June 20th, 2017

"Тифлисские антики" - Из книги Ивана Алиханова "Дней минувших анекдоты".

Из книги Ивана Алиханова "Дней минувших анекдоты"
полная оцифровка http://coollib.com/b/273642/read

Глава 3 Тифлисские антики


После нашего вынужденного переселения в квартиру персидского посланника наш дом затих. Куда-то подевались многочисленные визитеры, заполнявшие когда-то гостиную и столовую, где во время чаепития за большим столом с самоваром продолжались споры - с какой масти следовало ходить, и нужно ли было объявлять малый шлем в пиках... Пропали и веселые итальянцы, братья Фредерико и Джиджино. Кончились и домашние концерты, так как наш роскошный рояль «Бехштейн» понравился Нине Берия и был ею экспроприирован.

Ежедневно продолжала свои визиты тетя Аннета, которую отец иронически называл «дежурной». Она считала своим семейным долгом воспитывать нас с братом. Водрузив на тонкий нос пенсне, и облизывая сохнувшие губы, она подолгу читала нам «Тараса Бульбу», «Вечера на хуторе близ Диканьки»... Благодаря тете Анне я на всю жизнь стал прилежным читателем и особенно полюбил Гоголя, Щедрина, Пушкина и вообще русскую литературу.
Продолжали приходить к нам лишь немногие друзья и знакомые, которых я бы назвал «Антики старого Тифлиса». О них пойдет речь.
Наиболее близким отцу человеком и его постоянным партнером по нардам был бородатый брюнет небольшого роста, обедневший телавский обыватель Гаспар Егорович Татузов. Он был известным в городе острословом и выдумщиком (как «Абуталиб» Расула Гамзатова, высказывания которого разносились по всем аулам).

Гаспар Егорович, например, составил реестр тифлисских дураков и определил им порядковые номера. Если в обществе появлялся кто-либо из числа «ордена дураков», Гаспар, незаметно для него, растопыренными пальцами, приложенными к щеке, показывал присутствующим гостям «номер» пришельца. Эта выдумка долгое время поила и кормила Гаспара Егоровича. Каждый потенциальный дурак старался заручиться его добрым расположением, чтобы, не дай, бог, не попасть в позорный список.

Еще Гаспар Егорович делил дураков на зимних и летних. Если к вам домой приходил «зимний» дурак, то его можно было определить только после того, как он снимал в прихожей палку, калоши, пальто и шляпу. «Летнему» дураку не было необходимости разоблачаться, сразу было видно, что это пришел дурак.

047
Сазандари любителей.
3-я глава, 4-я глава и 9 фотографий Collapse )

"Как бабочки, мелькают аватарки..." - стихи 2014 г.

CIMG5302

CIMG5307


***
Сломало тополь - память без пробела
Рождает крону хоть её здесь нет.
И в воздухе вдруг появился след
Тех давних лет, где дерево шумело...

***
Дальний пригород в путанном сне, -
По оврагу, разбитой посуде -
Так сподножней карабкаться мне -
Ведь заждались знакомые люди.

Я добрался, я все-таки смог,
Заплутал, но осилил преграды.
Сам весь в глине - босой за порог
Я вошел, и от сердца мне рады.

***
Не осталось ничего -
Даже фотки - только имя.
Лишь коленями твоими,
Лишь губами неземными
Обладает божество.

Ты всегда в судьбе моей
Входишь в комнаты пустые,
Волосы твои златые
Озаряют дни немые -
Годы, годы, годы дней...

Все цветет грушевый сад, -
Да, не яблоко, а груша! -
Шелест, шепот слушай, слушай -
Не прогнал он наши души -
Ждет и примет нас назад.
2014 г.

***
Сияет арки подворотня
Необоримым торжеством.
Никто здесь не пройдет сегодня,
Увенчан лавровым венком.

Хоть полон душный евровоздух
Холуйской суетой гудков, -
Победных, пламенных шагов
Мне слышится далекий отзвук!


CIMG5283


АВАТАРКА

Как бабочки, мелькают аватарки, -
Их как подёнек по ветру не счесть,
То вычурны, то нарочито ярки,
За каждой и судьба, и смысл, и весть.

Полночный гость, кому я стал привычен,
Ведя в Сети таинственный полет,
И обозначен или обезличен,
Вновь аватаркой у меня мелькнет.

"Из метели испаряясь, исчезает в поле снег..." - БАМовская тетрадь - 1985 г.

CIMG9517


* * *
Судьбу благословляю всякий раз,
Что я столбы не ставлю на морозе,
И мерзлый грунт я долблю сейчас,
А размышляю о стихах и прозе.

Опять за переводы сел с утра,
Чтоб оградившись странною зарплатой,
Мне не пришлось бы разводить костра,
Чтоб слой земли подался под лопатой.


Северо-Муйский перевал, 1985 г.

* * *
Мороз пронизывает стены -
Не отогреться после смены,
Когда два месяца подряд
До пятьдесят - за пятьдесят.

Опять садится отопленье,
Одна надежда - на терпенье.
Над плиткой остается ждать
Апрельских минус двадцать пять.


ТАКСИМО

Ночью вой услышал волчий, -
Нет, - опять лишь ветра вой.
Место где песок, да колчи*,
Обегают стороной
Волки.
Хороша сторонка! -
Даже снега нет зимо
Называется "возгонка" -
Так, не становясь водой,
Из метели испаряясь,
Исчезает в поле снег.

Но под ветром пригибаясь
Дом возводит человек.


* колчи - морозные кочки - местное слово

* * *
Был куда экономнее граф,
рисовавший деревни.
Мимо гулких вокзалов пустых,
существующих в трех плоскостях,
словно призрак морозный,
идет агитпоезд по БАМу...

***
И взглядом долгим и пустым,
В окно замерзшее вокзала,
Она безмолвно наблюдала
Придавленный морозом дым..
.


***
Все вроде есть - киоск, буфет,
И камеры храненья, кассы,
Из туфа лестницы, террасы -
И только пассажиров нет.

Вечномерзлотный путь готов.
Строители добились цели -
Мосты, проложены туннели,
И только нету поездов.



* * *
На читинской грузовой,
Где заждались эшелоны,
Только волей непреклонной
Жизнь идет в мороз лютой.

Минус сорок. Ветер, снег,
Гарь и горки ледяные -
В них колодки тормозные,
Отработавшие век.

Работяга бьет - размах
Скрадывает телогрейка.
В тех колодках нержавейка, -
Бьет на совесть, ни за страх.

Наледь скалывает, бьет, -
Лом в руках его летает,
Будущее приближает,
Сокрушая ломом лед...



CIMG9520