March 9th, 2016

Шура Горемычкина - моя мать.

IMG_0301
Шура Горемычкина -

МАТЬ
Читала, радовалась, пела,
Росла и крепла со страной.
С живой Волошиной сидела
За школьной партой за одной...
http://magazines.russ.ru/znamia/1999/6/alihan.html

IMG_3204


IMG_3206
Надпись матери на обороте этой фотографии.


УЛИЦА ВЕРЫ ВОЛОШИНОЙ

И снова спрашиваю мать –
Как вы пробились воевать?
Мать говорит: «Пришли вдвоем,
Забраковал нас военком.
Я тут же принялась реветь,
Но военком сказал: «- Не сметь!
Умеешь мотоцикл водить –
Повестки будешь развозить».
Я с каскою на голове
Помчалась по пустой Москве.
А Вера, уж такое дело,
На третьем курсе заболела,
Но скрыли мы - не знал никто –
Она не сдала ГТО!
Сказалась не больной - голодной,
Врачи ее признали годной.

Перед глазами, как живая,
Она мне машет из трамвая
И по ветру летит коса...

Так в подмосковные леса,
В тыл фрицам, под огонь засады,
Послали девушек отряды.

В плен Веру раненную взяли
Под Крюково.
Ее пытали,
Сломить подругу не смогли –
Ее повесили враги».

"Перед забором, до проходной, слышится голос, может быть, мой..." - 1975 год.

***
Вот подвернула ногу,
Дорожки - чистый лед!
Все это - слава Богу! -
До свадьбы заживет.

Тем более, что свадьбы
Не будет никогда.
Тебя поцеловать бы -
Да канули года...


КЛАДЫ

Разумно жили на Руси -
Молились - "Господи, спаси!.."
А сами тоже не плошали:
И в подпол прятали, и в печь,
Чтобы на черный день сберечь
То, что годами наживали.

А как нагрянул черный день, -
Сгорело столько деревень.
И под ковшом блеснут порою
Богатства прежнего следы.
А откупились от беды,
Да вот не золотом, а кровью…


Из Волоколамской тетради.

Журнал "Юность" №4, 1984 год - http://alikhanov.livejournal.com/100938.html

***
Перед забором, до проходной,
Слышится голос, может быть, мой.

А за забором сотни людей -
Сборка идет боевых кораблей.

***
Татьяне Смирновой

А на лице прекрасном и опавшем
Избранничества блеклые черты -
Безвинно уничтоженным и павшим
В безвестности не дашь исчезнуть ты.

В молчании - потворство злодеяньям.
А плачет только музыка навзрыд -
Твой реквием всеобщим покаяньем,
Как колокол над Угличем, звучит.



***
За всех несчастливых в любви
Мы говорим слова свои.

За грешных, брошенных - за всех,
Пусть льется твой счастливый смех.

Все то, что прожито сейчас -
За нас, за нас с тобой, за нас.



***
Ты ни о чем не спрашивай меня -
Не помню я, но все-таки печалюсь,
О том, что дни другие отличались
От этого пленительного дня.

Все то, что называется судьбой -
Хождение по комнатам, и служба,
Родня и неудавшаяся дружба
Узнаются потом, само собой...


Pict0009
Агитбригада журнала "Юность" Тюмень-Тобольск-Сургут.

"Ты веришь - все не разуверилась ты! - что у человека есть предназначенье..." - стихи 1976 г.

CIMG1887
На субботнике: справа от меня сослуживец Роман Ермишкин.


ДЕНЬ ЧИНОВНИКА

И лениво, и устало,
Встану, потяну суставы,
Кистевой и плечевой.
Запрещаю, разрешаю -
И кому, и для чего,
Почему? - да сам не знаю,,,

АФРИКАНСКАЯ УЧИТЕЛЬНИЦА

Как в Африке жарко! Душна и нага,
Укрытая от комаров балдахином,
Ты спишь, и дыхание пахнет хинином.
Бесшумно войдет темнокожий слуга.

Ты веришь - все не разуверилась ты! -
Что у человека есть предназначенье.
Слуга, напрягая кошачее зренье,
В предутренней тьме поменяет цветы.

Вдруг лезвия света пронзят жалюзи.
А Конго, как вакуум требует знаний.
Здесь море надежд, здесь погибель желаний, -
Хотя бы одно ты домой привези...


***
И снова, - Господи спаси! -
Куда, зачем? - сама не зная,
Ты ночью мчишься на такси,
Красивая и молодая...


***
Ресторанная удаль нахлынет,
Нас удача уже не покинет -
С нами молодость, слава, любовь!
Вижу все, и смотрю я, как в воду -
Сохраню и тебя, и свободу -
След на скатерти сине-лилов...