July 31st, 2016

"Где свет мелькал на сквозняке..."



* * *
Однажды в мае, в электричке,
Где свет мелькал на сквозняке,
Я вышел в тамбур, чиркал спички,
И коробок чихал в руке.

На голос слева оглянулся,
Взгляд справа на себе поймал.
Заговорил, перемигнулся,
И телефончик записал.

Уже под осень постирушку
Я начал, вывернул карман,
И тамбурную хохотушку
Вдруг вспомнил, закрывая кран.

Я номер накрутил с ухмылкой,
Разговорил ни без труда.
И к ней отправился с бутылкой,
И задержался навсегда.


* * *
Лишь путь открылся коридорный,
И мы во всю помчались прыть.
На счастье легок шаг проворный -
И мы успели жизнь прожить.

* * *
Сад ботанический, тифлисский,
Осенний, сумрачный, пустой,
Мои черновики, записки
По-прежнему полны тобой.

Виденьем цветников пустынных,
Аллей и мостиков старинных,
Водоотводного ручья,
Бегу под звон потоков пенных,
И осеняет сонм вселенных
Тебя, любимая моя.

Ты помнишь ли мое стремленье
Парить над осенью вдвоем?
Быть может, тусклый водоем
Теней летящих отраженье
Еще таинственно хранит,
Но золотистый лист летит
И гладь зеркальную рябит...

Диковинные спят растенья,
И терпкий воздух запустенья,
И запахи небытия,
И горной речки крик гортанный -
Давно размыла след желанный
Её тяжелая струя.

"Книга стихов" в газете "МК" от 24 декабря 1989 года.

"Книга стихов" в газете "МК" от 24 декабря 1989 года.
Такие сквозные подборки стихов в "МК" публиковались очень недолго.
Начало подборки
CIMG0335
Рисунок рекомендует - вырезать ножницами и сохранить в качестве книги!
Сквозная публикация по всей газете -
2-3 страницы
CIMG0326

4-я страница
CIMG0331

Меня с этой публикацией поздравил Сергей Петрович Колов - работающий секретарь Большого Союза по сути тогдашний руководитель Союза писателей СССР.
В конце "Книги в газете" - бесплатная реклама!
Такая подборка была очень значимым достижением для поэта.

Стихи о ЦДЛ и его бывших завсегдатаях.

IMG_8992



ПАМЯТИ АДМИНИСТРАТОРА ЦДЛ
Аркадия Семеновича БРОДСКОГО


Неутомимый маленький герой,
Он с планкой орденов стоял горой
За всех писателей.
Счастливо заседали
Они в парткоме и в дубовом зале.

Он засекал уже издалека
Пушок демократического рыльца,
Хватал за шкирку и давал пинка
От Венички и до однофамильца.

Разишь душком иль арестантской робой -
Тогда к буфету подходить не пробуй.
Труд цербера безжалостен и тяжек.
Империя рыхлеет от поблажек.

Он раскусил борцовский куцый шарм,
Тех, на глушился навостривших ушки, -
Когда они на брайтонский плацдарм,
Сквозь голодовки двигались к кормушке.

Творили, как за каменной стеной.
А умер он - писателей прогнали,
И свой бифштекс последний дожевали
Они в сугробах грязной Поварской.


***
Официантка в ресторане
Не знает ничего заране.


***
Хоть на нее рассчитывали мало,
Поэзия надежд не оправдала.



Из письма АЛЕКСАНДРУ МЕЖИРОВУ

Утратили мы здесь и признак ремесла,
Нелегкая когда Вас в Штаты занесла.

Рассыпалась строфа и мельтешит цезура,
Хотя отменена была одна цензура.

Формация ушла, а потерялась форма.
А главное - пропал подстрочник для прокорма.

Рождаются стихи загадками кроссворда.
И ерники бузят, как внуки без присмотра.

Разбросаны слова посудой после пьянки
Как-будто в высоту мы прыгаем без планки.


ОЧЕРЕДЬ ЗА ГОНОРАРОМ
В “ДЕНЬ ПОЭЗИИ”


Пройдя маршрутом лет суровых,
Желая просвещенной слыть,
Россия граждан непутевых
Своих решила подкормить.

Спешили мы со всей столицы,
Стояли, прислонясь к стене,
Свои выпрастывая лица,
Из-под заснеженных кашне.

Там “Юности” один из замов
Стоял без кресла, просто так.
В углу угрюмо ждал Шаламов,
А Смеляков курил в кулак.

И шел совсем не по ранжиру
Один поэт вослед другим.
Так начавший стареть Межиров
Был лишь за Самченко младым.

И Мориц бедную пугая
Ухмылкою грядущих мер,
Ее в упор не замечая,
Стоял боксер и браконьер.

И даже прямиком оттуда,
Вновь улетавшие туда,
Своих мехов являя чудо,
Там становились иногда.

В тот зимний день шутила муза,
Долистывая календарь.
Стоял там я, не член Союза,
За мной - Луконин, секретарь.

О, государственной заботы
Благословенные года.
И за недолгие щедроты
Мы благодарны навсегда.

Олимпийская подготовка - как и почему мы побеждали.

078
На фото мой отец - И.И. Алиханов - Заслуженный тренер по борьбе, воспитавший нескольких Олимпийских чемпионов, судит схватку.

Систему подготовки спортсменов высшей квалификации разработали советские спортивные ученые - Матвеев, Зациорский, Волков, Коц, Ратов - имя этим ученым - легион.
В подготовке сборных команд СССР по вольной борьбе неоднократно принимал участие и мой отец - доктор педагогических наук Иван Алиханов.

Я учился в Институте физкультуры и потом в аспирантуре ГЦОЛИФКа по их книгам.

Спортивная наука посложнее медицины - которая лечит больного и делает его здоровым.

А в спорте здорового надо подвести к пределу человеческих возможностей!
Суперкомпенсация - спортивная наука:http://alikhanov.livejournal.com/1898261.html

Я работал в спорте, курировал от Спорткомитета СССР научное обеспечения подготовки сборных команд СССР.

При каждой сборной команде СССР по всем видам спорта была Комплексная научная группа (КНГ) которая постоянно контролировала ход подготовки каждой сборной команды СССР!

Я же проверял работу КНГрупп - полностью укомплектованных биохимиками, физиологами, психологами! - и работавшими круглый год на сборах! - и занимался этим 4 -ре года с 1974 по 1978 год.

(Ушел по собственному желанию на творческую работу - на “вольные хлеба”).

Эта научная система подготовки спортсменов высшей квалификации работала потрясающе!

Чтобы подготовить одного члена Олимпийской сборной в СССР работало 840 тренеров!
Эта была закрытая служебная статистика.

Сборные команды готовились к Олимпийским играм постоянно, круглый год.

Например, сборные команды СССР по академической гребле и гребле на байдарках и каноэ всегда были на спортивных сборах.

Я по служебной линии ездил и проверял использование медико-биологической аппаратуры комплексными научными группами (КНГ) на этих сборах

ОЛИМПИЕЦ

По сетке Олимпийских баз
Идет за сбором сбор.
Прибалтика затем Кавказ,
Работа на измор.

Здесь не бывает чересчур,
Хоть воздух ловишь ртом.
Из Кяярику в Мингечаур,
И Гали на потом.

Водохранилищ поперек,
С веслом наперевес,
Он словно сам рождает ток
Турбин Ингури ГЭС.

На суше очень неуклюж,
Не замечая быт,
Он молча принимает душ,
Питается и спит.

А утром снова раньше птиц,
Нелепый рукокрыл,
Касаясь кистью половиц,
Пошел, потом поплыл.

Чтоб быть опять сильнее всех
В преддверии регат.
Чтоб свой же повторить успех
В который раз подряд.

Стартует по шестой воде
Великий чемпион.
В честь той, которой нет нигде,
Обгонит время он.

В реляциях газетный лист,
Стреляет пулемет.
И лишь великий каноист
Гребет, гребет, гребет…

(опубликовано в журнале “Наш современник”, в газете “День литературы”)

Когда писались эти стихи у меня перед глазами был Олимпийский чемпион Александр Шапоренко.
http://www.visualrian.ru/ru/site/lightbox/2768/

Эта система подготовки была закрыта для “врагов” и открыта для “друзей”.

Именно благодаря разработанной нами системе в 1976 году сборная ГДР, полностью переняв эту систему,
на Олимпиаде в Монреале преуспела в легкой атлетике, в гребле, в плавании и стала второй - после СССР, и обогнала в общем зачете США!

А команду ФРГ команда ГДР обогнала по медалям в 4 раза!
У ГДР - (у “страны не существующей на свете” - как писал Евгений Блажеевский) было 35 золотых медалей! и 460 очков в неофициальном командном зачете!
Вот бы нам самим сейчас такие успехи…

Теперь этот метод подготовки спортсменов высшей квалификации - через ГДР - освоили все страны, а мы сами его подзабыли…