December 26th, 2015

Семейная фотография 1912 года. Адмирал Евгений Беренс, Иван и Константин Алихановы.

сканирование0001
Семейная фотография - 1912 года.
Стоят слева-направо, Адмирал Евгений Беренс - 8 лет назад был Старшим штурманом крейсера "Варяг", сражался в бухте Чемульпо, Через 5 лет станет Военно-морским министром в Правительстве В.И. Ленина. Его жена. http://alikhanov.livejournal.com/1550172.html
С нардами под мышкой мой дед Иван Михайлович Алиханов - дядя адмиралов Беренсов. У моего деда уже есть годовалая дочка Лиза. Мой отец родится через 5 лет.

Сидят - его старший брат Константин Михайлович Алиханов с женой. К.М.Алиханов председатель Тифлисского отделения Музыкального Императорского общества, благодетель Федора Шаляпина, основатель Тифлисской консерватории, Председатель Правления Тифлисского коммерческого банка - http://alikhanov.livejournal.com/tag/%D0%A4%D0%B5%D0%B4%D0%BE%D1%80%20%D0%A8%D0%B0%D0%BB%D1%8F%D0%BF%D0%B8%D0%BD

Алиханов3
Эта же фотография на выставочном стенде - http://alikhanov.livejournal.com/97798.html
выставки -
http://alikhanov.livejournal.com/tag/%D0%9F%D1%80%D0%BE%D0%BC%D1%8B%D1%88%D0%BB%D0%B5%D0%BD%D0%BD%D0%B8%D0%BA%D0%B8%20%D0%B8%20%D0%B1%D0%BB%D0%B0%D0%B3%D0%BE%D1%82%D0%B2%D0%BE%D1%80%D0%B8%D1%82%D0%B5%D0%BB%D0%B8%20%D0%A0%D0%BE%D1%81%D1%81%D0%B8%D0%B8

"Рубль проесть невозможно было..." - глава из романа "Гон" -

Гон - второе издание

Роман "Гон" - висит на тысячах сайтов - http://rutracker.org/forum/viewtopic.php?t=516363

9.
Чума слышал про завод “Красные баррикады”, только от кого - вспомнить никак не мог. Покинув кутяпкинское министерство, он пошел в “Макдональдс” на Пушкинской площади, занял очередь, и стал думать.
Кто же это ему говорил, что крутится на “Баррикадах”? Видно, кто-то из наперсточников, потому что он даже переспросил тогда - неужели прямо на станции метро “Баррикадная” стали фраеров обдирать? Ну конечно:
- Гоша-Фокусник! Это он об этом заводе говорил, - сказал вслух Чума. И тут же вспомнил, как Фокусник засмеялся, и ответил, что с мелкой уличной работой закончили, потому что начались дела поважнее.
Чума года два, не меньше, вместе с Гошей наперстки крутил. Гоша-Фокусник (ох, не любит он свое погоняло, потому что приклеилось навсегда) устраивался с бригадой только на лучших площадках - у гостиницы “Севастополь”, магазина “Бухарест”, у Кунцевского автосервиса, возле палаток, торгующих запчастями. Возле Кунцево, где и зарабатывали больше всего, поставил их Живчик под свою “крышу”. Каждый вечер половину дневного заработка приходилось Гоше отвозить братве. Фокусник, надо отдать ему должное, всегда сам отвозил бабки авторитету, перед “крышевиками” не засвечивал напарников, берег их, чтобы они отдельно под пресс не попали. А Чуме, “верхнему напёрсточнику”, что ни день приходилось менять, как сейчас говорят, “имидж”.
Только благодаря этому Чума, работавший в день облавы “под Циолковского”, сумел слинять - а Фокусник тогда засыпался, три месяца под следствием просидел, и вышел, получив условный срок.
Довольный тем, что у него приятель пасется на “Красных баррикадах”, Чума взял стандартный обед, стал жевать и смотреть сквозь стеклянную стену.
Он когда-то жил тут рядом - в угловом кирпичном доме в Сытинском переулке, в минуте ходьбы отсюда, напротив Палашевского рынка. Сам-то Чума адлерский, но однажды осенью, примерно четверть века назад, когда закончился на сочинских пляжах очередной сезон летнего преферанса, решил податься в Москву - у него уже были здесь игровые завязки. А потом - пулька за пулькой, сводка за сводкой - закрутился Чума, и заделался москвичом.
читать Collapse )