June 11th, 2015

"Кружила жизнь меня в каком-то танце белом, и я любил ее летящие черты...." - 7-мь стихотворений.

СОНЕТ О ФАНТАСТИКЕ

С какой надеждой - тридцать лет назад! -
Проглатывая за ночь три романа,
Я поднимал к поблекшим звездам взгляд,
Жалея, что родился слишком рано!
Рукой подать, казалось, до Плеяд.
И надышавшись прозы, как дурмана,
За пеленой предутренней тумана
Я видел непонятный аппарат...

Но так и не возникла с небом связь.
Вдоль времени металась мысль пытливо,
И дотянулась до Большого взрыва,
И сразу же за ним оборвалась...

И толку нет в космической затее -
Мир оказался проще и скучнее.


* * *
Взгляд опущу, но не ниже травы.
Взгляд подниму, но не выше берез.
В гуле молвы на просвет синевы
Ветер принес - ветер унес…
1999 г.


***
Зачем же каждый день с утра
К нему спешишь ты в мастерскую? -
Ты проживаешь жизнь чужую,
Жить жизнью собственной пора!

И пусть он будущий Гоген,
Себя ты посвятить не вправе
Чужому вдохновенью, славе, -
И потому восстань с колен!

А ты твердишь все:
"Он велик,
Он провозвестник и учитель."
Но ты лишь преданный ценитель,
Ты даже там не ученик!

И мне подумалось сейчас:
Таких как ты - ведь там немало.
Там одиночества не стало.
Зачем он не прогонит вас?
1981 г.


ВОЗВРАЩЕНИЕ

Вновь запахи двора восходят вдоль балконов -
Там жарят шашлыки, здесь кипятят белье.
Я вспоминаю свод неписанных законов,
Вживаюсь, торопясь в родное бытие.

Но ничего уже я здесь не понимаю,
А если что спрошу - так тоже невпопад.
И вжиться не могу, хотя живу не с краю,
Но чуждым стал родной когда мне уклад.

Еще не так давно все получалось с лету -
Умел я бросить взгляд, запомнить, записать,
И, сдав в журнал, успеть к ночному самолету -
Я двигался вперед, работал, так сказать.

Я слушал посвист нарт вдоль твердой глади наста,
И на закат смотрел бесстрастно, как помор.
И старожилом я сумел прослыть, так часто
Пришлось пересекать мне северный простор.

Сноровку приобрел, прижился, свыкся с делом,
Косил, полол, сгребал лопатою бурты -
Кружила жизнь меня в каком-то танце белом,
И я любил ее летящие черты...

А дома ощутил себя я чужеродным,
И смутно чую я глубинные слои.
Поверхностным я был, а вовсе не свободным, -
Есть что-то на слуху, но нет уже в крови.

А глубина и там - на севере - повсюду, -
Ее не замечал, а мчался день-деньской,
И думал: здесь побыл, теперь я там побуду,
Посмотрим, что же там произойдет со мной…
Тбилиси.

7 марта 1981 г.
Первая публикация в сборнике "Весенние голоса" 1984 год, изд-во "Современник".


***
Лишь путь открылся коридорный,
И мы вовсю пустились прыть.
На счастье легок шаг проворный,
И мы успели жизнь прожить.


***
Наверно, дольше всех эпоха наша длилась,
И вот ни только кончилась - она уже забылась.
1981 г.


* * *
История - выдумка слабых сердец.
Но все же останься, хоть пьесе конец.
Билеты, программки белеют в проходе,
Учебный сезон твой уже на исходе,
Игра твоя принята за образец.

Останься, - а значит - не жди, уезжай,
В любой захолустный какой-нибудь край, -
Прислушайся к голосу распределенья.
Искусство потребует только терпенья,
Ты в жертву себя ему не предлагай.

Но ты пробивать собираешься брешь,
Но ты проедать собираешься плешь,
И я все равно тебя не образумлю.
Ты будешь ложиться, как на амбразуру,
И будет водить тебя за нос помреж.

Им не до тебя, хоть они и лгуны.
Да, падаешь больно, свалившись с луны.
И от невезения нету лекарства.
Ты скажешь:
- Должны же кончаться мытарства.
И я соглашусь: - Да, конечно, должны.

Москва. 1981 г.

Ушел Борис Петрович Юргенсон - хранитель музыкальных традиций России. Вечная память!

CIMG9165
Ушел Борис Петрович Юргенсон - хранитель музыкальных традиций России.


Борис Юргенсон о Гостиной Петра Юргенсона.


Борис Юргенсон о переписке П.И. Чайковского и Петра Юргенсона.

Концерты в Гостиной Петра Юргенсона -
http://alikhanov.livejournal.com/?skip=10&tag=%D0%AE%D1%80%D0%B3%D0%B5%D0%BD%D1%81%D0%BE%D0%BD

IMG_1907