May 12th, 2016

"Мы хохочем в угрюмой Вселенной..." - из черновиков 93-94 гг.

Первый и последний шанс

***
Крылатый конь “Мерани”
Над Грузией парил.
Мы думали стихами,
Мазурин нам платил.


Звонок из Запесочья

- В Ангельском болоте
поселились черти.
- Сами как живете?
- Хуже смерти.



***
Вы тратили себя безбожно,
Не оставляя на потом.
А выиграть время невозможно
Одним броском


***
Вот весь талант -
Страх слов своих в тетради.
В своей стране ты больший эмигрант,
Чем где-нибудь в Неваде.

***
А мы еще не понимали
Каких дождались перемен:
Ведь рабство у нас отобрали -
Нам дали свободу взамен!

Всё-всё, что сумели скопить,
Теперь - за свободу платить!


***
Улетел я черт знает куда -
Не дотягиваются провода -
Мы болтаем с тобой через спутник,
Нашу речь отражает звезда.

Как отлично мы слышим друг друга! -
Тщетна ангелов шустрых потуга -
Их нисколечко не веселят
Шутки нашего узкого круга.

И сквозь космос пройдя, не исчез
Наш земной к пустякам интерес -
Мы хохочем в угрюмой Вселенной -
И слова к нам слетают с небес…

1984-1993 гг.

***
Все из молвы на просвет синевы
Ветер принес, ветер унес.
Взгляд опущу, но не ниже травы.
Взгляд подниму, но не выще берез.



***
Эпоха хитрого подтекста
Дала значительный объем,
И фитилек полупротеста
Оправдывал бездарный том.

А ведь изложенная вкратце
С предельной грубой простотой,
Жизнь умещается в абзаце
Со смертью, после запятой.


Опубликовано в журнале “Новый мир” -
http://magazines.russ.ru/novyi_mi/1998/12/alih.html

***
И стала Грузия в судьбе необычайной,
Всегда зависимой, и наконец своей,
Из южной здравницы вновь северной окрайной,
Куда за все века забрел один Помпей.

И сохранить себя ей будет так непросто,
Когда достались ей - крик перелетных птиц,
И доля вечная христианского форпоста,
И слабый свет икон, и сквозняки бойниц.

Опубликовано в журнале “Знамя” -
http://magazines.russ.ru/znamia/1999/6/alihan.html

"Играем мыслями, словами под музыку небесных сфер..."



* * *
Как лучше для детей,
Вот так должны мы жить,
И никаких страстей
Уже не может быть.

Все лучшее – для них,
Все худшее – для нас.
Но все-таки взгляни
Хотя б в последний раз.

Ведь отлюбили мы
Чтоб родились они –
Потомков тьмы и тьмы
Затопчут наши дни,

В которых я и ты
Пытались без конца
Запомнить все черты
Любимого лица.

Нельзя не целовать
И целовать нельзя,
И не вернуться вспять,
Над вечностью скользя

2005 г.

***
Не осталось ничего,
Даже фотки - только имя.
Лишь коленями твоими,
Лишь губами неземными
Обладает божество.

Ты всегда в судьбе моей
Входишь в комнаты пустые,
Волосы твои златые
Озаряют дни немые -
Годы, годы, годы дней...

Все цветет грушевый сад, -
Да, не яблоко, а груша! -
Шелест, шепот слушай, слушай -
Не прогнал он наши души -
Ждет и примет нас назад.

2014 г.

* * *
Случилось это темной ночью
Со звездами наедине,
И Бог не видел грех воочию –
Ведь яблоко нашли во тьме.
Его нащупали на ветке –
Двоим и ужин и обед.
В тот год плоды родились редки -
Вот майских заморозков след.
И Ева бросила огрызок
В крапиву – там он и лежит.
Ведь знала, что поступок низок,
Что отвечать им предстоит...

Бог утром вежды открывает
Послушать райских птичек грай,
Тут падший ангел подлетает
И говорит – пересчитай.
Считает раз, считает дважды
И трижды – чтоб наверняка.
А если так утащит каждый?! –
И получил Адам пинка!..

Играем мыслями, словами
Под музыку небесных сфер,
А сын восхода – Люцифер,
Как и тогда, следит за нами.

2005.

***
Недель короче эти годы,
Где, суетясь, в плену свободы,
Мы городили на песке:
Я - тени тень, ты - свет от света,
И пролетели эти лета...

Вновь пестрый промельк вдалеке,
В глазах скота у водопоя, -
И зарождается другое.

А мы, утрачивая кров,
Вослед стадам пойдем песками, -
Туда, где лишь былое с нами,
А там уже не наша кровь...



***
Хоть ряска исподволь боролась,
И победила блеск воды,
Летел твой осиянный голос,
Как свет серебряной звезды...


1969 г.