May 21st, 2016

"Скорлупка - игра старая..." - глава из повести "Клубничное время".

Клубничное время

* * *
Скорлупка - игра старая. Еще герои О.Генри обыгрывали фермеров, манипулируя сухой горошиной и тремя скорлупками от грецких орехов.

Когда Клубника стал «верхним», вместо горошины использовался крашенный кусочек поролона, а крутить стали наперстки. Но главное усовершенствование было в том, что против фраера, решившего попытать счастье, стала работать целая команда - «нижний», который вприсядку сгибался над маленькой переносной доской, четыре «верхних», которые гоняют обезьяну, то есть ставят и
выигрывают по кругу деньги, заманивая простаков, и человека три «на Васе» - на стреме то есть. «Нижний» всегда пустой - как только он выигрывает у постороннего, так тут же проигрывает эти деньги одному из «верхних». А поролоновая горошина обычно в щипке у него зажата и выпускает он ее только приподнимая последний оставшийся наперсток. Дело оказалось настолько хлебным, что Клубника виделся с Краем только раз в два-три месяца, когда возвращался в Москву с сумкой, набитой крупными купюрами, и закапывал очередной котел у себя в огороде. Стал Клубника одним из лучших «верхних» в стране, работал только на главных площадках - у перекрестков дорог, у придорожных гостиниц возле Ростова, Краснодара, Туапсе.

Гуляли, гужевались ребята, ну а потом несчастья пришли своим чередом. Один нижний сел за травку, а потом Гоша сел за рыжьё. А ведь и отмазка была, и уговор был с ментами не брать кольца и цепочки, но подвела Гошу жадность. Сделали в тот раз возле «Севастополя» одной бабе «цвет» - это когда «нижний» вроде отворачивается, а Клубника или другой какой из «верхних» засветку делает - вот, мол, где горошина, под этим вот наперстком - а сам тут же и берет ее. А баба та на наперсток этот ногой наступила, свои-то деньги все просадила, ставить нечего, а у стоящей рядом телки, которая все это видела, но сама не играла, цепочку золотую с крестом выцыганила и поставила на кон - дело-то верное. Ну вот, снимает теперь та баба ногу с наперстка - и надо же! Пусто! А Клубника, не мешкая, поднимает оставшийся наперсток, горошину выпускает - вот она где оказалась! Забрал Гоша рыжьё, а «верхнему» спустить его не успел, не тут-то было - вцепились бабы в Гошу и визжат на всю площадь. Им ссади «верхние» по головам плашмя со всего маха раз! раз! - поплыла картинка перед глазами, а они еще сильней визжат. Гоша вырвался, в «Волжанку» свою вскочил, но та баба, чья цепочка, ухватилась за руль - Гоша её кругами волочит, в морду тычет свободным кулаком, но ничего не помогло - взяли Гошу.

А потом и на Минке возле мотеля крепко облажались. Подошел вроде лох, и как будто один. Засадил легко штуки три, засветил капусту, а потом и говорит: «Давай, на тридцатку или лучше на сороковку крутани, хрен с ним». Гоша тут же бы просек, что номер не тот, да не было уже Гоши, и Клубника замешкался, не успел толкнуть «нижнего», Женька в тот день плюгавый работал. И вот крутанул он, держит, баран, свою поролонку между пальцами, а тот лох оказался вовсе не лох - поднял ближний наперсток, а под ним точно такая же поролонка лежит. Оглянулись ребята - а вокруг целая команда с волынами* наготове - и надо платить, никуда не денешься.
Плюнул Клубника и стал искать дело поспокойнее.

*плюсовые номера - номера стоящие на оперативном прослушивание.