March 11th, 2016

"Я не посмел отца ослушаться - свистел в свисток..."

* * *
Свой тайный крест несу в общине нашей вольной,
Лишь там, где шум мячей возможен лиры звук,
Прыжок - полет души свободы волейбольной -
Нас защищает блок взлетевших в небо рук...
1974 г.

* * *
Завился с матрацем, и Сытинским шел переулком.
Там я начал тетрадь, чтобы строчками дни заполнять -
Наше время глухое в раскатистом отзвуке гулком
Озариться и будет мне вечно и ярко сиять.

Звонким словом в тетрадке останутся сопки Камчатки, -
Пусть и короток век - я успел помотаться вдоль рек,
Лишь в раздолье - свобода, в Россию я шел без оглядки!
Все сбылось как мечтал, добираясь на первый ночлег…
2011 г.

***
Отец хотел, что я был тренером,
И я им стал,
Читая Мандельштама с трепетом -
Один из ста.

Я не посмел отца ослушаться -
Свистел в свисток.
И все кружились, и все кружатся
Обрывки строк...
2011 г.

волейбол

"Свободы нету за морем, - она лишь там, где ты..."

69665_1000
1971 год. Ботанический сад.

АРКА

Угрюма каменная пойма,
Но весел дикий смех ручья -
Он скалами едва не пойман,
Но, извиваясь, как змея,
Юля и прыгая меж скал,
Ручей лазейку отыскал.

Моста изогнутая арка
Из темных, плоских кирпичей.
Когда здесь в полдень очень жарко
Люблю я посидеть под ней.
Здесь никогда не прозвучит.
Ни скрип колес, ни стук копыт.

Сперва крута, потом полога,
Из города сюда идет,
И здесь кончается дорога,
И бесполезен древний свод.
Есть лишь один из берегов -
Другой ушел на сто шагов.

Что это? - След каменоломни,
Иль берег паводки свели,
Иль божий знак - живи и помни
И шум воды, и зной земли.


1969 -1980 гг.
Стихотворение опубликовано в журнале "Новый мир" в 1999 году -
http://magazines.russ.ru/novyi_mi/1999/12/alihan.html
От начала работы до публикации стихотворения прошло 30 лет


* * *
Сад ботанический, тифлисский,
Осенний, сумрачный, пустой,
Мои черновики, записки
По-прежнему полны тобой.

Виденьем цветников пустынных,
Аллей и мостиков старинных,
Водоотводного ручья,
Бегу под звон потоков пенных,
И осеняет сонм вселенных
Тебя, любимая моя.

Ты помнишь ли мое стремленье
Парить над осенью вдвоем?
Быть может, тусклый водоем
Теней летящих отраженье
Еще таинственно хранит,
Но золотистый лист летит
И гладь зеркальную рябит...

Диковинные спят растенья,
И терпкий воздух запустенья,
И запахи небытия,
И горной речки крик гортанный -
Давно размыла след желанный
Её тяжелая струя.


Впервые опубликовано в книге
«Если пелось про это…» -
Грузия в русской советской поэзии 1983 г.

Посвящено Марине -
http://alikhanov.livejournal.com/356681.html

Ключ - "Я буду это помнить всегда"
http://alikhanov.livejournal.com/217965.html

* * *
Когда я жил, не ведая скорбей,
Со взводом повторяя повороты,
Зачем в угрюмой памяти моей
Звучали недозволенные ноты?

Зачем среди плантаций и садов,
В угаре мандариновых набегов,
Свет тусклый вспоминавшихся стихов
Меня лишал плодов, заслуг, успехов?

Зачем среди подтянутых парней,
Произнося торжественные речи,
Я ощущал груз Ленского кудрей
Поверх погон мне падавших на плечи?

На стрельбище, в ликующей стране,
Где все стреляло, пело и светилось.
Зачем, наперекор всему, во мне
«My soul is dar
k"* - опять произносилось...

* - "Душа моя мрачна" - Лорд Байрон.

* * *
В Италии, оставленной на произвол судьбы,
Вдруг подняли восстание голодные рабы.

Отсюда крикнуть я хочу: "- Спартак, иди на Рим!"
Не верит он, что по плечу ему сразиться с ним.

Идет погоня пятам, а мне известно тут,
Что он сейчас узнает там - пираты предадут.

Но главное - то самое, в чем корень всей тщеты:
Свободы нету за морем, - она лишь там, где ты.

Через века ему кричу, не слышит он никак:
"- Тебе лишь это по плечу. Иди на Рим, Спартак!"


***
Вдоль берега полно закраин и промоин,
Снежок фаты летит - и таинство идет,
А все-таки река не поднимает лед,
И он лежит тяжел, по-зимнему спокоен.

И наступает час, который был обещан
При сотворении - сейчас наверняка
Сквозь зимний циферблат промчатся стрелки трещин,
Роженицей надежд загомонит река...