February 24th, 2016

НА СТУПЕНЯХ ПАРФЕНОНА. "И в лодочку сажусь послушать скрип уключин..."

***
Я, житель города, боюсь
Ни бесконечных лет осады,
А неожиданной награды
Наипрекраснейшей из муз.

1969 г.

ЛИЦЕМЕРЫ

Когда посланники Фив,
восхищенные военной хитростью -
засадой в чреве коня, -
прибыли в павшую Трою,
поздравить хитрюг с победой,
ахейцы, при входе послов,
ликуя, со скорбными лицами,
почтили вставанием
порубленных ими троянцев.


IMGP4042

***
В компьютерной стране я сложностью измучен,
И в лодочку сажусь послушать скрип уключин.

От косности своей хоть плачь тут от обиды!
А под такой же скрип Язон достиг Колхиды.

Две тысячи пятьсот иль больше лет спустя,
И хитроумный бог здесь был бы как дитя.

А окажись он там, на том же побережье -
Там та же простота, и все законы те же.

И если б из Арго он вылезти посмел,
Там встретили б его лишь пули вместо стрел.
1995 г.

ПРЕДПОЛОЖЕНИЕ

Давно прошедшее как-бы оправдывает мерные рукописи.
А если бы наш Гомер был бы ни эпиком, а провидцем,
И жил бы не после, а до осадной Троянской войны,
Прозрев вдруг погибель и бойню, он стал бы хватать всех за руки,
Вдоль узких улочек Трои кричал бы в голос: “ - Спасайтесь!
Бросайте дома и пожитки, бегите с детьми из города!..”
А не занимался писаниной, стягивая слоги гекзаметром.


IMGP4068

***
Преторианец, парень из охранки,
Сжимая меч, бочком присел на трон,
И вот в недоуменье слышит он
Нелепый шум сенатской перебранки:
“Не зря по Палатину били танки!”

Вандалы входят в Рим со всех сторон,
И кроме текстов, все идет на слом…

1995 г.

IMGP4031

***
Напьюсь я пьяным, ой напьюсь я пьяным!
И мостовые зарастут бурьяном,
Вопьются мне в штанины все репьи,
И я пойду, и буду куролесить
По оживающиму ночью перелесью,
Где пни плевательниц, деревьев фонари.

Как закричу я, ой как закричу! -
Что я назад уже не ворочусь,
И что ночные ягоды вкуснее,
Чем сорванные днем, что с нетерпеньем
Я свой матрац меняю на репейник.
А ночь - бульон из звезд - уже густеет!

Напьюсь я пьяным, ой, напьюсь я пьяным,
И станет воздух бархатным и пряным,
Крахмальная постель прошепчет: ш-ш-ш-ш-ш....
Я высуну язык, глаза закрою,
И буду брать упорно город Трою,
А взяв, не разорю - скажу: "Шалишь!"

1967 год.