March 15th, 2015

К открытию выставки "Шаляпин - Почетный гражданин Тифлиса - к 100 - летию присвоения звания".

Тифлисский театр был построен в 1851 году. Первым его директором был писатель Владимир Соллогуб, который пригласил - как сейчас бы сказали "для раскрутки" театра - труппу итальянских артистов вместе с дирижером Барбиери. Премьерой -9 ноября 1851 года - стала опера Доницетти "Лючия де Ламермур".

В письме из Тифлиса от 12 ноября того же года - то есть через три дня после премьеры - Лев Николаевич Толстой - проходивший тогда армейскую службу как раз в моем родном городе, пишет:
"Тифлис цивилизованный город, подражающий Петербургу, иногда с успехом, общество избранное и большое. Есть русский театр и итальянская опера, которыми я пользуюсь, насколько мне позволяют мои скудные средства".

Похоже, Лев Николаевич там был - "попользовался" этой премьерой.

В этом же театре побывал и Александр Дюма.
В "Путешествии по Кавказу" он пишет:
"За свою жизнь я видел почти все театры, но ни один из них по красоте не может сравниться с Тифлисским театром".

За 23 года -пока Тифлисская итальянская опера ни сгорела - в ней было поставлено 20 опер Верди, 14 - Доницетти, по 6-ть опер Беллини и Россини - почти весь оперный репертуар того времени!

Жители Тифлиса распевали любимые арии, прогуливаясь по Головинскому проспекту.

В газете "Кавказ" писали, что вместо приветствия сейчас дамы спрашивают друг у дружки
"Есть ли у вас место в опере?"
А мест в театре было всего 800.
Но ведь это же совсем не мало - даже по нынешним меркам! Да и билеты - судя по письму Л.Н. Толстого - стоили не дешево.

(Кстати, письмо это было отправлено через Почтовую службу Тифлисской губернии, которой управлял Действительный Статский советник Михаил Егорович Алиханов - мой прадед. Несомненно на премьере, в числе главных сановников Губернии, он тоже присутствовал.)

Звонок на "Народное радио".

Когда люди любят, когда они влюблены друг в друга - они испытывают радость, им хорошо, они вдохновенно и сильно чувствуют, они по другому ощущают мир, недавно столь еще привычный и порой унылый.
И вдруг все стало другим, иным.
И я однажды представил, что есть некое пространство, которое открывается только влюбленным.

Всеми фибрами слова и звука,
Как мелодия в ткани стиха,
Мы с тобой ощущаем друг друга
Глубже тела и слаще греха.

Эта беспрекословная близость,
Что ломает мосты в резонанс,
Прямо в небо, как птицы с карнизов,
Здесь взлетала еще прежде нас.

То есть это чувство было всегда и только ждало нас, когда мы в нем окажемся.

Такое же чувство мне кажется испытывают космонавты, когда из космоса они смотрят -

О вечности ни спорят, не поют,
А молча думают, когда посмотрят в небо.
И звезды лишь на несколько минут
Поманят и быть может отвлекут
И от любви насущной и от хлеба.

А космонавты звездные поля
Рассматривая у экранов мутных,
Посмотрят против лета корабля -
О вечности напомнит им Земля,
И отвлечет от звезд сиюминутных.