January 12th, 2017

"Мимолетен сентябрь в Туруханском краю..." - лирика 1983 года.

Фото 93а Игарка
* * *
Помилосердствуй! Спать пора!
Но ты к высотам воспаряешь,
и всех до самого утра
звонками бодрыми терзаешь.

Ты создаешь несносный шум!
И городок тревожит сонный
не вдохновение, а ум,
быть может, перевозбужденный.


Серебряный бор.

* * *
Я представлял себя героем,
И награжденье перед строем.
Я никогда не представлял,
Как на бегу бы я упал.
Не представлял себя убитым,
И наспех где-нибудь зарытым
В предместье пыльном городка,
С кровавой вмятиной виска.


Избранное журнала "Юность" -http://alikhanov.livejournal.com/512847.html


* * *
Не слишком дорогой ценой -
Ведь ты умнее всех! -
Осуществляешь путь земной
С расчетом на успех.

Тебе, конечно, повезет,
Добьешься своего, -
И оправдается расчет,
Но больше ничего.


* * *
Была пора отлета и над нами
Косяк за косяком летели гуси.
Казалось, что в сентябрьском небе
Остался только узкий коридор
Над нашим домом, лодкой и рекой.
Как-будто мы для птиц ориентиры...


Сояна.
http://alikhanov.livejournal.com/109897.html - фото,
http://alikhanov.livejournal.com/512847.html - журнал "Юность".

* * *
Солнце над землею появилось,
Небо пропиталось синевой.
Все шесть дней такое здесь творилось,
Чтоб тебя я встретил на седьмой.

Туча багровеет на закате, -
Покатилось, все пришло к тому:
Слушаю гудки я в автомате,
И смотрю невидяще во тьму...


* * *
Едешь, мчишься, рвешь постромки,
В зарубежную гастроль,
Со спектакля на съемки,
На ходу вживаясь в роль.

Деньги и ключи теряешь, -
Так колотит спеси дрожь.
Имя брата забываешь -
А свое ли - обретешь?..

Занят безнадежным делом,
В ту же точку бью и бью,
Но в стремленье оголтелом,
Точно знаю цель свою:

На подсадку, на вокзале,
В захолустной стороне,
Сквозь стекло б меня узнали,
И билет продали мне...


В МАГАЗИНЕ "ПОЛЬСКАЯ МОДА"

О, если б хоть один подобный взгляд,
Которым ты рассматриваешь платье,
Достался мне!.. Но, видимо, проклятье
На мне лежит, а в чем я виноват -
Семь тысяч лет все не могу понять я...




БОРОВСК

Жизнь закружилась легко и ловко
По-над Протвой -
Здесь продолжается массовка
Весь день-деньской.

Все в кадре молодо, красиво -
Глянь в окуляр!
А в небе маковка просела,
Мир так же стар.

Кружиться вальс на танцплощадке
Сквозь объектив,
Вдоль берега советско-сладкий
Плывет мотив,

Теперь на пленке в улыбках лица
И облака,
Давай ребятки, чтоб в кадр пробиться
На все века...


* * *
Охотник без ружья, рыбак без снасти,
Охапку сена на ночлег несу,
И радуюсь, что нету этой страсти -
На ягодах я выживу в лесу.


Хлупин. На Припяти.

ЕНИСЕЙСКАЯ ТЕТРАДЬ

***
Ты сонно входишь в душный лифт, и едешь на этаж, -
В жилетах выбежал на бак буксирный экипаж!

Ты сетовал, раскрыв тетрадь, о зряшнем ходе дней -
Тебя к "Корабликам"* несет раздольный Енисей!


*"Кораблики" острова посередине Енисея -
http://alikhanov.livejournal.com/969952.html


* * *
Привыкай.
Не привыкнешь - на себя и пеняй.

И вибрирует пол, и дрожит потолок,
И заснуть ты не смог,
Только должен работать движок.

И стакан сползает на край,
А команда без просыпу спит.
Но таков корабельный быт.
Привыкай.

Человек ко всему привыкает -
Это твой единственный шанс.
Но у сердца есть резонанс,
И движок в него попадает.

И работая сутки подряд,
Он доводит до той черты,
За которой в пропасть летят
Резонирующие мосты.



***
Мимолетен сентябрь в Туруханском краю,
Осень длится едва ли неделю,
И пока добредёшь от причала к жилью,
Дождь сменяется мокрой метелью.

Приведет к магазину дощатый настил,
По грязи доберусь и до почты.
Каждый домик всем видом своим повторил
И рельеф, и неровности почвы.

Никогда не сказать на страницах письма
Этот ветер, что чувствуешь грудью.
Деревянные, низкие эти дома,
Обращенные к небу, к безлюдью...

1983 г.

***
Что же мне на севере, посреди реки,
Снятся телефонные, частые звонки?..

Под сияньем пристальным ледовитых звезд,
Все дела какие-то за пять тысяч верст.


Я морошку-ягоду собирать бы мог, -
Все московский суетный снится говорок.

Кедровый - чтобы шишки сбить! - раздается звон,
Пусть во сны мои придет шум таежных крон...


***
В музее "Вечной мерзлоты"
Все экспонаты неизменны -
Покрыты изморозью стены,
И льдом пронизаны пласты…

Вот, собственно, и весь музей -
Земля и вечный холод в ней.

Игарка.

***
Гей, Верещагино!
Свора голодных собак лает в тайгу.
Мы уходим в верховье.
Вот уже отблеск воды слепит глаза мне,
Желтые пятна наплыли на крайние избы,
Осени смутная грусть дымкой восходит...

Все отдаляется - глинистый берег пологий,
Темные срубы, поленицы, лодки,
Сети на кольях, бревна у самой реки...

Долго смотрю, и никто не посмотрит нам вслед.

перевод на якутский язык- http://alikhanov.livejournal.com/236944.html

***
Средь обезлюдевшей страны
Крапива тянется все выше,
И мне с околицы видны
Лишь провалившиеся крыши.

Гвоздем царапать на бревне -
“Я здесь! Я есть! Я буду, буду!”
Крапива все мешает мне
Вдоль Енисея, да повсюду...

Здесь люди жили, да ушли.
Растет крапива под два метра.
Среди заброшенной земли
Лишь шум дождя, да посвист ветра...



ЗА КЕДРАЧОМ

Третий увязал матрасник,
Шишки - лакомство тайги.
Колотом стучал, натряс их
Да промокли сапоги.

Тут всего минута ходу -
Дальше сами без меня.
И пошел я к теплоходу,
Доберусь средь бела дня.

Надо мною лес склонился.
Вдруг просел под шагом мох,
Тут же в яму я скатился,
Вылезешь - не будешь плох.

Глядь-поглядь: сторон четыре,
Енисей-то лишь в одной.
Зенки разошлись пошире -
А тайга стоит стеной.

Матери молитвы сбылись -
Не пропал среди страны -
Лиственницы расступились,
Я увидел валуны.

Не прошел я жизни мимо,
Не пришла еще пора:
Вон кораблик мой родимый -
Километра полтора...



* * *
Он концертным вечером
У дверей вставал, -
Лично обилечивал
Всех входящих в зал.

Так вот и орудовал,
Парень хоть куда.
Он теперь оттудова,
Мы теперь - туда.



НАДОМНИЦА

К занавешенным окнам садишься спиной, -
И, быть может, спасешь ты рассудок,
С кропотливым терпением нитью цветной
Повторяя нехитрый рисунок.

Здесь в прибежище тайном* ручного труда,
Где в подрамник сколочены доски,
Запах краски не выветрится никогда
Из твоей торопливой прически.

И от тяжкой медлительности ремесла,
И фактуры понурого плена,
Лишь одна быстрота твоих рук и спасла
Уходящий мирок гобелена...



***
Вылетит из лесу птица,
сядет на болоте.
Не дозвониться -
ни просто так, ни по работе.

Мгла вечерняя,
Ранняя рань...
Не имеет значения -
Глухомань.


В сентябре 1983 года месячная агитпоездка по Енисею от Красноярска до Игарки и обратно.
Я был единственным агитатором на корабле “Коммунист” - выступал на плотах, перед экипажами буксиров, перед рабочими лесопилок, в домах культуры, даже перед заключенными в прибрежных зонах.
В Туруханске был в избе, где сидели в ссылке тов. Сталин и Спандарьян.


В конце сентября по Енисею уже шла шуга - мелкие льдинки.
А я все равно - каждый день! - как причалим к берегу, бегал вдоль Енисея, а потом бросался, и плавал в ледяной воде!
Незабываемая поездка!

В конце года полетел в Тбилиси - переводить стихи.

УТРО ВЕКА - подборка в Литгазете.

SAM_7180

НАД ВЕЧНОСТЬЮ СКОЛЬЗЯ...


УТРО ВЕКА

Мой век – огнями за холмом,
И вновь не просиять.
Что понимаешь лишь умом,
Душой нельзя принять.

Щемит мне сердце каждый год,
Знакомый, как ладонь.
Меня уже не обожжёт
Всех войн его огонь.

Мой век нас лишь уничтожал,
Гнал в топки, на убой.
Но лучше всех его я знал,
И потому он мой.

Меня оставил одного,
На благо ли, на зло.
Хотя всего-то ничего –
Сменилось лишь число.

И наступает утра рань,
И в предрассветной мгле
Не вижу я – куда ни глянь –
Что будет на земле.


* * *
Памяти отца

Чтобы выжить – терпи,
И в мороз собирай
По Голодной степи
Саксаул и курай.

Над костром зашумит
Чайник…
Слышишь сквозь сон? –
Это внучка гудит
В золотой саксофон.


ПОМОРЬЕ

Я не считал за невезенье,
Что задержались мы в Мезени.

Редеют чахлые берёзки
Над привокзальною травой.
Отлились вековые слёзки
Опять слезами да тоской.

Люд распадается на тройки –
Всё на суды да на попойки…
Какие бедные края!
Над полем стая воронья,
Кресты, заборы и избушки…
Когда бы здесь проехал Пушкин,
Он видел то же бы, что я.

С тех пор, не знаю отчего,
Не изменилось ничего.


ПЕРЕСМЕНКА

Родились не вчера, умрём не завтра.
Вот через переезд сейчас идём.
Что здесь ты хочешь изменить внезапно? –
Земля под снегом, реки подо льдом.

Ты веришь, так сказать, в метаморфозы,
Что вдруг проснётся дремлющий карась.
Но впереди – шесть месяцев морозы,
Зима, считай, ещё не началась.

Что из того, что мы побыли возле
Зимовий и пропели там вразброд?
Ещё совсем недавно брёвна вмёрзли,
И на Чулыме нарастает лёд.

Затихнет звук пустого разговора,
И нас с тобой сюда не позовут,
Когда весной, чтоб избежать затора,
Вот этот зимник на реке взорвут.

1986

* * *
На лугах, на полянах махали косой,
Оставляли лишь в поймах осоку.
А теперь вся трава отошла в сухостой,
Ни стожка не намётано к сроку.

Род за родом все бились мы из-за межи,
Беспощадно калеча друг друга…
Если помнишь – зачем? – поскорее скажи –
Заметёт нас бескормица-вьюга.


* * *
Гляжу сквозь дым, туман и хмарь,
Вперёд или назад –
На твой кровавый календарь
И липкий циферблат.

Здесь преисподнюю со дна
Как будто прорвало –
Опять террор, погром, война,
Вновь всем смертям назло.

Чтоб адскую латать дыру,
Годятся лишь тела.
Костёр не греет на ветру,
И веется зола…


* * *
Как же значительно было тогда
Ехать верхом в Арзрум.
Видимо, в лайнерах наша беда –
Стал верхоглядом ум.

Будем на пляже лежать, загорать
И улетать невзначай.
Как же значительно было ска
зать
Чёрному морю: «Прощай!»

* * *
Спит баскетболистка в самолёте
После поражений и побед.
Дух порой летает ниже плоти –
Снится ей расчерченный паркет.

А закат багровый, беспредельный,
Над закатом – тёмное крыло.
Вновь турнир закончен двухнедельный,
Только напряженье не прошло.

Снятся ей зарядки, тренировки
И полёт оранжевых мячей.
Скоро предстоят переигровки
В сфере ослепительных огней.

Проступает звёздное пространство,
И над бесконечною страной
Спит она, беспечна и прекрасна,
В небо вознесённая игрой.


* * *
Мы постояли на ветру.
Я в Рим с тобой не еду.
Любви неверную игру
Играли на победу.


* * *
Развесёлыми песнями,
Как душой ни криви,
Доживая до пенсии,
До неё доживи.

Хороводы не с музами
Надо нынче водить.
Ямб без блюзовой музыки
Приказал долго жить.

Бормочи да приплясывай,
Про себя напевай -
Все припевы-балясины
Вверх по лесенке в рай...

Город моего детства - "Дней минувших анекдоты" - Иван Алиханов.

Глава 5. Город моего детства

"Любовь к родному пепелищу

Любовь к отеческим гробам."

А. С. Пушкин

Небольшой, веселый, гостеприимный, поистине интернациональный город моего детства, очень любимый и родной. Таким три четверти века тому назад был для меня Тифлис… (фото 37- 48)

Фото 37  Майдан и Метехский замок

Фото 38       Армянский собор и  Михайловский мост, мельницы
10 фото и читать Collapse )