September 28th, 2016

"Ведь на запад на тысячи верст никого, и на север лишь тундра и мгла..."

375816_4273733135655_298344483_n

ДАЛЬНЕВОСТОЧНЫЙ НАРЯД

Тот, что слева, прищурясь, глядит в океан -
Что там чайки ныряют в волнах?
Тот, что справа, на сопки глядит сквозь туман.
Пальцы твердо лежат на курках.

А по центру с овчаркой спешит старшина,
Ничего не заметил пока.
Но шумит, набегая на берег, волна,
И рыча, рвется пес с поводка.

И недаром собака тревожит его -
Лишь врага здесь учуять могла -
Ведь на запад на тысячи верст никого,
И на север лишь тундра и мгла.

И ни звука, ни промелька не упустив,
Вновь вернутся в означенный срок.
А на мокрый песок наступает прилив
И смывает следы от сапог.


1989 г. Владивосток.

Журнал "Новый мир" №12 1999 г. -
http://magazines.russ.ru/novyi_mi/1999/12/alihan.html

"Живая тишина и голубой простор. И все томится слух, чего-то ищет взор..."

IMGP4897

***
Гладь озера светла и небеса чисты, -
Что в этой синеве увидеть хочешь ты?

Прибрежный ветерок листву едва колышет.
Что, затаивши вздох, пытаешься услышать?

Живая тишина и голубой простор.
И все томится слух, чего-то ищет взор...

1988 г.

"А яблоки летят, все падают с ветвей - со стуком о траву и с шелестом в крапиву..."

DSC04517

* * *
И осень хороша, и урожай на диву...
Копейки лишней нет, и много лишних дней.
А яблоки летят, все падают с ветвей -
Со стуком о траву и с шелестом в крапиву.

Не скрипнет под тобой железная кровать.
Коммерческих затей, как похоти, стыдишься -
Бутылочку б купить - лень паданку собрать.
На левом на боку как лег, так и лежишь все...

1989 г.

Воспоминание о Японии.

3422807_sbig1

Первая привилегия, которой воспользовался я в качестве члена Союза писателей СССР - отправился в 1989 году в круиз вокруг Японии на две недели на теплоходе.

Цена вместе с билетами на самолет до Хабаровска, а потом на поезде до Владивостока и обратно, и весь 2-х недельный круиз из Владивостока вокруг Японии с заходом в пять портов - все вместе! - обошелся мне две тысячи рублей.

Япония - для японцев, никого кроме них там не увидишь.

Из Кобе почтой отправил в Токио на русскую кафедру в тамошний Университет книжку стихов “Лен лежит”.
Как приплыли в Токио - тут же отправился в этот университет.
Встретился с профессором.
Он покатал меня на метро, показал столичные виды.
Профессор мне и рассказал, что у него зарплата огромная - на одну месячную зарплату мог бы купить новый приличный автомобиль.
А приезжий человек в Японии вообще ничего не может купить, ни устроиться на работу.
Таков ценовой ценз.

Будучи еще в порту Кобе, едва причалил наш теплоход, мы увидели сотни три автомобилей - на обмен.
Мой приятель - советский наш поэт - выменял портфельчик с сувенирами на вполне приличную “Тойоту”.
Говорит - что счастливый продавец даже не открыл его портфельчик с сувенирами - “Ченч не глядя!”

Японец же все радовался, ликовал, пока подъемный кран поднимал его “Тойоту на борт советского теплохода.

Я рассказал этот случай профессору русской кафедры в Токио.

- Этому автомобилю больше шести лет - объяснил мне профессор. Надо платить налог на старую машину или утилизировать, или представить справку, что старого автомобиля больше нет на территории Японии. Иначе новую машину купить нельзя.
- А вот как... Значит, дешевле всего сбагрить это старье нам.
- Что значит “сбагрить”? - спросил меня профессор.
- То и значит, - объяснил я
.

Еще помню, шли мы - вся писательская тур-группа, по какому-то искусственному острову, только что возведенному.
Вдруг видим - впереди вприсядку людская шеренга.
Подходим - оказывается рабочии мостят этот искуственный остров - и быстро так двигаются, и все время в ряд, а за ними готовая мостовая.
Тут Лида Григорьева, поэтесса, и спрашивает у экскурсовода:
- А на чем вы тут возводите эти искусственные острова?
- На ложных идеологических предпосылках
, - ответил я ей, опередив экскурсовода.

Тогда эта шутка показалась всем нам - советским писателям, очень смешной - при наших насквозь пропитанных марксистко-ленинской идеологией мозгах.
А сейчас мне кажется - зря мы тогда так весело смеялись…