August 13th, 2019

50 лет писательского стажа.

Первая публикация для Члена Союза писателей СССР имела определяющее значение - для будущего назначения пенсии.
IMG_0866

Шапка номера газеты "Молодежь Грузии" от 7 июня 1969 г. - моя вторая публикация -https://flic.kr/p/pBcZ8o

***
Снова слякоть, снова дождик моросит…
В нашем городе, так перенаселенном,
Очень трудно полусонным почтальонам
Наши письма по подъездам разносить.

Не писать тебе я сам себя просил,
Но прекрасно безнадежно быть влюбленным,
И мечтать о невозможном окрыленно,
И любить, как любят только на Руси.

Снова парк меня осенний поразит -
Чем возвышеннее, тем и приземленней, -
Надо золотом упасть, чтоб стать зеленым -
В нем печали бескорыстие сквозит.

Воробьев лихая стая голосит, -
Меж ветвями словно сизый ветер свищет.
А письмо тебя найдет, да не отыщет,
Вновь ни отзвука - лишь дождик моросит…

Из подборки в газете “Молодежь Грузии”.

Именно со дня первой публикации - уже задним числом - после вступления в Союз писателей - исчислялся писательский, творческий стаж.

В библиотеке при Центральном Доме литераторов была - да, наверное, и сейчас есть, - специальная служба, в которую при вступлении в Союз писателей надо было сдать оригинал первой публикации.

На справку для назначения пенсии - в которой указывалось число - выход первой публикации - ставилась большая круглая печать Союза писателей СССР.

С этого дня - со дня первой публикации - исчислялся писательский стаж. Сейчас - при страховой пенсии - я не знаю как будет писателям пенсия назначаться.
Скорее всего, по гонорарам, с которых отчисляются страховые взносы.

Том избранной прозы “Клубничное время” в изд-ве “Терра” и гонорар за него -
http://alikhanov.livejournal.com/118730.html

Публикация в газет “Молодежь Грузии” была моей второй публикацией, а первая была в декабре 1968 года - в журнале “Литературная Грузия” - перевод Симона Чиковани - http://alikhanov.livejournal.com/17297.html.

Приняли меня в Союз Писателей СССР в 1988 году.

Стало быть, писательский стаж у меня сразу же после вступления стал 20 лет - со дня первой публикации.

Номер и этой газеты “Молодежь Грузии” за 1969 год я в свое время тоже сдал в библиотеку при ЦДЛ.
Так, на всякий случай.

Последний поэтический заработок
http://alikhanov.livejournal.com/103695.html

Сейчас первые публикации на бумажном носителе у молодых писателей появляются - если еще появляются - после носителей электронных.
Существуют специальные нотариальные службы, которые заверяют посты, сканы, скрины с электронных носителей.

Вполне вероятно, что и писательский стаж будет исчисляться со дня первого поста в ЖЖ.

"Как обелиски из Египта в Рим..."








***
Колонны, что обрушил Герострат,
Опорой кладки в толще стен стоят, -
Айя-Софии возвышая купол.

В Константинополь, обделив Эфес,
Имперский соблюдая интерес,
Порфир зеленый, как китайских кукол,

Как обелиски из Египта в Рим,
Как зеков в Магадан, в морозный дым,
Триремами, и в трюм - всегда вповалку:

Логистика для Клио не важна,
И по морю нас все везет она, -
Ни денег, ни столетий ей не жалко…
SAM_1752

ЦЕЗАРЬ

Он шел впереди легионов,
И спал на земле у костров,
И не просыпался от стонов,
От окриков, ржанья, шагов.

Холодное солнце вставало
Над порабощенной землей,
Где гибель свирепого галла
Где бритта бегущего вой.

Но в жизни суровой солдата
Рассеивая племена,
Он думал о кознях сената
Трибунов твердил имена.

Неслись в небеса то молитвы,
То песни, то жертвенный дым,
И были кровавые битвы
Лишь долгой дорогою в Рим.

КЛАВДИЙ

С извилиной одной, но без извива,
И даже ни шутом он в свите был.
Посмешище, а не альтернатива,
Под дурачка удачливо косил.

И ничего не ждал он терпеливо,
Удачи миг совсем не сторожил, -
За занавеской спрятался трусливо,
Калигулы убийство пережил.

Он весь дрожал, все видел, как в тумане,
Ступить ни шагу сам уже не мог.
Его преторианец притаранил,
Точней, за шкирку к сходке приволок.

Пятнадцать тысяч посулил сестерций,
Так он остался именем в веках -
И бешено его стучало сердце,
Когда в сенат вносили на щитах.

НЕРОН

В загуле имперского бреда,
Чего добивался Нерон?
Зачем ремесло кифареда
Упорно осваивал он?

Бессмертье, богатство, величье
Дала непосредственно власть.
А тут соловьиное, птичье
Тщеславие - жалкая страсть.

В стремленье своем оголтелом
Сжег Рим площадной лицедей.
Певцом-кифаредом хотел он
Остаться во мненье людей.

И даже пожара подсветка
Не сцене пришлась, а судьбе.
И снова презрения метка
Проступит на царственном лбе.

ДЕБРЯНСК

Е.К.
Чтоб разгадать секрет
Крылатости убогой -
Смотреть нас на просвет
Аж в Рим отъехал Гоголь.

Чем кормишься? К плите
Скользишь прозрачной тенью? -
На кухне, в темноте
Возможность есть паренья.

Что Рим? Концы свести б -
Зарплата, как заплата.
Смотреть и слушать Тибр
Для нас дороговато.

Пишись с частицей “не”
Раздельно или слитно:
Здесь главное - во тьме
Светиться самобытно.

Дождаться мартобря
В декабрьские потери,
И в ночь уехать в Брянск -
В сей град от слова “дебри”.

ФОРНАРИНА

С подмастерьем по Фарнезе
Шел однажды Рафаэль,
И, участвуя в ликбезе,
Он имел благую цель:

Он искал лицо Психеи,
Чтоб на все бы времена -
Встретил ты ее в музее:
Сразу видишь – вот она.

Тут навстречу – Форнарина!
Папа – местный хлебопек.
И пошла писать картина,
И пустилась наутек!

Было – ваше, стало – наше, -
Кто же в Риме без греха! -
Дал он золота папаше
За невесту пастуха.

Форнарина же не дура –
Подцепила дурака,
Подвернулась ей халтура
На грядущие века:

Если удовлетворенный
Плотский пыл маэстро сник -
Значит одухотворенный
Явится Мадонны лик.

Изумительные плечи,
Крылья ангела оплечь.
Вовсе нет противоречья
В трепетанье губ и свеч!

Заглушен любовный лепет
Бормотанием молитв,
Пусть не страсть, а только трепет,
Как свеча во тьме, горит...

* * *
Доступен был и не заносчив,
Не раб, но и не господин -
Вольноотпущенник, доносчик,
Он сделался необходим.
Неслышно шастал по хоромам,
Чтоб на ушко потом шептать.
С патроном рядом похоронен -
За Летой слухи собирать...



***
В Италии, оставленной на произвол судьбы,
Вдруг подняли восстание голодные рабы.

Отсюда крикнуть я хочу: - Спартак, иди на Рим!
Не верит он, что по плечу ему сразиться с ним.

Идет погоня по пятам. А мне известно тут,
Что он сейчас узнает там - пираты предадут.

Но главное - то самое, в чем корень всей тщеты:
Свободы нету за морем, - она лишь там, где ты.

Через века ему кричу, не слышит он никак:
- Тебе лишь это по плечу. Иди на Рим, Спартак!