May 30th, 2017

Бичико Эгнаташвили - сводный брат моего отца.

Лилли Германовна и отец
Отец со своей матерью Лилли Германовной Алихановой-Эгнаташвили в Заречье.

Полная оцифровка книги отца:
http://coollib.com/b/273642/read
Александра Яковлевича Эгнаташвили я не видел, а вот его сына Бичико - его я звал дядя Бичико - прекрасно знал,
и много с ним общался.

Фото 51      Ваня, Алекс.Яковл.
Слева-направо: На ступенях в Заречье - Иван Алиханов - мой отец, Александр Яковлевич Эгнаташвили, Бичико Эгнаташвили, Михаил Алиханов - родной брат отца (погиб на фронте в 1945 году - Фронтовая фотография Михаила Алиханова - Штабные документы, описание боев - http://alikhanov.livejournal.com/1627127.html)

Общался я и с родной сестрой Бичико - Тамарой - и с его племянником Гурамом Ратишвили - приходил к ним в гости. Гурам или, как его звали в семье, Гурик, впоследствии стал Заведующим кафедрой борьбы в Грузинском институте физкультуры и сменил моего отца в этой должности.
Отец пишет в книге о своем сводном брате:

"Бичико в это время был начальником охраны Шверника, который относился к нему с большой теплотой. Берия, не желая наживать себе противника в лице Шверника, решил погубить Бичико исподволь, и в экстренном порядке отправил его в Молдавию. Бичико не успел даже сняться с партийного учета, и в Молдавии не стали принимать от него партийных взносов. Провоцируется исключение Бичико из партии за неуплату взносов, что для коммуниста смерти подобно. Бичико боялся посылать деньги почтой, в полной уверенности, что они не дойдут, и специально ездит в Москву, чтобы уплатить партвзносы — с партучета его все равно не снимают. И Бичико, не задерживаясь, в тот же день возвращается к месту службы. "

В 1963 году я был в Москве на спортивных сборах, и тренировался в составе сборной юношеской Грузии по волейболу. Зашел я к дяде Бичико на работу в Совет профессиональных Союзов, расположенном тогда в Большом Колонном зале - вход в это учреждение был с Георгиевского переулка.

Потом дядя Бичико пришел к нам на тренировку в Лужники - там были волейбольные площадки, и он всю тренировку просидел на скамейке, наблюдая за нами, а потом за двусторонней игрой.

В конце 70-х годов дядя Бичико работал уже Директором Тбилисского дворца спорта, и всегда давал мне бесплатные пропуска на баскетбол. Тогда Тбилисское "Динамо" соперничало с ЦСКА и в 10-ти тысячный Дворец спорта было не попасть.

В мае 1969 года я сдавал экзамены в аспирантуру ГЦОЛИФКа - у меня возникли какие-то проблемы, я позвонил дяде Бичико - он оказался в Москве, и попросил у него совета.
Дядя Бичико пригласил меня в свою квартиру в Большой Серый дом на набережной - я там был в этот один-единственный раз.
Дядя Бичико выслушал меня, накормил и дал мудрый совет: написать письмо отцу, в потом позвонить ему, и поступить так, как скажет отец. Я так и сделал, и в аспирантуру поступил.

""обличать разбойника в суде недостойно мужчины» - Иван Алиханов - "Дней минувших анекдоты"

И тут на пути из Телави в Напареули на нас внезапно напали разбойники с измазанными сажей лицами. Угрожая ружьем, один из них велел отчиму сойти с дрожек и потребовал денег. Видимо, предвидя такое развитие событий, Александр Яковлевич заранее прятал основную сумму под настил, а те, что остались в кармане, он отдал напавшим. Тогда один из разбойников велел ему разуться – хотя на ногах Александра Яковлевича были белые парусиновые туфли. Такое требование оскорбило моего отчима, он попытался апеллировать к разбойничьему кодексу, но разбойнику было не до этикета, видимо у него совсем прохудилась обувь... Когда мы возвратились в Телави, этих грабителей поймали. Возница назвал следователю в числе пострадавших Александра Яковлевича, но мой отчим не стал давать показания, и сказал: «Вот если бы я его встретил, я бы ему показал за то, что он меня заставил разуться. А обличать разбойника в суде недостойно мужчины».

Глава 6

Нэпман или брат Сталина

В своих воспоминаниях Хрущев пишет, что во время застолий у Сталина обычно присутствовал некий «духанщик», который, по его мнению, совершенно не вписывался в круг политических деятелей, приближенных к вождю.
Этот духанщик был мой отчим - Александр Яковлевич Эгнаташвили.
Мне было 9 лет, когда в канун Пасхи открылась дверь, и в нашу квартиру и вошел белый барашек с красным бантом на шее. Как оказалось, это была своеобразная визитная карточка нашего нового соседа.

Александр Яковлевич был высокий, мощный сероглазый красавец лет сорока с волнистыми, уже редеющими волосами, зачесанными назад. Наш сосед мне очень нравился.

033
Дом, в котором происходили эти события.

Я полагаю, что моя 37-летняя мать сразу оценила разницу между безнадежно больным раздражительным мужем и Александром Яковлевичем, который стал явно оказывать ей всевозможные знаки внимания. Впрочем, ее можно было понять: муж — при смерти, нет никакой специальности, чужая сторона (она так и не научилась без явных ошибок говорить по-русски), трое детей 14, 11 и 9 лет, имущество конфисковано.

034
Мой отец был очень удручен сложившимися жизненными обстоятельствами.

Александр же Яковлевич представлял собой образец уверенности, одевался по моде — коверкотовый костюм, брюки бутылочкой, лакированные туфли, крепдешиновые сорочки и расточал аромат дорогого одеколона.
читать Collapse )

Вечер памяти композитора Дмитрия Жарова в Московском Доме композиторов.

DSC00325
Вечер памяти композитора Дмитрия Жарова в Московском Доме композиторов.
Татьяна Журбинская вдова композитора и Валерий Котов - автор портрета.