November 22nd, 2016

"Вложил упрек в уста Сальери, что, мол, бесчестье не смешно..."

Снимок экрана 2016-11-21 в 23.36.10

***
По аду шествовали важно,
Вещали долго и всерьез.
Стенали грешники протяжно -
Картинность мук, потоки слез.

Иронии б хоть в малой мере...
Себя он сдерживал давно.
Вложил упрек в уста Сальери,
Что, мол, бесчестье не смешно.

Прошло два года.
Спать ложился.
Взял с полки том. Потом в ночи
Вдруг рассмеялся и решился:
«-Ах, Дант надменный, получи!..»


Стихотворение опубликовано в “Московском комсомольце”

"Ты сам свой высший суд
А. С. Пушкин

Вновь сам свои стихи ты судишь беспристрастно,
И видишь, что они написаны прекрасно!

Но все же никогда не забывай о том,
Что судишь ты себя не пушкинским судом.


Хотя в душе твоей восторг и торжество –
Твой суд не превзошел таланта твоего.</i>

ПОМОРЬЕ

Я не считал за невезенье,
Что задержались мы в Мезене.
Редеют чахлые березки,
Над придорожною травой.
Отлились вековые слезки
Опять слезами да тоской.
Люд распадается на тройки.
Все на суды, да на попойки…

Какие бедные края! –
Над полем стая воронья,
Кресты, заборы да избушки.
Когда бы здесь проехал Пушкин
Он видел тоже бы, что я.
С тех пор, не знаю отчего,
Не изменилось ничего.


«Литературная газета» 2006 г.

* * *
Когда я жил, не ведая скорбей,
Со взводом повторяя повороты,
Зачем в угрюмой памяти моей
Звучали недозволенные ноты?

Зачем среди плантаций и садов,
В угаре мандариновых набегов,
Свет тусклый вспоминавшихся стихов
Меня лишал плодов, заслуг, успехов?

Зачем среди подтянутых парней,
Произнося торжественные речи,
Я ощущал груз Ленского кудрей
Поверх погон мне падавших на плечи?

На стрельбище, в ликующей стране,
Где все стреляло, пело и светилось,
Зачем, наперекор всему, во мне
«My soul is dark...»* - опять произносилось?

* Душа моя темна - Лорд Байрон
1972 г.

О ПОЕЗДКЕ
ИМПЕРАТОРА НИКОЛАЯ ПЕРВОГО
НА КАВКАЗ в 1837 ГОДУ

Был сделан в канцелярию запрос -
В присутствии возможно ль высочайшем
Вельможным инородцам и князьям
Являться на приемы и балы
В привычных им, кавказцам, сапогах.

Был дан ответ, что вроде бы вполне
И позволительно, но все-таки негоже.

Затменье послепушкинской эпохи
Уж наступило.
Лишь фельдъегеря,
Сменяя лошадей, во все концы
Развозят повеленья Петербурга.

1972 г.

"И вновь в избу - дым дал нам роздых, стелился и тепло держал.."

сканирование0004

* * *
Сквозь бурелом, ища привала,
Вдоль берега мы шли с утра -
Нам направление давала
В порогах шумная Мегра.

Ход семги, холод, - в том апреле
Нам повезло вечерней мглой:
Сквозь морось добрели до цели -
К заброшенной избе курной.

Набрав валежника, закрылись,
И развели костер в углу, -
Дым прижимал, и мы склонились
К еде на земляном полу.

За лапником на чистый воздух -
Ель топором я обмахал,
И вновь в избу - дым дал нам роздых,
Стелился и тепло держал...


1995 -2012 гг.
"В море - в страхе труд, на реке - в страстях..." http://alikhanov.livejournal.com/109897.html

215 лет назад родился Владимир Даль

432px-Dal_Dictionary_title

Даже такое мирное дело, как составление «толкового словаря живого великорусского языка» стало возможным исключительно благодаря тому, что военный хирург Даль записывал вятские и тамбовские, курские и новгородские слова и выражения, отнюдь не пробираясь с гусиным пером в руках по глухим деревенькам.

Даль никогда бы таким образом не смог и не успел бы столько услышать и записать - 200 тысяч слов и 30 тысяч поговорок!

Военный хирург Даль служил почти 30 лет и принимал участие в русско-турецкой войне, в подавлении польского восстания, в хивинском походе.

Даль всегда работает в дороге - переезжая из конца в конец вместе с действующей армией, или с командировочными предписаниями – с подорожными - с войны на другую войну.

Вокруг Даля говорили солдаты, призванные на службу изо всех российских и малороссийских губерний. В полковом же обозе шла телега, груженная записками Даля, которая иногда терялась, но всегда -слава богу! -потом находилась. Самыми урожайными годами на слова и поговорки были для Даля годы его военной службы в действующей армии – причем постоянно действующей.

Раздача земель дворянам, и отмена крепостного права, по сути были попытками структурировать бескрайнее малозаселенное пространство, чтобы хоть как-то его контролировать и им управлять.

Одного русского языка, как объединяющего и управляющего фактора – не хватало.
Во многих владениях говорили на своих наречиях и языках. Еще Екатерина Великая широкой рукой то и дело презентовала придворным свои, точнее «государственные» земли.

Россия была вынуждена вновь и вновь расширяться, чтобы самодержцам было что раздавать.

Освобождение крестьян потребовало следующего шага, направленного на улучшение управляемости - выделения наделов в соответствии с проявленными этими крестьянами деловыми качествами (столыпинская реформа).

В России в результате мудрых или неожиданных преобразований плодились в основном казнокрады - что отмечено в языке - в словаре Даля.

«Я ли ни молодец? У меня ли дети ни воры
«Что ворам с рук сходит за то воришек бьют
«Вор на воре вором погоняет»– народные поговорки Далем записанные - актуальны и по сей день.

«Все наши реформы, в сущности, ведут только к увеличению чиновников» – деликатно добавил еще Достоевский.

Раздача госсобственности комсомольским вожакам в точности повторила екатерининскую раздачу «государственных» земель. Кстати и беловежский развал был неудачной попыткой оптимизировать управление чрезвычайно громоздким объектом, до полной утраты контроля над ним.

И снова по Далю:
«Раздал всем – остался ни с чем».
А «раздавец» по Далю – казначей!

Подобная раздача и есть история.
Россия всегда реформировалась и потом всегда противилась этим реформам, потому что население полагало, что высший менеджмент должен заботиться его благополучии.
Хотя, разумеется, императоров, и генеральных секретарей, и президентов заботила и заботит только управляемость.

На сей раз были розданы ни только земли с крестьянами, но и месторождения, и заводы с низкими технологиями. (Высокие технологиями можно «дербанить» только вместе с их носителями. Как во времена Даля - крестьян "посессионных" - работавших при производстве, например, пороха можно было продавать только вместе с производством).

Новые дворяне-собственники в нужный момент оказались около щедрой и дающей
Императорской руки.

Подлинным тупиком менеджеров-«раздавцев» является невозможность раздать еще земли или заводы, поскольку все уже роздано.

Язык русский, давшим возможность понимания всех этих эсхатологических процессов, как был так и остался систематизированным, собранным по алфавиту и объясненным – армейским хирургом Владимиром (Иогановичем) Далем, первым русским системщиком с датской кровью в жилах.