February 17th, 2018

Анна Васильевна Горемычкина моя бабушка.

065
Анна Васильевна Горемычкина (Забелина) Сергей Иванович Горемычким - мои дед и бабушка
http://alikhanov.livejournal.com/86900.html


Моя мать в белом платье с родителями и двоюродными сестрами Марией - крайняя слева (будущая мать Олега Бородина) и Клавой у родительского дома в селе Горицы Тверской губернии
1927 год -
066

"Подтверждение" - уволена в связи с эвакуацией завода -
S 194_Podtverjdenie_Frezer

Станислав Ливинский в "Новых Известиях".

Снимок экрана 2018-02-17 в 11.36.31

В стихах Станислава Ливинского ассоциативный ряд переходит в событийный. Слова, строки и образы организованы по звучанию, по отдаляющейся символике, по сближающей семантике. Поэт не навязывает смыслы, который должны возникнуть, а только способствует, катализирует их появление, точнее, проявление.
При чтении стихов "взбалтывается со дна", отображается, и вроде бы прогрессирует только собственная читательская “продвинутость “.
Соответствует ли художественный прием поэтической подмалевки арт-хаузному, нарочито-сбивчивому видео-ряду, или привычной простоте телевизионной картинки, или является альтернативой и тому, и другому, - не суть важно. Главное - стихи поэта подпитывает, как и все другие информационные источники, хаос нашего бытования. Конечно, никаким лотманам, никакими университетскими кафедрами структурирование подобных текстов уже не возмёшь.
Парадоксальным образом поэзия Ливинского именно этим и замечательна!
Полностью - https://newizv.ru/news/culture/17-02-2018/stanislav-livinskiy-nas-v-chistilische-stanut-shmonat-zagonyat-nashi-dushi-na-nary

Станислав Ливинский на заглавной странице "Новых Известий".

Снимок экрана 2018-02-17 в 11.40.09

Трудность восприятия текста, которую во времена Виктора Шкловского назвали бы “отстранением”, уже не преодолима “ни осознанием, ни просветлением", ни даже спонтанным киванием головой.
Читая стихи Станислава Ливинского, вовсе не надо соответствовать и совету Зигмунда Фрейда, - погружаться в бессознательное.
Эти стихи для тех, кто в торжествующем бессознательном как раз и находится - погряз по самые уши. Поэт пытается если ни вытащить, то хотя бы чуть приподнять безнадежно опоздавших к понятийной раздаче, и которым "въехать на халяву" в жесткую реальность никак не получается.

Контркультура впиталась в поэтический текст.
И этим информационным рычагом поэт орудует - в надежде если ни перевернуть землю, то хотя бы реанимировать на этой земле саму культуру.
Выходить за пределы несистемных, хаотических видений Станислава Ливинского мне, как читателю, не очень хочется. Тем более на ночные, ставропольские, северокавказские улицы, в темный ареал “мордобития”, идти боязно, даже вслед за поэтом:
"Поздно вечером выйдешь – хоть выколи глаз,
лишь у сельского клуба фонарь-недобиток..."
Все хочется побыть здесь, где страницы единственного сборника поэта уютно освещены настольной лампой или светом из окна, за которым свобода уже воплотилась в иррациональные человеческие поступки и действия.
Хотя уже и в закрытой читательской комнате явственно слышится, как эта новая свобода перекликается с Апокалипсисом...
Полностью: https://newizv.ru/news/culture/17-02-2018/stanislav-livinskiy-nas-v-chistilische-stanut-shmonat-zagonyat-nashi-dushi-na-nary

Станислав Ливинский в "Новых Известях" - на "Яндекс Новости".

Снимок экрана 2018-02-17 в 12.22.04

Трудность восприятия текста, которую во времена Виктора Шкловского назвали бы “отстранением”, уже не преодолима “ни осознанием, ни просветлением", ни даже спонтанным киванием головой.
Читая стихи Станислава Ливинского, вовсе не надо соответствовать и совету Зигмунда Фрейда, - погружаться в бессознательное.
Эти стихи для тех, кто в торжествующем бессознательном как раз и находится - погряз по самые уши. Поэт пытается если ни вытащить, то хотя бы чуть приподнять безнадежно опоздавших к понятийной раздаче, и которым "въехать на халяву" в жесткую реальность никак не получается.
Контркультура впиталась в поэтический текст.
И этим информационным рычагом поэт орудует - в надежде если ни перевернуть землю, то хотя бы реанимировать на этой земле саму культуру.
Выходить за пределы несистемных, хаотических видений Станислава Ливинского мне, как читателю, не очень хочется. Тем более на ночные, ставропольские, северокавказские улицы, в темный ареал “мордобития”, идти боязно, даже вслед за поэтом:
"Поздно вечером выйдешь – хоть выколи глаз,
лишь у сельского клуба фонарь-недобиток..."
Все хочется побыть здесь, где страницы единственного сборника поэта уютно освещены настольной лампой или светом из окна, за которым свобода уже воплотилась в иррациональные человеческие поступки и действия.
Хотя уже и в закрытой читательской комнате явственно слышится, как эта новая свобода перекликается с Апокалипсисом...


Полностью - https://newizv.ru/news/culture/17-02-2018/stanislav-livinskiy-nas-v-chistilische-stanut-shmonat-zagonyat-nashi-dushi-na-nary


https://news.yandex.ru/yandsearch?text=Станислав%20Ливинский%20&rpt=nnews2&grhow=clutop&rel=rel