September 10th, 2016

"Москва, 1937 год. Стадион в Кускове. Мама, Вера Волошина и я, Шура. Помню."

Надпись матери на обороте
Вера

"Москва, 1937 год. Стадион в Кускове. Мама, Вера Волошина и я, Шура. Помню."


Волошина1


УЛИЦА ВЕРЫ ВОЛОШИНОЙ

И снова спрашиваю мать –
Как вы пробились воевать?
Мать говорит: «Пришли вдвоем,
Забраковал нас военком.
Я тут же принялась реветь,
Но военком сказал: «- Не сметь!
Умеешь мотоцикл водить –
Повестки будешь развозить».
Я с каскою на голове
Помчалась по пустой Москве.
А Вера, уж такое дело,
На третьем курсе заболела,
Но скрыли мы - не знал никто –
Она не сдала ГТО!
Сказалась не больной - голодной,
Врачи ее признали годной.
Перед глазами, как живая,
Она мне машет из трамвая
И по ветру летит коса...
Так в подмосковные леса,
В тыл фрицам, под огонь засады,
Послали девушек отряды.

В плен Веру раненную взяли
Под Крюково.
Ее пытали,
Сломить подругу не смогли –
Её повесили враги».

1986 г.

"Коляска с Императором, разогнавшись на спуске, стала опрокидываться..."

«Утром 12 октября 1837 года в Тифлисе собрался ливень. Из ворот домового сада корпусного командира в открытой коляске, выехал император, рядом сидел графом Орловым. За императором в нескольких экипажах последовала свита…В расстоянии полверсты от города начинается крутой спуск, который в самом почти начале делает крутой поворот к протекающей внизу реке Вере, от которой дорога снова идет в гору. На этом спуске ямщик привыкший к российским равнинам, не тормозил экипажа. Коляска с Императором, разогнавшись на спуске, стала опрокидываться. Только удачный прыжок Государя предупредил катастрофу. Экипаж сломался. Его Величество продолжил путь верхом…

На Верийском спуске в честь чудесного спасения Императора был поставлен крест
3a75a81355d9


Царь Николай.
Памятник Николаю I в Санкт-Петербурге - фотография Гри-Гри Адельханова 1905 год -

О ПОЕЗДКЕ ИМПЕРАТОРА НИКОЛАЯ ПЕРВОГО НА КАВКАЗ в 1837 ГОДУ

Был сделан в канцелярию запрос -
В присутствии возможно ль высочайшем
Вельможным инородцам и князьям
Являться на приемы и балы
В привычных им, кавказцам, сапогах.

Был дан ответ, что вроде бы вполне
И позволительно, но все-таки негоже.

Затменье послепушкинской эпохи
Уж наступило.
Лишь фельдъегеря,
Сменяя лошадей, во все концы
Развозят повеленья Петербурга.

1986 г.