April 20th, 2015

"ВСЯ МУЗЫКА МИРА" - кинопроза. Повесть. Первые 12 главок.

ВСЯ МУЗЫКА МИРА
Повесть.
Вечереет. Одесский дворик перетянут крест-накрест веревками. Полноватая женщина с южнославянскими чертами лица снимает высохшее белье. Застекленные веранды светятся, словно корабли, проходящие мимо набережных. Женщина вдруг обнаруживает, что среди ее наволочек развешено чужое мужское белье, и кричит:
- Роза! Роза! Опять ты повесила белье своего недоноска на мою веревку!
Соседка словно ждала этого крика - она тут же свешивается с балкона третьего этажа и вопит на весь двор:
- Тебе не нравится мой муж?! Тогда не заглядывайся на него!
- Вот тебе, получи от меня подарочек! - женщина бросает чужие тряпки на потрескавшийся асфальт, топчет их.
Сверху тотчас летит пол литровая банка. Женщина с легкостью для ее комплекции необыкновенной увернулась, взбежала на три невысокие ступеньки, и зашла в комнату.
читать Collapse )

"Весна какая выдалась!.."

* * *
В Тутаеве от пристани наверх,
По деревянной лестнице крутой,
Тащил я тяжеленный чемодан
С московскими гостинцами: и сыр,
И колбасы "Отдельной" два батона,
И банок семь сгущенки.

За водой,
Неся на коромысле два ведра,
Красавица спускалась мне навстречу.

Я обернулся вслед ей - низкий берег
Был в дымке за блестящей гладью Волги, -
Мы были на высоком берегу.

И очень скоро прилетела песня:
"Весна какая выдалась!.."

1981-2012 гг.



Музыка Юрия Антонова
Стихи Сергея Алиханов

Семь избранных стихотворений этого дня. "В загуле имперского бреда, чего добивался Нерон..."

***
Переполнена кормушка -
Крошит, крошит хлеб старушка.

На нее косится дятел,
По стволу стучит-стучит.

К дармовшине не слетит -
Этот дятел, видно, спятил.

1986 г. Москва, Серебрянный бор.

***
Мой троюродный брат говорит невпопад,
От стеснительности улыбаясь.
Я молчу, но я тоже теряюсь,
Нашей встрече единственной рад.

Да, в какой-то денек непогожий
Разбросало нас по свету из-под Твери...
Я глаза опущу, ты меня осмотри, -
Нет, совсем мы с тобой не похожи.

Знаю, кто-то ведет, всем нам, юродным, счет:
Отработав и выйдя на пенсию,
Он уже насчитал человек восемьсот
В Феодосии, в Томске, и в Пензе.

Да, могучей могла бы быть наша семья,
Многолюдными были б Горицы.
Я порой прилетаю в родные края,
Правда, реже раз в десять, чем птицы.

Брат, женись, заводи сыновей, дочерей.
Говорят, через многие лета
Обнаружится польза в смешеньи кровей, -
Что ж, надеется будем на это...
1986 г. Томск.


* * *
Промелькнула, пропадая,
Под мостом речушка «Яя».

Глубока ли, широка
Льдом покрытая река?

Стану наледь соскребать -
Нет, сквозь снег не увидать.

Стало смыслом бытия
Доказать что я - есть я.

Самоутвержденья дар,
Словно надпись в свете фар -

Промелькнет во тьме ночной, -
Ты есть ты, и бог с тобой...

Томская область, ночью в автобусе.


УЛИЦА ВЕРЫ ВОЛОШИНОЙ

И снова спрашиваю мать –
Как вы пробились воевать?
Мать говорит: «Пришли вдвоем,
Забраковал нас военком.
Я тут же принялась реветь,
Но военком сказал: «- Не сметь!
Умеешь мотоцикл водить –
Повестки будешь развозить».
Я с каскою на голове
Помчалась по пустой Москве.
А Вера, уж такое дело,
На третьем курсе заболела,
Но скрыли мы - не знал никто –
Она не сдала ГТО!
Сказалась не больной - голодной,
Врачи ее признали годной.

Перед глазами, как живая,
Она мне машет из трамвая
И по ветру летит коса...

Так в подмосковные леса,
В тыл фрицам, под огонь засады,
Послали девушек отряды.

В плен Веру раненную взяли
Под Крюково.
Ее пытали,
Сломить подругу не смогли –
Ее повесили враги».

IMG_3204

IMG_3206

НЕРОН

В загуле имперского бреда,
Чего добивался Нерон?
Зачем ремесло кифареда
Упорно осваивал он?

Бессмертье, богатство, величье
Дала непосредственно власть.
А тут соловьиное, птичье
Тщеславие - жалкая страсть.

В стремленье своем оголтелом
Сжег Рим площадной лицедей.
Певцом-кифаредом хотел он
Остаться во мненье людей.

Но даже пожара подсветка
Не сцене пришлась, а судьбе.
И только презрения метка
Проступит на царственном лбе.

«Литературная газета» 2003 г.
"В тени времен и честность, и обман..." - Римская лирика
http://alikhanov.livejournal.com/1196558.html


* * *
Какое множество романов
О Первой мировой:
Вот среди унтеров-болванов
Простецкий парень с хитрецой.

А вот герой читает сводки,
И не дождавшись перемен,
Бежит в Швейцарию на лодке,
Которую дает бармен.

А вот песереди Европы
Несчастный паренек лежит,
Сдает, потом берет окопы
И будет, наконец, убит.

А вот проснувшись спозаранку,
Туман увидев за окном,
Вновь офицер бредет по замку
И размышляет о былом.

Все утешенья бесполезны,
Когда распалось бытие, -
Война разверзлась, словно бездна,
И все провалится в нее...

1987 г. Тбилиси.
Романы -
“Приключения Бравого солдата Швейка”
“Возвращение в Брайсхед”
“На Запвдном фронте без перемен”
“Прощай, оружие”
“Август 14-го”.



ВОЛЬНАЯ ИСПАНИЯ
(Горная вершина на Кавказе)

Нет, не флаги белые* - ореол названия
Вижу над горой.
«Вольная Испания», вольная Испания -
Мы опять с тобой!

Зубы и признания на допросах выбили,
Но года летят.
Пропадая без вести, вовсе мы не выбыли
Из Интербригад!

Мы пройдем по площади вслед за пионерами,
В сердце горн звучит.
Вся страна в волнении - что за Пиренеями,
Как дела, Мадрид?

Как дела на западе, как дела на севере,
На востоке как?
И бойцы в расщелине вновь вздохнут о клевере
Между двух атак.

* «Белые флаги» - снежные сдувы со склонов гор.
Москва- первые две строфы,
вторые две строфы - Леселидзе.