнушки трутся парни,
Друг другу отмеряя тумаки.

На лавочке спокойно спит алкаш.
Валяются вокруг бутылки, пробки,
И сальные газетные обрывки,
Окурки, и огрызки...

Надо всем,
С невыносимым, беспощадным ревом
Проносятся, блистая, ястребки.

Под крыльям висят у них ракеты.
И взрыв за взрывом - муляжи, мишени
Утюжат и крошат на полигоне.

А самолеты вновь на цель заходят,
Над городом так низко пролетая,
Что кажется - их тополь может сбить.


Житковичи.



* * *
Ночью
Брожу по Запесочью.


ЧЕРНЫЕ АИСТЫ

Алене Черняк

В тот год тебя мотало по стране,
Потом по свету.
Я тебе писал
в Хабаровск, Магадан, Берлин, Варшаву...

Меня тогда надолго занесло
В деревню Хлупин.
Началась охота,
Шел сенокос, и строили дорогу,
У старицы слонялись браконьеры.

Я на ступеньках хлупинского клуба
Писал, что черны аистов увидел.

В отличии от белых, эти птицы
Не терпят человека.
В заповедной
Глуши Полесья, над дубами поймы,
Семь черных птиц неспешно пролетели, -
И долго мне казалось - обернусь,
И вновь увижу их...

Часа в четыре,
В песке буксуя, и натужно воя,
Почтовая машина появлялась.

Я второпях заканчивал письмо, -
Слова привета на листке тетрадном
Сумеют что-то в жизни изменить,
Когда ты перед выходом на сцену
В гримерной их прочтешь!..

Все эти письма
Сам получил я осенью, в Москве
По адресу обратному.


* * *
Когда недели две все смотришь в синеву,
и на закате дня вдруг явится догадка -
из этого куста получится рогатка! -
ты отдохнул уже - и поспеши в Москву.


ЛЕН ЛЕЖИТ

Солнце согреет - ветер остудит -
Тучи со всех сторон.
Лен полежит, и трудов с ним убудет-
Росы истреплют лен.

Лён здесь по-прежнему в силе и в славе,
И рушником зимой
Вытрусь - увижу - лежит по отаве
Лен золотой!


ПОСЛЕ ОХОТЫ

С трудом даются после высшей школы
Простые истины. И, отложив стволы,
На лес посмотрим, на холмы, на долы -
Пусть темен ум, да помыслы светлы.

И, взбадривая сучьями костер,
Продолжим разговор.



РЕЧНАЯ СТОЯНКА

Тоне Аксеновой

Мы с тобой заявились только к шапочному разбору.

А тогда нам казалось, бездомникам иногородним,
Что вот-вот под напором высокая насыпь прорвется,
И мы примем участие в празднике, и в карнавале,
На который пускают людей по московской прописке.

И решила решила ты музою стать, я - бессмертным поэтом.
Но четырнадцать лет пролетело, и осень пришла
В эти чахлые рощицы вдоль обмелевшей реки,
Где живем мы в палатках по разным её берегам.

Ты осталась такой же - лишь издали надо всмотреться, -
Горделивой походкою, грацией полнишь пространство.
Лишь Москва не следит с любопытством, от ужаса жмурясь,
Чьей ты станешь женой, откачают тебя или нет?

Сколько строчек прекрасных тебе, так сказать, посвятили -
Я теперь понимаю, отделались просто стихами,
Оставляю тебя ночевать за порогам судьбы.

Я там тоже шустрил - мне доверили "Волну" с фургоном,
Эту белую "Волгу" купили на чеки - валюту,
Что тогда не скупясь выдавали всемирным артистам
В Мичигане, в Техасе на рок и на поп-вечерах.

И я с гордостью слушал в ночи - именами без отчеств
Все тревожился воздух в просторном салоне машины.

Три денька покатался я по небывалым проспектам,
И загнали "Волжанку" на Южно-Портовой толкучке...

1984 год. "Страна - мой дом."

О 1984 годе.

Камчатка, Беринговы острова, почти месяц - в Тихом океане.
Возвращение в Москву.
Потом Рига, Латвия - по приглашению новых друзей, заведенных в поездке на Камчатке - на слет молодежи, много ездили на “Жигулях” по Латвии, выступал в Риге по радио.
Прямо оттуда - на поезде поехал в Минск, оттуда - в Полесье, недели три там ловили рыбу, к осени - охотились.

Было полное ощущение: страна - мой дом.


стихи 1984 года Collapse )