June 23rd, 2015

Анатолий Карпов - шахматный сеанс в честь 70-летия Победы - фотографии - продолжение.

IMG_9664
12-ый Чемпион мира по шахматам Анатолий Карпов и Председатель Центральной избирательной комиссии России Владимир Евгеньевич Чуров - начало сеанса одновременной игры.
смотреть Collapse )

Анатолий Карпов - финал сеанса одновременной игры в ЦИК России - видео.


Анатолий Евгеньевич Карпов - 12-ый Чемпион мира по шахматам
дает сеанс одновременной игры в Центральной Избирательной Комиссии Российской Федерации
в честь 70-ти летия Победы в день начала Великой Отечественной войны.


Анатолий Карпов - сеанс одновременной игры - финал.


Анатолий Карпов подписывает свою книгу Никите Самсонову.

"Как лучше для детей, вот так должны мы жить..." - 7-мь стихотворений.

УТРО ВЕКА

Мой век – огнями за холмом,
И вновь не просиять.
Что понимаешь лишь умом,
Душой нельзя принять.

Щемит мне сердце каждый год,
Знакомый, как ладонь.
Меня уже не обожжёт
Всех войн его огонь.

Мой век нас лишь уничтожал,
Гнал в топки, на убой.
Но лучше всех его я знал,
И потому он мой.

Меня оставил одного,
На благо ли, на зло.
Хотя всего-то ничего –
Сменилось лишь число.

И наступает утра рань,
И в предрассветной мгле
Не вижу я – куда ни глянь –
Что будет на земле.



* * *
В театре ветвей
Только галки играют да белки.
Множество дней
Наблюдаю сюжета безделки.

Прыгнет по ветру,
Промчится прореженной высью
С ветки на ветку -
Вослед осыпаются листья.

И допоздна
Белка прыгает, словно не весит.
А желтизна
Мне пытается свет занавесить,

Чтоб за листвой,
Заметающей сумрак пространства,
Жил я тоской
И отсутствия, и постоянства…

Абабурово


***
Под надуманным предлогом,
Всё-то ходим мы под Богом…


* * *
Как лучше для детей,
Вот так должны мы жить,
И никаких страстей
Уже не может быть.

Все лучшее – для них,
Все худшее – для нас.
Но все-таки взгляни
Хотя б в последний раз.

Ведь отлюбили мы
Чтоб родились они –
Потомков тьмы и тьмы
Затопчут наши дни,

В которых я и ты
Пытались без конца
Запомнить все черты
Любимого лица.

Нельзя не целовать
И целовать нельзя,
И не вернуться вспять,
Над вечностью скользя…




***
Поэты - вот уж растеряшки,
Среди тусовки, чепухи,
Опять читают по бумажке
Свои фуршетные стихи.

Листочки кружатся к паркету,
Фонит ни к месту микрофон,
Но подсказать нельзя поэту
Того, что сам не помнит он.

Опять горбатых к стенке лепят,
Одолевая немоту.
Я им же их прочел бы лепет,
Все ляпы правя на лету.

А память профессионала
Уже все помнит наизусть.
Я тороплюсь уйти из зала,
Меня охватывает грусть:

И в сикось-накосе ухмылок,
Где чавканье страшней, чем смех,
Заглушит бульканье бутылок
Столь расторопных неумех.

Не страшен сквознячок из бездны,
И ни жаровень адский жар,
И наставленья бесполезны,
Когда не платят гонорар.

В бумажку глядя, снова сбился,
А на морозец не прогнать -
Зря бедный Межиров грозился
Их сквозь спицрутены прогнать.


***
С высот безволия и праздности небесной,
Снесен давно ли я к обыденности тесной? -

Буйками ревности - меж промельком и взглядом -
Рекою бренности мы плотогоним рядом...

***
В руинах языка
Я не нашел пока
Той строчки, что искал,
А поиск был так долог -
Но выщерблен оскал
Библиотечных полок -
Гул гласных от виска
Уходит в облака…