April 22nd, 2015

"Вся музыка мира" - кинопроза - главки 31-40.

1-12 главки -
http://alikhanov.livejournal.com/1216500.html
13-19 главки -
http://alikhanov.livejournal.com/1217109.html
20-23 главки -
http://alikhanov.livejournal.com/1217457.html
24-30 главки -
http://alikhanov.livejournal.com/1217656.html

* * *
Гражданский процесс. Необыкновенно толстая девушка заявляет:
- Кленов меня даже не поцеловал! Ни единого раза! Он, так сказать, даже не приближался ко мне!
- Вы что не жили со своей женой? - спрашивает судья.
- Она просто не помнит. У нее плохая память. Она хотела любви слишком часто. У меня тяжелая работа, я известный композитор. Я не могу переутомляться, иначе не слышу музыки!
- Суду представлена медицинская справка - за восемь месяцев брачной жизни истица еще не дефлорирована. Похоже, молодой человек, вы действительно не слишком утомляли себя в супружеской постели, - судья ухмыляется.
- Она у меня выпросила за время супружества восемьсот рублей на похудение. Мы договорились, как только она похудеет, так все это и случится. Я просто физически не мог к ней подобраться! - защищается Саша.
- Я похудела специально для него на 17 килограммов, а он все равно меня не тронул!
А потом я разнервничалась и опять поправилась! Он мне говорил, что любит меня! Я люблю тебя Саша! - истица плачет.
- Пусть отдаст мои деньги, которые она прожрала! - требует композитор.
- Не брала я у него денег! Он у нас семь месяцев столовался - и завтракал, и обедал. И сбегал еще до ужина…
- Если что-то от тебя оставалось, - не удержался фиктивный муж.
- Ему нужна была только московская прописка. Меня он не любит! Я столько раз ему говорила - Саша, люби меня и живи сколько хочешь.
- Еще чего не хватало! - в сердцах воскликнул брачный аферист.
- Суду все ясно.
Судья стоя зачитывает решение суда:
-"...брак объявляется недействительным. Гражданин Кленов должен быть выписан из квартиры истицы в недельный срок."
читать Collapse )

"Вся музыка мира" - кинопроза - главки 41-50.

* * *
Саша поет на квартире у начинающего текстовика Кости, аккомпанируя себе на черном, с двумя подсвечниками на передней деке, расстроенном пианино:

Взгляните на пустующую вазу,
И явится вам призрак белых роз.
И вы поймете, может быть, не сразу,
Что прожили всю жизнь со мною врозь.
А годы проходили беззаботно,
И день не отличался от дня.
Припомните все то, что мимолетно,
И, может быть, вы вспомните меня...


Костя, лысеющий брюнет в домашней пижаме, потирает руки и притоптывает:
- Высший класс! Полный атас!
Саша опять поет, текстовик Костя в восторге начинает ему фальшиво подпевать.
- Заткни пасть, не мешай! Здесь лучше вот так сыграть. Сейчас годится.
Саша чуть изменяет мелодию и поет еще раз.
- Лучше не бывает! Только ничего не порти! Гениально! Ну, ты красавец! – текстовик Костя в полном восторге.
- Песня действительно получилась. Это наша первая с тобой нормальная песня.
Но не обольщайся. Сто песен напишешь, одна станет шлягером.
Заранее ничего не угадаешь. Можно пробить песню в несколько программ, по ящику в «Утренней почте» показать, и все зря.
- Что ты мне мозги компостируешь? - «Призрак белых роз» будет кормить нас икрой десять лет!
- Чтобы песня тебя хотя бы один раз тебя черным хлебом накормила надо попасть в сердце народное.
Чтобы песню твою каждый пел про себя, как свою! Если бы я заранее знал, какая песня будет шлягером, а какая – нет, я бы только шлягеры штамповал. Настоящие деньги приносит только настоящая любовь, которую тебе, Костя, нужно завоевать всего четырьмя строчками припева. А точнее – одной шлягерной строчкой, которую все будут знать. И только тогда у тебя настоящие авторские появятся, и может быть за «штуку» перевалят...
- При чем тут любовь, когда разговор идет о «штуке»? - возмущается текстовик.
- «Штука» в месяц - это и есть народная любовь.
Тысяча рублей авторских это значит, дурья твоя башка, что твою песню запели в пятидесяти тысячах кабаков, а в тридцати тысячах - стали писать в рапортичку. А ты с каждого кабака стал получать четыре копейки в месяц. Если на следующий месяц ты опять «штуку» получил, а через год - полторы, и так каждый месяц и год за годом - вот тогда только и можно будет сказать, что мы с тобой ни просто «Призрак белых роз», а действительно шлягер сочинили.
- А как же Дербенев пять «штук» получает?
- Он за имя свое капусту стрижет. У него крутится один дежурный шлягер, от силы два, а в рапортички пишут пять-шесть песен, которые у музыкантов на слуху. И хотя «Призрак белых роз» действительно нормальная песня - первые три рубля через ВААП ты за нее еще не скоро получишь.
- Это потому, блин, что ты меня пол года мариновал. Месяц тебе звоню, второй - а ты все: «завтра позвони», «послезавтра позвони», «через неделю постарайся меня застать». Если бы ты «принял» меня пораньше, мы бы давно написали эту песню. А ты, дурила, вел себя, как китайский мандарин, чванился, а на поверку оказался самоучкой без прописки, - высказал Костя давнюю свою обиду.
- В нашем деле главное не ноты знать, и не рифмочки нанизывать. Я только потому с тобой и стал работать, что ты мне двадцать раз позвонил. На двадцать первый - милости прошу, значит ты парень стоящий. Лбом стену прошибешь, шишки набьешь, а потом шишками своими, как рогами, будешь и дальше стены проламывать. Куплетики же с припевом сочинить каждый второй на улице может.
- Ты что, считал мои звонки? - удивился тестовик.
- Конечно считал. И не только твои, я все звонки считаю. Мой будущий соавтор должен позвонить мне двадцать раз. Потому что в нашем безнадежном песенном деле главное - это напор.
- Ладно. Давай в 66-ть поиграем. А то голова гудит.
- То-то же.
("Призрак белых роз" http://alikhanov.livejournal.com/1060448.html)
читать Collapse )

"Вся музыка мира" - кино-проза, повесть - 51-55 главки.

* * *
Коломенское. Яркий солнечный день. Грета с Сашей заходят в храм. Там проходит обряд венчания.
- Мы следующие, - шутит Саша.
- Куда? За чем? - Грета вспомнила продуктовую очередь.
- К священнику - чтобы обвенчаться.
- Мы не одеты, - шутит и Грета.
- Не важно. У нас все равно венчание в церкви не считается. Они сначала в ЗАГСе расписались, а потом сюда приехали для полноты впечатления.
- А у нас - считается, - говорит Грета.
читать Collapse )

Литература, роман, публикация, книга, гонорар, деньги, справка.

IMG_5476
Стихи.

IMG_5479
Проза.

Готовлю стихи по годам, по десятилетиям.
На "бумажном носителе" - дорого, а гонораров за стихи больше не будет -
http://alikhanov.livejournal.com/103695.html

Гонорар за роман
http://alikhanov.livejournal.com/118730.html


"Оленька, Живчик и туз" - роман, - 4-я глава, гонорар за роман
http://alikhanov.livejournal.com/797266.html

SAM_8718

SAM_8715

"Вся музыка мира" - кино-проза, повесть - 56-60 главки.

* * *
Центральный ЗАГС Москвы. Идет предварительная запись.
Саша входит на прием к регистраторше:
- Скажите, а у вас можно зарегистрировать брак с иностранкой?
- С кем?!
- С иностранной подданной?
- Где вы живете?
- Я здесь живу.
- Где вы прописаны?
- А разве это имеет значение. Я люблю девушку, она любит...
- Отвечайте на вопрос! Я занята! У меня очередь!
- Я прописан в Одессе.
- Значит, у себя в Одессе и женитесь себе на здоровье на ком угодно!
Браки регистрируются только по месту жительства, - облегченно вздыхает чиновница.
- Но моя невеста живет в Москве!
читать Collapse )

"Здесь в прибежище тайном ручного труда..." - работа надомниц, - подборка в "Юности".

CIMG0396

Фотография на этой подборки в журнале "Юность" как раз и сделана "в прибежище тайном ручного труда" поздней осенью 1983 года.


НАДОМНИЦЕ ДОДО

К занавешенным окнам садишься спиной,
Ты, быть может, спасаешь рассудок,
С кропотливым терпением нитью цветной
Повторяя нехитрый рисунок.

Здесь в прибежище тайном* ручного труда,
Где в подрамник сколочены доски,
Запах краски не выветрится никогда
Из твоей торопливой прически.

И от тяжкой медлительности ремесла,
И фактуры понурого плена,
Лишь одна быстрота твоих рук и спасла
Уходящий мирок гобелена...
1983 год.

*работа "надомниц" - портних, вязальщиц, вышивальщиц и пр. в "совке" преследовалась