August 1st, 2016

"И пламя надежд озарит пустоту..." - три сонета.



НА ВЗЛЕТЕ

Мое поколенье одето, обуто,
Обучено, выслано к фронту работ.
В нем снова ни Пушкина, ни Бенвенуто,
Оно отработает срок и умрет.
Мое поколенье вошло в звездолет,
Была траектория выгнута круто.
Но мы почему-то свернули с маршрута --
Обломок упал с покоренных высот.

Пытаюсь я вспомнить, что видели там --
Во мгле межпланетной...
В чем суть покоренья --
Земле показаться звездой на мгновенье,
Погаснуть и камнем скатиться к камням?!

Мы жили на взлете, сгорим на лету,
И пламя надежд озарит пустоту.


* * *
Вам было все равно, когда вы выбирали -
Родиться в поздний век или в какой другой,
Жить теснотой октав на чуть глухом рояле,
Листать все тот же том прилежною рукой.
Дигест потом сонат непостижимый строй
Так оказался прост, что был озвучен в зале.
А образ ваш сиял над дымной суетой,
Как в ладанке финифть, как профиль на эмали.

Самодостаточность - вот каверзный итог,
И знает меньше вас ворчливый педагог,
И подошли к концу года упорных штудий.
И вот, накинув плащ, все не уйти никак -
Там подворотен ждет губительный сквозняк,
Где зависть, лед и злость бьют изо всех орудий.


* * *
Когда душа ранима и чиста –
Монастыря не угнетают своды,
И все же лишь подобие свободы
Дает ярмо молитвы и поста.
И как пройти сквозь тесные врата,
Как убежать от собственной природы? –
Чтоб вынести затворничества годы
Быть надобно невестою Христа.

Сквозь дымоход - от слишком тесных врат
Ползешь вперед, а приползешь назад -
На пыльные бульвары, тусоваться
Среди богемной нечисти Москвы…

А в пустынях ни силы, ни молвы –
Ни замысла родить, ни самозванца.

НА МЕГРЕ - волоком через Большой порог.

Мигра

НА МЕГРЕ - волоком через Большой Порог.

Водоворот! Из-под сапог валун уходит.
А за нос лодку водяной как-будто водит!

Кружит и бьется, и гудит вода в пороге -
Тяни, тащи! Гляди вперед! Смотри под ноги!

Эх, завтра утром бы отправиться в верховье,
И мудренее бы… А все же врет присловье!

И вовсе незачем мне быть умнее жизни, -
Споткнешься в воду, как предашься укоризне.

Проходим волоком порог. Идти осталось
Еще немного, а потом совсем уж малость.


1980 г.

ХИТ ИЗ ВТОРСЫРЬЯ (К 10 летию публикации)

IMG_3509

ХИТ ИЗ ВТОРСЫРЬЯ
(К 10 летию публикации)
Эта статья-интервью была опубликована в партийной газете «Единая Россия» в номере от 13 марта 2006 года,
http://alikhanov.livejournal.com/1281461.html
но положение в нашем шоу-бизнесе с тех пор не очень изменилось...

Песня в исполнении Димы Билана «Ты должна рядом быть» на слова Сергея Алиханова признана 1 каналом ТВ лучшей песней 2005 года. Мы взяли интервью у автора этой песни Сергея Алиханова - академика Российской академии Естественных наук, вице-президента отделения литературы, члена союза Писателей России, члена Международного Сообщества писательских Союзов, члена песенной комиссии Союза композиторов Москвы.

Примите наши поздравления. Это Ваша первая песенная награда?
Песня «По ниточке, по ниточке ходить я не желаю» на музыку Владимира Шаинского в исполнении Кати Суржиковой стала лучшей песней Сопотского фестиваля. Правда, это было двадцать лет назад.

Сейчас во многих газетах встречаются статьи с критикой нашего шоу-бизнеса. Что изменилось за последнее время?
Я убежден, что наша отечественная песня заканчивает свое независимое существование. В самые ближайшие годы все наши «звезды» будут петь так называемые «ковер» или «кавер» - с ударением на первый слог – версии. По-английски это значит «покрытие» или переводная песня. Такие песни первоначально были написаны на английском, а потом была сделана подтекстовка на русском языке. Симптоматично, что песня «Ты должна рядом быть» это тоже «кавер-версия» - оригинальный текст был английский.

Что же в этом плохого?
Вы знаете, что недавно был снят с производства отечественный автомобиль «Волга», наследник автомобиля «Победа», которые выпускались больше шестидесяти лет. Давно уже не производится автомобили «Москвич». Даже заводы эти закрылись. Совершенно тоже самое происходит и с русской песней – ее вытесняет западный рынок, причем уже и самой России. Западные песни, особенно их оркестровки лучше запоминаются, и главное они дешевле для исполнителей. Надо в музыкальной студии сделать наложения своего голоса на готовую фонограмму – вот и все дела.
За каждой песня, которую поет, например, Мадонна, а музыку для нее пишут Диана Воурен, Мишель Эскоффери и другие западные композиторы, стоят сотни и сотни песен, которые были написаны для той же Мадонны, или для другой западной звезды, но не вошли в их репертуар. И все эти песни - а таких песен тысячи и тысячи! - по дешевке целыми пакетами переданы нашим отечественным музыкальным издательствам и фирмам, занятым в шоу-бизнесе.
читать
Эти западные песни второго плана легко вытесняют все наши отечественные песни из репертуара наших исполнителей. Многие так называемые «звезды» давно уже поют «кавер-версии». Все мои песни, которые пел Дима Билан, на самом деле вовсе не мои. Они принадлежат западным издательствам.

Что значит «не Ваши»? Ведь по телевизору все время звучит ваше имя?
Имя звучит только потому, что я отказался от прав на песню. Прежде чем делать подтекстовку я заранее отказывают от всех прав на эту песню.

Почему же вы не защищаете свои права?
Я обратился с письмом в Российское авторское общество (РАО), в котором я состою вот уже 35 лет, с просьбой защитить мои права. Вот что они мне ответили:
«В августе 2004 года вы обратились в РАО с заявлением на регистрацию русскоязычных (!) текстов песен на музыку иностранных авторов в исполнении Димы Билана. «Ты должна рядом быть» - автор Мишель Эскоффери. Поскольку произведение принадлежит иностранному правообладателю, вы должны представить в РАО разрешение с долей распределения авторского вознаграждения. В настоящее время представленный вам и текст можно зарегистрировать только как оригинальное стихотворное произведение без музыки. Вознаграждение за их исполнение в качестве текстов песен начисляться на ваше имя не будет»

А почему же вы не обратились к Мишелю Эскоффери?
Во-первых, это она – Мишель. Во-вторых, это целая корпорация – у них десятки сайтов. И, в-третьих - в типичном договоре с западным правообладателем четко указывается, что российский певец имеет право исполнять английскую песню на русском языке только при обязательном отказе «автора переработанного произведения от доли авторского вознаграждения». В буквальном переводе – «без какого либо разделения дохода».
Что ж западные авторы вполне имеют на это право, и просить поделиться авторским гонораром не только унизительно, но и бесполезно.

Поэтому же РАО вас не защищает? Ведь так они скоро сами останутся без работы?
Таков международный закон об авторском праве. Чтобы было понятно, продолжим сравнение с автомобилем. Западные издательства считают, что они нам продали, допустим «Мерседес», то есть песню Мадонны, которая ей почему-то не подошла – сравнение не совсем корректно, потому что каждая песня Мадонны стоит примерно 60 миллионов долларов – в сотни раз дороже самого дорогого «Мерседеса». А мы тут в России взяли да засунули в этот «Мерседес мотор от «Москвича» – то есть написали русский текст. Западные издательства позволяют это сделать, но только без права получения гонорара – мол, поездите там у себя во дворе, но не вздумайте соваться на наш западный рынок. У них там и без нас так тесно, что пальца не просунуть.

Почему это стало возможным?
В Государственной думе 25 июня 2004 года были приняты поправки Закона о защите авторских прав. Это закон будет в обозримом будущем определять оплату творческого труда. Там есть статья 49-я пункт второй, по которому, если я делаю перевод и подтекстовку песни без разрешения западных авторов – на меня накладывается штраф до 5 миллионов рублей, то есть 170 тысяч долларов. Поэтому прежде чем писать стихи на западную музыку я должен заранее отказаться от авторского вознаграждения, то есть подписать договор, где четко указано, что я не претендую на авторское вознаграждение. Западные издательства, как я уже говорил, с радостью дают такое разрешение, но только без права получения гонораров. А там есть чего получать – например «рингтоны» – то есть мелодии звонков на сотовые телефоны продаются в нашей стране миллионами копий. «Ты должна рядом быть» продано больше 9 миллионов рингтонов. – и все денежки – тю-тю! – ушли западным правообладателям.

Поэтому Вы против «кавер-версий»?
Да! Категорически против! Но главным образом еще и потому, что «кавер-версии» западных песен отзвучат один сезон – и тут же забываются навсегда. В них чуждые русскому языку паузы. Это не «Лунная дорожка», или «На высоком берегу, на крутом» в исполнении Юрия Антонова. Эти песни звучат уже скоро четверть века, и будут звучать и дальше. Это песни действительно наши – и в прямом и переносном смысле мы написали их Юрием Антоновым, и нам они и принадлежат. А западные песни нам не принадлежат, и они уничтожают нашу отечественную песню

Вы, наверное, шутите? Как можно уничтожить песню?
К сожалению, я совсем не шучу. Такая угроза вполне реальна. Я являюсь членом песенной комиссии Союза композиторов Москвы. Большинство моих товарищей по секции за последние годы не продали нашим эстрадным звездам ни одной песни. А что экономически не поддерживается – то исчезает. Не может быть композитором человек, которые не живет на гонорары от своих произведений. Как не может быть писателем, который не живет на гонорары со своих книг, архитектором, который не строит домов. Навык творчества очень быстро исчезает. Если труд не оплачивается, человек вынужден менять свою профессию, для того чтобы жить и выжить. Все очень просто. То же самое и с песней – композитор, который несколько лет не продает ни одной песни - меняет профессию. Он становится учителем музыки, идет работать в кабак и т.д.

Как же можно исправить создавшееся положение?
Российское государство всегда поддерживало своих творцов.
Первый профессиональный писатель – Н.М.Карамзин работал, ежедневно общаясь на прогулках - в «зеленом кабинете» с Александром I.
Максим Горький, с одобрения руководства страны, учредил Издательство «Всемирная литература», которое послужило основой «века переводов», и дало работу множеству писателей, и, соответственно, обогатило российское общество.
Владимир Маяковский, первый «агитатор и главарь», дал яркий пример того, что государству выгодно платить за идеологическую работу, включающую не только поверхностный «пиар», а формирующую глубинные целеустановки людей. Ведь именно благодаря разбуженному всеобщему энтузиазму масс, при весьма ограниченных тогда финансовых возможностях государства, были построены и «город-сад», и тысячи заводов и комбинатов. Профессия писателя в ее традиционном понимании в настоящее время выхолащивается, и на практике искореняется, поскольку эта профессия, как и всякая другая, предполагает минимальную соответствующую оплату, окупающую время проживания и средства, потраченные на создание произведений. За последние годы у меня вышло 4-ре тома прозы в издательствах «Книжная палата», «АСТ», «Терра».
Том моей прозы - «Клубничное время», без указания тиража, сейчас широко продается в магазинах и через Интернет. За эту книгу, которую я писал десять лет, и которая имеет широкий положительный отклик в СМИ, я получил гонорар – 9000 (девять тысяч рублей). Говорю не только о себе - финансовое положения всех моих собратьев по перу – совершенно плачевное.
В каждом книжном магазине и на тысячах сайтах продаются мои романы «Гон», «Оленька., Живчик и туз», повести «Клубничное время»» «Фигуральные бобы» -в аудио формате - читает Петр Коршунков. Авторских отчислений я не получил ни копейки.
С песней же положение еще более серьезное – потому что это очень выгодный бизнес - самая прибыльная сфера общественного труда! Общий объем мирового производства, связанного с песенной продукцией превышает шесть триллионов долларов. Это в пять раз превышает мировой объем торговли оружием и военными технологиями!

А как же оплачивалась творческая работа раньше?
Оплата песен за весь советский период производилась из расчета 2% от общей зарплаты исполнителей на всех авторов исполняемого за месяц репертуара. В стране в то время было примерно 75 тысяч ресторанных коллективов, и все авторы песен стремились «попасть в кабак». Поэтому советские эстрадные песни писались из двух прихлопов трех притопов, чтобы пьяные «лабухи» могли исполнять их на своих расстроенных гитарах.
Закон «кто платит деньги, тот и заказывает музыку» привел к тому, что за весь советский период появилось не так много русских песен, популярных в мире, хотя такие и были, например: «Подмосковные вечера» или «Катюша»… По прежнему исполняли «Очи черные» и «Калинку».

А что происходит сейчас?
В настоящее время все FM-радиостанции заполнила разовая низкокачественная песенная продукция, которую крутят за так называемые «промоутерские». Задача таких менеджеров - раскрутить ту или иную группу, или «проект», провести с ними на скорую руку несколько гастролей и, получив необлагаемую налогом «наличку», немедленно сгинуть с этой группой, и чем быстрее забудутся песни, которые они исполняли, тем лучше и безопаснее. И тут же с новыми однодневными песнями начать новый «проект».
Подобное положение вещей напрямую связано с существующей системой оплаты авторского гонорара за песню – от 0,75 до 3 процентов от дохода – радиостанции, или концертной деятельности. Именно такая система оплаты опять предусмотрена и в Постановлении об авторском праве!
Никакого «дохода», разумеется, никакой бухгалтер не показывает или минимизирует этот доход, а авторы не получают практически ничего – кроме «черного нала» за разовую продажу песням исполнителям.
Всем этим правовым и коммерческим разбродом немедленно воспользовались западные авторы и фирмы, представляющие их интересы в России.

Почему же не наводится порядок в этой отрасли?
Наши власти сейчас наводит порядок среди общественных организаций, которые функционируют на западные деньги.
Но гораздо опаснее именно коммерческие организации, которые тоже работают на западные деньги и на западный карман! Они очень успешно выкачивают из нашего шоу-бизнеса, а заодно и из нашей экономики – миллионы и миллионы долларов. Эти организации не только продают, но и сами заказывают музыку в России, действуя внутри и прикрываясь благими намерениями. Такие фирмы, как правило, ведут активную борьбу за рынок и влияние – причем ведут эту борьбу скрытно!
В первых рядах этой борьбы, которая ведет к прямому уничтожению отечественной песни - Международная федерация производителей фонограмм (IFPI), которая в России официально представляет интересы крупнейших иностранных производителей видио и аудио продукции. Под видом борьбы с пиратством, подобные организации распространяют по демпинговым ценам западные песни. На самом деле идет не борьба с пиратством, а происходит пиратский захват нашего рынка!
Эти организации - в основном IFPI - оказывают постоянное давление на наши власти, преследуя, разумеется, собственные интересы. Финансируется подобные организации полностью из-за рубежа, а работают в России уже больше 10-ти лет.
IFPI подмяло под себя Российскую фонографическую ассоциацию, которая во многом определяет песенный репертуар на большинстве радиостанций. Поэтому предпочтение в нашем эфире отдается песням иностранного производства. Радийная ротация это не только промывка мозгов, но и огромные деньги непосредственно с радийной прокрутки. Кроме того, многие слушатели затем покупают диски западных исполнителей, которых они привыкли слушать на радио.
О пагубном влияние «кавер-версий» я вам уже говорил. Это практика обрекает отечественных композиторов и поэтов, а следом Российский авторские общества на деградацию. Точно так же, как это уже произошло с автомобилем «Москвич».

Что надо делать, чтобы спасти нашу песню?
Иностранным песням не нужно проходить никаких таможен. Песни не обкладываются никаким налогом, а колоссальные деньги от рингтонов от продаж дисков, от прокрутки на радио прямо идут на западные счета правообладателей.
Автомобили западного производства обкладываются немалым налогом, но это так и не спасло от гибели «Москвич» «Волгу». Тоже предстоит – если не будут приняты экстренные меры по спасению - и нашей российские песне. Именно ради этой цели так активны иностранные дельцы от эстрады. Под лозунгом борьбы с пиратством IFPI регулярно устраивает выезды за рубеж российским чиновников и представителей силовых структур, призванных контролировать так называемую борьбу с пиратством, каковая, на самом деле больше походит на крик «Держи вора»!
Западные организации очень мощны - например «Альянс интеллектуальной собственности» – крестный отец закрепившейся в России IFPI контролирует 5% ВВП США. Деньги, которые крутятся в этот бизнесе, в десятки раз превышают наши доходы от газа и нефти. Самое приятное в шоу-бизнесе, что не надо ни контейнеров, ни трубопроводов, ни терминалов – песни сами летят по воздуху, легко приходят по сетям Интернета в формате МР3, легко минуют все таможенные кордоны, и надо только отладить правовой механизм, заодно поднять хай о пиратстве, а самим втихаря качать и качать «деньгу». Кстати, об этом я твержу уже 20 лет, но так и не достучался пока до наших чиновничьих голов.
Еше раз повторю, что мировой оборот от продаж интеллектуальной собственности растет, и уже на порядок превышает доход от торговли оружием.
Рынок интеллектуальной собственности стоит 10 триллионов долларов – 10 тысяч миллиардов долларов!
Это прекрасно понимают наши западные партнеры. Поэтому их эмиссары постоянно призывают проводить силовые акции и против российских производителей дисков, борются с общественными организациями, выступающими регуляторами российских авторских прав. На самом деле они уничтожают нашу песню, оказывая колоссальное давление на Российское общество по цифровым технологиям (НОЦТ) на Российское общество по мультимедия и цифровым сетям (РОМС), на Федерацию правообладателей по коллективному управлению авторскими правами при использовании произведений в интерактивном режиме (ФАИР). Они говорят, что наши отечественные организации плохо защищают права иностранных правообладателей в России. На самом же деле идет беспощадная борьба за рынок.

Но наша страна хочет вступить в ВТО?
Я десятки раз был за рубежом, в общей сложности провел там несколько лет, но я не разу не слышал там – ни по радио ни по телевидению - ни одной русской песни. Там нам защищать нечего! Нашей аудио-продукции на западном рынке нет. Но зато у нас по радио крутятся западные хиты с утра и до вечера. Стоит ли вступление в ВТО того, чтобы наша эстрада была уничтожена – задавлена западной музыкой. Ведь, по сути если мы не будем исполнять и слушать свои собственные песни мы в конце концов станем утрачивать национальную самоидентификацию. В такой борьбе все средства хороши. На западе всячески преувеличивают размеры пиратства в России, обвиняя нашу страну в том, что наша страна является чуть ли ни лидеров по нарушению авторских прав. По западным оценкам в России реализуется контрафактной продукции от 70 до 90 % по отдельным продуктам. Но это дутые цифры. Опрос населения показывает, что менее 40 % населения покупает нелегальные копии западных исполнителей или компьютерных программ. По общим показателям это всего лишь 0,6% от всего мирового объема пиратства. У нас уровень пиратства по крайней мере вдвое ниже чем нам приписывается.
На самом деле под видом борьбы с пиратством идет подспудная, но очень эффективная борьба против отечественного шоу-бизнеса, против нашей песни. Эта активность западных компаний и их представителей в России прежде всего связана не с защитой авторских прав, они стремятся установить свой контроль над шоу-бизнесом внутри страны и разумеется не выпустить отечественных исполнителей на международный рынок Устранение российских конкурентов повысит цены и внутри России, позволит диктовать западным производителям цены на свою музыкальную и видео продукцию. Западные компании не могут себе простить, что они согласились продавать лицензионные копии своей продукции, по ценам которые устанавливает российский рынок, а эти цены 7-8 раз ниже, чем в Европе и США.

Какова же цель международного шоу-бизнеса?
Привить русской публике западные музыкальные вкусы, которые собственно, если положить руку на сердце, уже давно привиты и дали глубокие корни. А все это направлено к одной цели - заработать побольше денег. Это способ конкуренции. А в конкурентной борьбе все средства хороши. Обвинив в тотальном пиратстве российских производителей, западные производители песен подрывают изнутри нашу песню, распространяя на рынке «кавер-версии» по демпинговым ценам. Ведь в конечном итоге преследуется одна цель – задавить отечественных композиторов, певцов и поэтов, а потом взвинтить цены на конечную продукцию. И повысить прибыль.

На что же нам надо делать?
Вся надежда на российских законодателей, которые, наконец, осознают эту угрозу, и защитят нашу песню и наши души. Пора, наконец, осознать, что это угроза нашей национальной само идентичности, которая гораздо серьезнее всех остальных угроз.
И пусть, создавая новые законы наши чиновники и думцы помнят о том, как они пытались, но так и не смогли защитить отечественную автопромышленность.

А что вы посоветуете звездам нашей эстрады?
Я всем своим исполнителям и соавторам постоянного говорю об этом, и убеждаю того же Диму Билана - спасти русскую песню очень просто.
Звезды эстрады – не пойте чужих песен, пойте только свои!
Не пойте и не заказывайте «кавер-версий». Иначе вы сами скоро будете не нужны! Ведь уже есть авторы, которые исполняют песни на английском – правда пока только в «фирменных московских кабаках». Но коготок увяз глубоко, и как бы птичке не пропасть.
Что вы скажите о споре между РАО и новыми организациями, отстаивающими авторские права, как например «1-ое музыкально издательство»?
Я являюсь членом нескольких таких обществ. Совсем не важно, - РАО, или мелкие частные конторы будут собирать, а затем делить между авторами авторское вознаграждение. Суть проблемы в том, чтобы за разовое исполнение платили не ничтожный процент от несуществующего в бухгалтерских отчетах дохода, а так как это делается во всем мире - от 10 до 15 центов за разовое исполнение на радиостанции и соответствующий процент от сбора на концертах.
Отсутствие в нашем законодательстве четко сформулированных прав авторов на вознаграждение идет в разрез с нормами европейского законодательства. Даже в почти «своем» белорусском законодательстве почему-то все, о чем мы с вами говорили, предусмотрено.
Но еще не в России…